Вторник, 09 Апрель 2013 22:11

Введение апелляции в уголовном судопроизводстве России - усиление гарантий правосудия

  • Автор(ы): Ляхов Ю.А.
  • Информация об авторе(ах): Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Южного федерального университета
  • Информация о публикации: Ляхов Ю.А. Введение апелляции в уголовном судопроизводстве России - усиление гарантий правосудия // Российская юстиция. 2011. N 10. С. 23 - 25.

Статья посвящена рассмотрению проблем введения в российском уголовном судопроизводстве полноценной апелляции.
Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" с 1 января 2013 г. в российский уголовный процесс вводятся полноценное апелляционное обжалование и пересмотр всех приговоров судов первой инстанции.

Апелляция в уголовном судопроизводстве - несомненно, демократический институт. Она предоставляет заинтересованным гражданам и государству возможность обоснованной реальной проверки вынесенного судом первой инстанции приговора, внесения в него обоснованных исправлений. В этом не трудно убедиться, если вспомнить о принципе непосредственности - базовой основе решения любого дела по существу. В соответствии с этим принципом суд может постановить приговор только на тех доказательствах, которые он сам непосредственно исследовал, воспринял в ходе судебного разбирательства. Поэтому широкие полномочия у ныне действующего кассационного суда по изменению обжалованного приговора суда первой и апелляционной инстанций давно и обоснованно подвергались критике учеными процессуалистами.
Нынешнее кассационное производство досталось нам от советских времен -, когда решили упростить уголовное судопроизводство и отказались от апелляции, существовавшей в дореволюционной России в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. (раздел 5, главы 1 - 3). Но оставшемуся кассационному производству, по сути, были переданы полномочия апелляционных судов: проверка обоснованности и справедливости приговора, внесение в приговор изменений по существу (раздел IV УПК РСФСР 1960 г., гл. 45 УПК РФ 2001 г.). Ненормальность такого законодательного решения очевидна: кассационный суд вносил изменения в приговор по существу, не исследуя при этом непосредственно доказательства по делу.
В Концепции судебной реформы в Российской Федерации была поставлена задача восстановить апелляцию в российском уголовном процессе. Правда, авторы Концепции предлагали ввести апелляционный пересмотр только приговоров, вынесенных судьями единолично <1>. Однако и это частичное восстановление апелляции не было реализовано в УПК РФ 2001 г. Основная официальная причина - недостаток финансов и кадров. Апелляция сейчас предусмотрена только для приговоров мировых судей (гл. 44 УПК РФ), рассмотрение уголовных дел в апелляционном порядке осуществляется судьей районного суда единолично (ч. 3 ст. 30 УПК РФ).
--------------------------------
<1> Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 51 - 52, 98.

Сегодня нередко приходится слышать, что в России наконец-то восстанавливается апелляция в полном объеме, которая существовала в царской России по Уставу уголовного судопроизводства. Однако такая ли полная апелляция существовала в те давние годы?
Согласно Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. допускалось апелляционное обжалование далеко не всех приговоров. В этот круг приговоров, естественно, не включались все приговоры мировых судей, хотя часть из них (неокончательные) могли обжаловаться на съезд мировых судей (ст. 145 УУС). Обжалование в апелляционном порядке было предусмотрено только "всех приговоров, постановленных окружным судом без участия присяжных заседателей" (ст. 853 УУС). Это были так называемые приговоры неокончательные. Приговоры, постановленные окружным судом с участием присяжных, и все приговоры судебной палаты считались окончательными (ст. 854 УУС) и апелляционному обжалованию не подлежали. Судебным палатам были подсудны все преступления государственные и преступления по должности (ст. 204 УУС). А еще Устав уголовного судопроизводства устанавливал изъятия из общего порядка судопроизводства для дел по преступлениям "против веры и другим, соединенным с нарушением церковных правил, по преступлениям духовных лиц", по преступлениям военнослужащих и приравненных к ним лиц и ряда других (ст. 1000 УУС). Обжалование приговоров в этих случаях осуществлялось также в особом порядке.
Поэтому в сравнении с прежним нынешнее законодательство (вводимое с 1 января 2013 г.) об апелляции существенно отличается и охватывает все приговоры судов первой инстанции, не вступившие в законную силу (ст. 389.2 УПК РФ). Апелляционное обжалование предусмотрено и для промежуточных судебных решений, то есть всех иных определений и постановлений суда, за исключением итогового решения (ч. ч. 2 и 3 ст. 389.2 УПК РФ).
Реализация законодательства о столь широком апелляционном обжаловании, несомненно, сопряжена с немалыми трудностями, о которых уже сегодня говорят судебные работники <2>.
--------------------------------
<2> См.: Куликов В. Кандидатский минимум // Российская газета. 5 августа 2011 г.

Что же касается внесенных в УПК РФ изменений в законодательство в связи с введением полномасштабного апелляционного обжалования, то оценка законодательства, еще не прошедшего проверки практикой, несомненно, будет в какой-то мере преждевременной. И все же некоторые замечания по этому поводу хочется высказать.
Прежде всего это касается возможной подмены апелляцией рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции. Апелляция должна быть проверкой только ошибок суда, но не сторон. Мы подчеркиваем - ошибок суда, законности, обоснованности и справедливости приговора, законности и обоснованности иного решения суда первой инстанции (ст. 389.9 УПК РФ). Поэтому апелляция не должна быть простым повторением состоявшегося судебного разбирательства дела по существу в первой инстанции, того судебного разбирательства, при котором приговора еще нет, его еще предстоит вынести. Из сказанного следует очень важный вывод - апелляционное производство не должно начинаться без достаточных к тому оснований. В противном случае мы породим новое явление - злоупотребление правом на апелляцию, создадим почву для сутяжничества, волокиты.
Предотвратить названное нежелательное развитие российского апелляционного обжалования можно введением ряда мер, в том числе и тех, которые давно уже используются законодательством зарубежных стран, таких как Англия, Франция, Германия и др. (введение процедуры допуска апелляционной жалобы, запрет апелляционного обжалования приговоров по незначительным преступлениям и прочее).
Представляется, что с этой же целью необходимо конкретизировать законодательные требования к содержанию апелляционных жалоб (ст. 389.6 УПК РФ). В частности, п. 4 ст. 389.6 должен содержать указание на необходимость приведения в апелляционной жалобе развернутых доводов, обоснований допущенных судом первой инстанции нарушений, влекущих отмену или изменение его приговора. На популистское положение советского уголовного процесса, когда жалобщик в кассационной жалобе мог вообще не называть никаких оснований своего несогласия с приговором, сегодня равняться ни в коем случае нельзя.
В специальной литературе предлагается и иной, более радикальный способ устранения дублирования апелляцией рассмотрения дела в суде первой инстанции, способ сокращения сроков проверки приговоров, не вступивших в законную силу <3>. Суть его заключается в том, чтобы для части приговоров, не вступивших в законную силу, оставить пока еще существующий, то есть прежний, кассационный порядок проверки приговоров. Причем определять, в каких случаях использовать кассационный или апелляционный порядок, должны судьи на предварительном слушании по жалобе или представлению на не вступивший в законную силу приговор. Решение судей будет зависеть от того, посчитают ли они, что для разрешения жалобы либо представления необходимо непосредственное исследование доказательств, или можно обойтись и без него.
--------------------------------
<3> Быков В.М. Каким быть суду второй инстанции в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2011. N 2. С. 38 - 41.

Нам представляется, что предложение оставить, хотя и частично, советскую кассацию неприемлемо.
Сам подход к разделению проверки приговоров судов первой инстанции, не вступивших в законную силу, на апелляционный и кассационный порядки является неубедительным, и, самое главное, он не устраняет недостатки нынешней кассации.
Как известно, выводы судей, которые во всех случаях основываются на рассмотренных доказательствах, могут существенно различаться и зависеть от того, исследовали ли судьи сами непосредственно эти доказательства или сделали свой вывод на доказательствах, изложенных в материалах уголовного дела. Достаточно обоснованные выводы в первом случае зачастую не идут ни в какое сравнение со вторым случаем. Вот почему советская кассация является несостоятельной, так как широкие ее полномочия по установлению обоснованности и справедливости приговоров, по изменению приговоров не соответствуют объективной возможности установления по материалам уголовного дела, по документам оснований для таких изменений.
Сущность нового российского законодательства, вводящего в уголовный процесс полноценную апелляцию, заключается в отказе от необоснованных полномочий нынешних судов кассационной инстанции. Кассация должна использоваться для проверки законности вступивших в силу приговоров.
Кроме того нельзя игнорировать и положительный многолетний опыт традиционного использования апелляции и кассации в судопроизводстве многих зарубежных стран.
Некоторые процессуалисты обращают внимание на серьезное расхождение нового законодательства об апелляционном обжаловании в уголовном судопроизводстве с мерами, определенными Концепцией судебной реформы в Российской Федерации. И действительно, Концепция предусматривает, что апелляционный порядок должен применяться только по делам, рассмотренным без участия присяжных заседателей одним профессиональным судьей <4>.
--------------------------------
<4> Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С. 98.

Однако, по сути, расхождение в основном сводится к тому, что новое российское законодательство предусматривает возможность апелляционного обжалования приговоров, вынесенных судом с участием присяжных заседателей. Такого не было по Уставу уголовного судопроизводства России 1864 г., нет и по законодательству зарубежных стран. "Не подорвет ли это роль, авторитет суда с участием присяжных заседателей?" - задают такой вопрос ученые и практикующие юристы.
Нам представляется, что опасности такой нет. Особенности апелляционной проверки приговоров по делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей (ст. ст. 389.25, 389.27 УПК РФ), таковы, что апелляция по этим делам будет соответствовать кассационному пересмотру таких приговоров в будущем. Во всех случаях основанием отмены приговоров судов с участием присяжных заседателей не может быть "несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции" (ст. ст. 389.15, 389.16 УПК РФ), поскольку судья постановляет приговор на основании вердикта присяжных заседателей.
Что же касается несправедливости приговора, вынесенного судьей на основании вердикта присяжных заседателей, то она должна устанавливаться апелляционным судом только как нарушение требований Уголовного кодекса Российской Федерации. Не случайно поэтому данное основание отмены или изменения приговора апелляционным судом законодатель поместил в ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ, называющуюся "Неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора".
Серьезное сомнение вызывают ч. ч. 1 и 3 ст. 389.22 УПК РФ, предусматривающие право апелляционного суда возвратить уголовное дело в суд первой инстанции или прокурору. Они создают условия для реализации скомпрометировавшего себя советского института возвращения судом уголовного дела на доследование. Несомненно, недобросовестные судьи поймут этот посыл законодателя по-своему и будут использовать положения ч. ч. 1 и 3 ст. 389.22 УПК РФ для уклонения от принятия решения по существу в апелляционной инстанции, когда возникнут сложные ответственные ситуации.
Следует отметить, что такое решение законодателя, по нашему мнению, является одной из главных причин волокиты при производстве по уголовным делам. Наделение и апелляции, и кассации правом возвращать уголовные дела на дополнительное расследование не только не сократит сроки рассмотрения уголовных дел (как это ожидали от введения апелляции), но, наоборот, ухудшит положение.
Трудно найти и обоснование этого законодательного решения. Ныне действующий порядок апелляционного производства (хотя и в отношении ограниченного круга дел) не предусматривает права апелляционного суда возвращать дело на доследование. Разумность и эффективность такого порядка никем не ставилась под сомнение.
В новом законодательстве апелляционный суд получил право отменять приговор и возвращать дело на новое судебное разбирательство, если он выявит, что в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции (ст. 389.22 УПК РФ). Какие это неустранимые в апелляционном суде нарушения законодательства, допущенные в суде первой инстанции, в УПК РФ не раскрывается, хотя применительно к стадии назначения судебного заседания такое указание есть (ст. 237 УПК РФ). Очевидно, это не случайно. Ведь порядок, да и условия рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции и в апелляционной инстанции в основном совпадают. Поэтому допущенные судом первой инстанции нарушения закона могут и должны исправляться в апелляционном суде, а не служить основанием для неоправданной волокиты.
Введение апелляции, как и совершенствование других проверочных стадий российского уголовного процесса, - несомненно, необходимый шаг на пути повышения эффективности деятельности судов и усиления гарантий прав личности в уголовном процессе.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL