Воскресенье, 28 Апрель 2013 19:16

Об истории развития конкурсного законодательства и некоторых аспектах его преемственности

  • Автор(ы): Панов С.Я.
  • Информация об авторе(ах): Заместитель директора Департамента урегулирования требований кредиторов Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов".
  • Информация о публикации: "Банковское право", 2008, N 3

Германское конкурсное право

В Германии, так же как в Древнем Риме, в свое время допускалось личное исполнение при несостоятельности должника.
Право на личность должника (на его жизнь и смерть) получал тот кредитор, который первым предъявил требование после исчерпания имущества должника. В случае одновременного предъявления нескольких требований, основанных на письменных документах, предпочтение отдавалось тому кредитору, чье требование было помечено более ранним временем.
При недостаточности имущества должника кредиторы удовлетворялись не пропорционально их требованию, а по порядку их предъявления суду, так что одни кредиторы могли быть удовлетворены полностью, а другие ничего не получить. Так было в продолжение нескольких веков. Затем в судебной практике закрепился принцип пропорционального деления имущества, который сначала применялся только в случаях смерти должника или его бегства от кредиторов. Тогда же стала допускаться возможность объявления должником о своей собственной несостоятельности, что свойственно современному конкурсному производству.
К XVII в. в Германии сложилось обычное конкурсное право. Свое влияние на него оказали связи с итальянскими купцами, а также, в некоторой степени, опыт Испании, где суды, а не кредиторы, как в Италии, вели конкурсный процесс. При всем том конкурсное право Германии определялось прежде всего потребностями собственного торгового оборота.
В отношении несостоятельности германским государством проводилась политика устрашения. Так, согласно императорскому Закону 1531 г. банкроты и их соучастники приравнивались к ворам и подвергались тем же наказаниям. Закон 1540 г. предписывал немедленную казнь злостным банкротам. Изданием таких законов имперская политика в сфере несостоятельности ограничивалась. В целом отношения, возникающие в связи с несостоятельностью должников, регулировались обычаями и местными законами.
Конкурсное производство требует точности и определенности правил, чего не может дать обычное право. Поэтому начиная с XVIII в. в отдельных германских государствах и крупных торговых городах стали издаваться конкурсные уставы.
Прусский конкурсный Устав 1855 г. заимствовал основные положения французского Закона 1838 г., предусмотрев при этом особенности для неторговой несостоятельности. Он послужил образцом для австрийского конкурсного Устава 1868 г. В конкурсные уставы включались процессуальные нормы и, как можно меньше, нормы материального права, которые прописывались общим гражданским законодательством. Сюда относятся иски о праве собственности на имущество, попавшее в конкурсную массу, споры против распоряжений должника, совершенных до открытия несостоятельности. Согласно Уставам торговая несостоятельность имеет место в отношении только тех купцов, фирма которых занесена в торговый регистр. Только для торговых должников допущено прекращение несостоятельности по мировой сделке.
В 1879 г. вступил в силу Общегерманский Конкурсный устав, который разделяется на три части: материальное конкурсное право, формальное конкурсное право, уголовные постановления. Новый Устав устранял по возможности участие суда и возлагал всю тяжесть конкурсного дела на кредиторов.
Германское конкурсное право развилось из обычного права. Основные положения заимствованы из французского законодательства.

Английское конкурсное право

В отличие от германского конкурсного права, которое выросло из обычаев, конкурсное право Англии вырабатывалось исключительно путем принятия законов.
Первый из них относится к 1543 г. Этот Закон угрожал уголовным наказанием несостоятельным должникам. В 1572 г. был принят более детальный конкурсный Закон, который установил, что несостоятельность распространяется только на торговые отношения. Согласно этому Закону официальное должностное лицо (лорд-канцлер) обязано было назначать комиссаров для ареста несостоятельного должника, изъятия и распределения его имущества между кредиторами. Другой Закон, принятый в 1706 г., предоставил несостоятельному должнику возможность с согласия большинства кредиторов получать свидетельства, удостоверяющие, что должник отдал кредиторам все свое имущество. На основании такого свидетельства должник освобождался от преследований кредиторов.
Конкурсный устав 1825 г. допустил возможность открытия несостоятельности по просьбе должника и разрешил мировые сделки с должником при согласии 9/10 всех кредиторов. В 1831 г. был учрежден особый банкротский суд из шести членов. Имуществом должника управляли совместно судебные попечители и попечители, избранные от кредиторов.
В 1849 г. был издан другой Конкурсный устав, согласно которому должник был вправе просить о признании его несостоятельным только при условии выплаты кредиторам суммы в размере не менее 25% их требований. Мировые сделки могли совершаться лишь под контролем суда и при согласии большинства кредиторов (3/5 по числу кредиторов и размеру предъявленных требований). Закон 1861 г. распространил несостоятельность на участников как торговых, так и неторговых отношений. Допускалась возможность открытия несостоятельности по инициативе суда.
В 1869 г. был принят Конкурсный устав, отменивший вмешательство государственных чиновников в управление имуществом несостоятельного должника. Судебные попечители уступили место лицам, избираемым кредиторами по собственному усмотрению. Отменено было право должника самому просить об открытии несостоятельности. Несостоятельность снова была ограничена кругом торговых отношений.
В 1883 г. новый Устав восстановил возможность открытия несостоятельности по инициативе должника, исключив такую возможность для суда; управление имуществом несостоятельного должника было возложено не на суд, а на административный орган - Министерство торговли. Порядок ликвидации товариществ (юридических лиц) регулировался отдельным Законом 1890 г., поскольку к этим хозяйственным обществам не применялись общие законы о несостоятельности.
Особенностью английского конкурсного права является то, что в нем возобладало представление о необходимости усиления административных, а не судебных начал в конкурсном производстве.

Русское конкурсное право

В Древней Руси порядок удовлетворения требований кредиторов несостоятельного должника был во многом близок к порядку, предусмотренному законами Древнего Рима. Об этом свидетельствует дошедший до современников один из наиболее ранних письменных источников русского права - свод древних установлений, известный под названием "Русская Правда".
Согласно этому источнику должником, на которого распространялись правила о несостоятельности, являлся купец. Различалось несчастное и злонамеренное банкротство. Купец признавался невиновным в тех случаях, когда товар был утрачен (пострадал) в результате действия воды, огня или разграбления. Такому купцу закон предоставлял возможность выплачивать долги с рассрочкой без применения последствий несостоятельности. Иной подход предусматривался для купца, если тот утрачивал свой товар вследствие пьянства, пари или растрачивал чужие товары либо если купец скрывался от уплаты долгов бегством в чужую землю. К такому купцу применялись последствия, предусмотренные для несостоятельного должника. При наличии одного кредитора несостоятельный должник был обязан отработать свой долг или поступить к нему в рабство. При стечении кредиторов (признак конкурса) должник подлежал продаже на торгах, а вырученная сумма распределялась между кредиторами пропорционально их требованиям. К распределению имущества должника не допускались кредиторы, которые до этого успели взыскать проценты, сумма которых достигла величины капитала, занятого должником у кредитора. В первую очередь получал удовлетворение князь; во вторую - купцы иностранные или из других городов; в третью - местные кредиторы. Судя по всему, первые две очереди могли быть удовлетворены полностью, а последняя очередь - соразмерно предъявленным требованиям.
После Русской Правды конкурсное право долгое время практически не развивалось. Его слабые признаки встречаются в отдельных договорах XIII в., заключенных между русским князьями и немецкими городами. Согласно этим договорам в случае несостоятельности должника при наличии нескольких кредиторов немец в отношении русского должника на русской земле, равно как русский в отношении немецкого должника в немецких землях, пользовался привилегией преимущественного удовлетворения. В Псковской судной грамоте есть статья, которая предусматривает возможность обращения взыскания со стороны нескольких лиц на одну недвижимую вещь. При этом лицо, имеющее залоговое право, получает преимущественное удовлетворение из заложенного недвижимого имущества. Оставшаяся от его продажи сумма направлялась на пропорциональное удовлетворение прочих кредиторов. Причем они приобретают право на раздел и остального движимого имущества должника. В Судебнике Ивана III есть одно положение, предусматривающее возможность предоставления невиновному в утрате товара купцу отсрочки платежа без уплаты процентов. Целью отсрочки было предотвращение наступления несостоятельности. Отсрочка давалась на основании грамоты великого князя. Такая норма повторяется в Судебнике Ивана IV. Уложение XVII в., действовавшее при царе Алексее Михайловиче, предусматривало правило, согласно которому иностранные кредиторы пользовались в Российском государстве преимущественным удовлетворением перед русскими кредиторами, даже если они знали о состоянии дел должника (в противоположность прежнему праву, когда такая привилегия давалась при их неведении). Преимущественное удовлетворение имела также государева казна.
Первый Конкурсный устав был издан в 1740 г. Однако на практике он никогда не применялся. Причины неизвестны. При рассмотрении редких тогда еще дел о несостоятельности суды обращались к иностранному законодательству, обычному праву или к отдельным указам Сената. Так, по одному делу Сенат разрешил суду руководствоваться амстердамским конкурсным правом, чтобы принудить меньшинство кредиторов подчиниться воле большинства. Для обеспечения пропорционального распределения имущества между кредиторами было предложено руководствоваться "купеческим обыкновением". Сенат установил сроки для предъявления кредиторами своих требований в конкурс, по истечении которых претензии не принимаются (месяц - для кредиторов из Санкт-Петербурга, шесть месяцев - для иногородних и иностранных кредиторов). Сенат обязал спорные вопросы в делах о несостоятельности решать по большинству голосов кредиторов, определяемому большей суммой требований. Кроме того, Сенат установил в отношении несостоятельных должников ограничительные меры личного характера. В частности, банкроты должны были быть взяты под стражу и отосланы в суд. Они не могли быть допущены к выборам и избраны в судьи магистрата. Виновные банкроты исключались из купеческой гильдии.
Новый Устав о банкротах был принят в конце 1800 г. Его первая часть была посвящена торговой (купеческой) несостоятельности, вторая относилась к дворянам (неторговая несостоятельность). Новый Устав под несостоятельностью понимал неоплатность должника, т.е. недостаточность его имущества для покрытия всех долгов ("должник не может сполна заплатить своих долгов").
В силу Устава предполагалась добросовестность банкрота: "Банкрота не должно разуметь бесчестным человеком, ибо честность и бесчестие не в звании банкрота состоят, но единственно в поступках, которые привели человека в банкротство". В этой связи в целях предупреждения открытия несостоятельности Устав допускал отсрочку в платеже долгов. По единогласному решению всех кредиторов возможна была внесудебная сделка с должником о скидке с долга или отсрочке в платеже. Отсрочка могла даваться также судом с согласия присутствующих кредиторов.
Устав различал три вида несостоятельности: 1) от несчастья (упадший должник); 2) от небрежения и своих пороков (неосторожный банкрот); 3) от подлога (злостный банкрот).
Открытие несостоятельности могло наступить вследствие собственного признания должника в суде или по требованию кредиторов. Для открытия торговой несостоятельности основанием являлись: 1) собственное признание должника в суде или вне суда; 2) сокрытие должника от предъявленного к нему иска; 3) неплатеж просителю в течение месяца. В последнем случае основание открытия несостоятельности весьма близко к платежной неспособности.
Об открытии несостоятельности производилась троекратная публикация в газетах, а также вывешивалось объявление на рынках, ярмарках и в других местах, где собирается много народа. Кредиторы, вызванные публикацией в суд на определенный срок, составляли конкурс. Управление конкурсом осуществляли кураторы. Они избирались из состава самих кредиторов и утверждались судом. Сам суд мог назначить кураторов только в случае недостаточного числа кредиторов или несостоявшегося соглашения между кредиторами.
Открытие несостоятельности влекло для банкрота личные и имущественные последствия. Личные последствия состояли в том, что банкрот (злонамеренный) немедленно заключался под стражу, но кредиторы большинством голосов могли освободить его, удовольствовавшись поручительством. Имущественные последствия сводились к тому, что имущество должника немедленно изымалось (секвестрировалось) и отдавалось в конкурс. При этом из этого имущества на жену, детей и самого должника выделялась доля на их содержание, размер которой определяли кредиторы.
Публикация обязывала всех кредиторов, а также должников и лиц, владеющих вещами банкрота, заявить о себе конкурсу в течение определенного срока (три месяца для лиц, находящихся в том же городе, девять месяцев - в иных местах в России и Европе, 18 месяцев - в других частях света). Кто в установленный срок не представит своих требований, тот их лишался. Предъявленные кредиторами претензии записывались в особые книги, после чего должны быть представлены доказательства их действительности, иначе претензия исключалась из списка. Способ проверки доказательств определялся по усмотрению кураторов.
При составлении конкурсной массы из нее должны быть исключены вещи, отданные должнику на сохранение, а также присланные ему на комиссию для продажи. Точно так же исключались товары, найденные у должника, если они куплены были по приказу и за счет комитента и на них уже отправлены коносаменты. Возвращалось также имущество, заложенное несостоятельному лицу, но только после уплаты долга, обеспеченного этим залогом. Если несостоятельное лицо отдало вещь в залог, то эта вещь могла быть выкуплена у залогодержателя платежом полной суммы долга, обеспечиваемого залогом. Если банкрот имел долю в товариществе, то кураторы могли ее продать. Кредиторам предоставлено было право отвергать сомнительные требования, т.е. такие, которые были установлены намеренно в ущерб настоящим кредиторам.
После составления кураторами сметы приблизительного расчета следовало удовлетворение кредиторов. Раздел имущества между кредиторами мог иметь место по мере скопления наличных денег в сумме, составляющей не менее 10% всей кредиторской задолженности. Не запрещалось начинать раздел до истечения отдаленных сроков, установленных для предъявления всех требований кредиторов. Сначала подлежали удовлетворению церковные долги и долги за работу приказчикам и рабочим. Оставшееся имущество подлежало разделу между другими кредиторами соразмерно их требованиям. Кредитор, требование которого обеспечено залогом, удовлетворялся отдельно от всех прочих кредиторов. Мировая сделка могла в любой момент предупредить раздел имущества несостоятельного должника. Для ее заключения требовалось согласие большинства наличных кредиторов (представляющих большую часть требований).
В 1832 г. был издан Устав о торговой несостоятельности. Новый Устав заменил первую часть ранее принятого банкротского Устава и внес некоторые улучшения, но в целом по сравнению с иностранными конкурсными законами он не соответствовал современным экономическим условиям. Устав распространялся только на купцов и мещан. Лишь в 1846 году он стал применяться ко всем торговым лицам, в том числе дворянского сословия. В Российской империи, кроме общего законодательства, действовали и местные конкурсные законы. Так, Великое княжество Финляндское имело самостоятельный Конкурсный устав 1868 г., основанный на прусском Законе 1855 г. В Привислянских губерниях сохраняло силу старое французское конкурсное право, содержащееся в Торговом кодексе Царства Польского.
В России источниками конкурсного права длительное время являлись иностранное право, обычаи, а также прямые указания властей, ориентированные на предоставление преимуществ для иностранных кредиторов и государственной казны. Начавшийся в XIX в. процесс европеизации российского конкурсного законодательства был прерван октябрьским переворотом 1917 г. и вновь начался только в конце XX в.
Как представляется, в настоящее время конкурсное законодательство Российской Федерации развивается на общих с другими развитыми странами принципах.
Эти принципы в полной мере сохраняют свою историческую преемственность. Вместе с тем они не могут не обновляться с учетом современных реалий, одной из которых является, в частности, объективно возникшая зависимость реального сектора экономики от состояния банковской системы. В результате современное конкурсное законодательство пополнилось специальным Законом о несостоятельности банков.
В Законе о несостоятельности банков, действующем в Российской Федерации, важная роль отводится органу банковского надзора (Банку России), который обеспечивает осуществление мер по предупреждению банкротства банков, а при наличии признаков банкротства отзывает у банков лицензии на осуществление банковских операций и обращается в арбитражный суд с заявлением о признании этих банков банкротами. В соответствии с названным Законом процедура урегулирования проблем, возникших в банке, должна начинаться значительно раньше, чем у других проблемных должников. Ведь согласно специальному Закону банк признается несостоятельным должником в случае неисполнения им денежных обязательств в течение 14 дней, а не трех месяцев, как это предусмотрено общим Законом о несостоятельности для других проблемных юридических лиц. Конкурсное производство при несостоятельности банков имеет существенные отличия также и в очередности удовлетворения требований кредиторов. Как известно, по общему Закону в первую очередь удовлетворения входят требования граждан, перед которыми несостоятельный должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, и требования по компенсации морального вреда. Что касается специального Закона, то он значительно расширил круг очередников первой очереди. Расширение круга произошло за счет требований вкладчиков и требований, перешедших к Агентству по страхованию вкладов, а также к Банку России от вкладчиков, получивших от этих органов страховые (компенсационные) выплаты, предусмотренные федеральными законами <7>.
--------------------------------
<7> См.: Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" и Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 96-ФЗ "О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации".

Есть еще одна существенная особенность. Требования кредиторов первой очереди, а также второй очереди, к которой относятся требования работников должника по оплате труда, удовлетворяются преимущество перед требованиями по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника. По общему правилу такое преимущество наступает в том случае, если требования к должнику возникли у кредиторов первой и второй очередей до принятия должником на себя обязательств, обеспеченных залогом его имущества. Между тем как для кредиторов первой и второй очередей несостоятельного банка не имеет значения, когда возникли у них права требования к должнику - до или после принятия должником указанных обязательств.
Названные и иные особенности ведения конкурсного производства при банкротстве банков, предусмотренные специальным конкурсным Законом, позволили создать в Российской Федерации достаточно успешную систему урегулирования несостоятельности банков. Однако в связи с изменением экономических, юридических и иных условий ее функционирования, которые произошли за последние 10 - 15 лет, данная система объективно требует перестройки и усовершенствования.
С начала 90-х годов XX в. значительные изменения произошли непосредственно в самой банковской системе страны. Сегодня это вполне сложившийся финансовый институт, интегрированный в мировую экономику. Накоплен также положительный опыт проведения процедур финансового оздоровления и ликвидации банков. Свою эффективность доказало, в частности, Агентство по реструктуризации кредитных организаций, учрежденное Российской Федерацией в 1999 г. для урегулирования последствий системного банковского кризиса 1998 г. Теперь ушло в прошлое время, когда Россия механически заимствовала конкурсное законодательство других стран. В настоящее время зарубежный опыт можно и нужно использовать избирательно, с учетом собственных потребностей и практики работы с несостоятельными банками.
Как представляется, на данном этапе совершенствование системы урегулирования несостоятельности банков в Российской Федерации можно и нужно осуществлять по следующим направлениям:
- внедрение более действенных и менее затратных способов урегулирования несостоятельности банков;
- осуществление мер, направленных на обеспечение сохранности имущества и документов банков при их несостоятельности;
- последовательное проведение в жизнь принципа неотвратимости привлечения к ответственности лиц, виновных в банкротстве банков;
- определение форм и методов государственного участия в работе с финансово неустойчивыми банками.
По этим направлениям в Агентстве по страхованию вкладов проводится определенная работа. Имеются конкретные предложения, которые направлены по подведомственности. На наш взгляд, их принятие будет способствовать повышению эффективности конкурсного производства при банкротстве банков.


Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL