Вторник, 09 Апрель 2013 21:34

Вопросы частного обвинения в правовых позициях конституционного суда Российской Федерации

  • Автор(ы): Дикарев И.С.
  • Информация об авторе(ах): Доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Волгоградского государственного университета, кандидат юридических наук
  • Информация о публикации: Дикарев И.С. Вопросы частного обвинения в правовых позициях Конституционного Суда Российской Федерации // Мировой судья. 2011. N 11. С. 12 - 16.

Конституционный Суд РФ сыграл важную роль в реформировании отечественного уголовного судопроизводства. Нередко именно сформулированные им правовые позиции определяли направления законотворческой деятельности, утверждали в судопроизводстве конституционный принцип правосудия. В своих многочисленных постановлениях и определениях Конституционный Суд РФ обращался к самым разным вопросам уголовного судопроизводства, в том числе к проблемам частного обвинения.


Важное значение имеют правовые позиции Конституционного Суда РФ по вопросам, касающимся возбуждения уголовных дел частного обвинения. В частности, в решениях Конституционного Суда РФ раскрывается правовая природа заявления потерпевшего о возбуждении уголовного дела рассматриваемой категории, а также формулируются требования, которым должен соответствовать этот процессуальный документ.
Прежде всего необходимо отметить, что заявление потерпевшего по делу частного обвинения играет роль обвинительного акта, с принесения которого начинается и в рамках которого осуществляется уголовное преследование. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, заявление потерпевшего признается исключительным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения и вручается подсудимому в качестве обвинительного акта для подготовки защиты в судебном заседании <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 26 января 1999 г. N 11-О "По запросу Ванинского районного суда Хабаровского края о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР" // Собрание законодательства РФ. 1999. N 12. Ст. 1488; Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ" // Собрание законодательства РФ. 2000. N 5. Ст. 611; и др.

Во многом именно исходя из того значения, которое Конституционный Суд РФ придает заявлению потерпевшего по делам частного обвинения, законодатель сформулировал в ч. 5 ст. 318 УПК РФ требования к данному процессуальному документу.
Однако в некоторых случаях потерпевший в силу объективных причин не имеет возможности указать в заявлении о возбуждении уголовного дела частного обвинения все необходимые сведения. Например, потерпевшему могут быть неизвестны данные о лице, совершившем в отношении него преступное посягательство. В первоначальной редакции УПК РФ отсутствовали нормы, регулирующие порядок возбуждения уголовных дел частного обвинения в подобных ситуациях. На практике это приводило к тому, что потерпевший не мог добиться возбуждения уголовного дела ни в публичном, ни в частном порядке.
Проблема разрешилась после вмешательства Конституционного Суда РФ, который, проверяя конституционность положений ряда статей УПК РФ в связи с запросами Законодательного собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда г. Мурманска, указал, что УПК РФ, закрепляя в качестве обязательного условия возбуждения уголовных дел частного обвинения наличие надлежащим образом оформленного заявления, в котором должны быть указаны данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, лишает тем самым потерпевшего, которому такие данные неизвестны, возможности возбудить в суде соответствующее уголовное дело и получить защиту своих нарушенных прав, поскольку при несоблюдении этого требования закона судья выносит постановление, в котором предлагает устранить в установленный срок выявленные недостатки, а при неисполнении данного указания - отказывает в принятии заявления к своему производству.
При этом в рассматриваемый период уголовно-процессуальный закон не предполагал и обращения потерпевших с соответствующими заявлениями в прокуратуру или органы внутренних дел. Положения ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ, связывая полномочие прокурора, следователя и дознавателя возбуждать дела частного обвинения лишь с особенностями личности потерпевшего, который в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам (возраст, состояние здоровья и т.п.) не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, не предусматривал их обязанность возбудить уголовное дело частного обвинения и принять меры, направленные на обеспечение привлечения лица, виновного в совершении такого преступления, к уголовной ответственности в иных случаях, в том числе когда это лицо потерпевшему неизвестно. Как следствие, отказ прокурора, следователя или дознавателя от возбуждения уголовного дела и от принятия предусмотренных законом мер к установлению личности виновного фактически исключал возможность получения потерпевшим судебной защиты своих прав и законных интересов.
Исходя из этого, Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ ряд норм УПК РФ в той их части, в какой они не обязывали органы предварительного расследования принять по заявлениям лиц, пострадавших в результате преступлений, уголовные дела о которых рассматриваются в порядке частного обвинения, меры, направленные на установление личности виновного и привлечение его к уголовной ответственности <2>.
--------------------------------
<2> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2005 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска" // Российская газета. 08.07.2005.

Выявленный Конституционным Судом РФ законодательный пробел был устранен Федеральным законом от 12 апреля 2007 г. N 47-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" <3>.
--------------------------------
<3> См.: Российская газета. 17.04.2007.

Теперь случаи совершения преступления лицом, данные о котором потерпевшему неизвестны, отнесены законодателем к иным причинам, препятствующим защите потерпевшими своих прав и законных интересов (ч. 4 ст. 20 УПК РФ), что обеспечивает возможность применения публично-правовых механизмов защиты прав потерпевших от преступлений. Поскольку в таких ситуациях лицо, пострадавшее от преступления, или его законный представитель не имеют возможности подать мировому судье надлежащим образом оформленное заявление, законодатель обязал руководителя следственного органа, следователя или с согласия прокурора, дознавателя возбуждать уголовные дела в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 147 УПК РФ.
Несмотря на определенные подвижки, законодательная регламентация требований к заявлениям о возбуждении уголовных дел частного обвинения все еще далека от совершенства. Часть 5 ст. 318 УПК РФ по-прежнему не содержит требования указывать в заявлении квалификацию преступления, что может приводить на практике к нарушениям не только принципа состязательности сторон, но и принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту <4>. Без указания части, статьи УК РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление, заявление потерпевшего не может быть признано полноценным обвинительным актом.
--------------------------------
<4> См.: Дикарев И.С. Заявление потерпевшего по уголовному делу частного обвинения и его уголовно-процессуальное значение // Мировой судья. 2010. N 6. С. 4 - 8.

Необходимость указания квалификации в заявлении о возбуждении уголовного дела частного обвинения подтверждается позицией Конституционного Суда РФ, которую он сформулировал, разрешая запрос мирового судьи судебного участка N 1 г. Смоленска А.Н. Болтунова <5>. Поводом для обращения с запросом послужило заявление гражданки Е.В. Сафоновой, поданное мировому судье в порядке частного обвинения, с просьбой о возбуждении уголовного дела по ст. 116 УК РФ в отношении гражданки О.А. Старых. Мировой судья посчитал, что он не обладает полномочиями по разрешению данного заявления, поскольку частным обвинителем в заявлении не была указана та часть ст. 116 УК РФ, по которой следует квалифицировать противоправные действия. При этом в ст. ст. 318 и 319 УПК РФ не содержится положений, во-первых, обязывающих частного обвинителя точно квалифицировать совершенное преступление и, во-вторых, наделяющих судью правом на этом основании вернуть заявление.
--------------------------------
<5> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 23 июня 2005 г. N 268-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса мирового судьи судебного участка N 1 города Смоленска о проверке конституционности пункта 3 части первой статьи 145, статей 318 и 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". Документ опубликован не был // "КонсультантПлюс".

Выполнение заявлением потерпевшего роли обвинительного акта возможно лишь при условии, что в нем содержится не только описание фактической стороны преступления, но и указание на норму уголовного закона, предусматривающую это деяние как преступное.
Разрешая запрос мирового судьи, Конституционный Суд РФ в очередной раз отметил, что суд по собственной инициативе не вправе вынести решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и о принятии его к своему рассмотрению. Не наделяется он по делам данной категории и какими бы то ни было иными полномочиями, выходящими за пределы осуществляемой им в силу Конституции РФ функции правосудия. При этом в принятии запроса мирового судьи А.Н. Болтунова к рассмотрению было отказано, поскольку, как указал Конституционный Суд РФ, вопреки утверждению заявителя, оспариваемые им нормы устанавливают вполне определенные правила производства по делам частного обвинения и не содержат каких-либо положений, возлагающих на суд выполнение обязанностей обвинения.
Очевидно, Конституционный Суд РФ имел в виду, что указание квалификации преступления является обязательным элементом формы заявления потерпевшего, а несоблюдение данного требования должно влечь за собой вынесение мировым судьей в порядке ч. 1 ст. 319 УПК РФ постановления о возвращении заявления лицу, его подавшему.
Уголовно-процессуальный закон предусматривает особый порядок производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (глава 52 УПК РФ), установленный в целях обеспечения беспрепятственного исполнения этими лицами своих профессиональных либо иных обязанностей, их независимости и самостоятельности, исключения попыток необоснованного привлечения к уголовной ответственности.
В частности, нормы главы 52 УПК РФ устанавливают особый порядок возбуждения уголовных дел в отношении лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ. До недавнего времени на практике возникали серьезные затруднения, вызванные отсутствием в УПК РФ четкой законодательной регламентации порядка возбуждения уголовных дел частного обвинения в отношении лиц, пользующихся иммунитетом от уголовного преследования.
В 2005 г. Конституционный Суд РФ рассмотрел жалобу И.Ю. Молякова, который настаивал на признании не соответствующими Конституции РФ положений ч. 4 ст. 319 и ст. 448 УПК РФ в связи с тем, что эти нормы не обеспечивали определенность в вопросе о том, должно ли решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения в отношении члена избирательной комиссии приниматься по правилам, установленным главой 41 (Производство по уголовным делам, подсудным мировому судье) или главы 52 (Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц) УПК РФ.
Конституционный Суд РФ разъяснил, что порядок производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, в том числе членов избирательных комиссий, устанавливается уголовно-процессуальным законом с изъятиями, предусмотренными главой 52 УПК РФ. Нормы данной главы самим законодателем определяются как специальные и обладающие при принятии процессуальных решений приоритетом по отношению к иным положениям уголовно-процессуального закона, в связи с чем нет неопределенности в вопросе о том, какими именно нормами УПК РФ должны руководствоваться правоприменительные органы <6>.
--------------------------------
<6> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 23 июня 2005 г. N 264-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Молякова Игоря Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 222, 319 и 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". Документ опубликован не был // "КонсультантПлюс".

Таким образом, гарантии, предусмотренные ст. 448 УПК РФ, должны применяться независимо от того, в каком порядке - публичном, частно-публичном или частном - осуществляется уголовное преследование в отношении должностных лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ. Иное решение данного вопроса (например, отказ от применения положений ст. 448 УПК РФ со ссылкой на наличие особой процедуры возбуждения уголовных дел частного обвинения) фактически сводило бы на нет весь комплекс гарантий, предоставленных законом должностным лицам, пользующимся иммунитетом, открывая широкие возможности для использования уголовного преследования в качестве механизма противоправного влияния на служебную деятельность этих лиц. В отличие от дел публичного и частно-публичного обвинения, которые могут быть возбуждены только при наличии к тому оснований - достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ), дела частного обвинения возбуждаются "путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд" (ч. 1 ст. 318 УПК РФ), что исключает какой-либо процессуальный контроль за обоснованностью предания обвиняемого суду. Не действуют при производстве по делам частного обвинения и публичные механизмы контроля, характерные для досудебного производства, - прокурорский надзор и процессуальное руководство, осуществляемое руководителем следственного органа. В подобных условиях только применение положений гл. 52 УПК РФ может на практике оградить должностных лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, от необоснованных обвинений и преследования перед судом <7>.
--------------------------------
<7> См.: Дикарев И.С. Частное обвинение и процессуальные иммунитеты: проблемы совместимости // Журнал российского права. 2009. N 5. С. 99 - 150.

В 2007 г. законодатель регламентировал действия мирового судьи в случаях, когда к нему поступает заявление о возбуждении уголовного дела частного обвинения в отношении лица, указанного в ст. 447 УПК РФ: ст. 319 УПК РФ была дополнена нормой, которая предусматривает, что мировой судья в случае подачи ему заявления о возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в ст. 447 УПК РФ, отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ <8>. Если же то обстоятельство, что обвиняемый принадлежит к числу лиц, указанных в ст. 447 УПК РФ, выяснится после принятия судьей заявления к своему производству, мировой судья обязан вынести постановление об отмене постановления о принятии заявления потерпевшего или его законного представителя к своему производству и направить материалы руководителю следственного органа для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ, уведомив об этом потерпевшего или его законного представителя (ч. 4.1 ст. 319 УПК РФ).
--------------------------------
<8> См.: Федеральный закон от 12 апреля 2007 г. N 47-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Российская газета. 17.04.2007; Федеральный закон от 6 июня 2007 г. N 90-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2007. N 24. Ст. 2833.

Законность, обоснованность и справедливость приговоров и постановлений мировых судей проверяется вышестоящим судом в апелляционном порядке.
Согласно ч. 3 ст. 367 УПК РФ суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения уголовного дела принимает одно из следующих решений:
1) об оставлении приговора суда первой инстанции без изменения, а апелляционных жалобы или представления - без удовлетворения;
2) об отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и оправдании подсудимого или о прекращении уголовного дела;
3) об отмене оправдательного приговора суда первой инстанции и о вынесении обвинительного приговора;
4) об изменении приговора суда первой инстанции.
Как видно, уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможность направления уголовного дела мировому судье на новое рассмотрение после отмены принятого им решения по делу. Объясняется это тем, что апелляция предполагает не просто документальную проверку законности, обоснованности и справедливости принятого мировым судьей решения, а пересмотр уголовного дела на основе непосредственного исследования доказательств. К тому же возвращение соответствующего дела в суд первой инстанции в случаях отмены приговора или иного решения мирового судьи неизбежно влекло бы необходимость изменения территориальной подсудности (с тем чтобы исключить повторное рассмотрение дела одним и тем же судом), что нарушало бы конституционное право гражданина на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ч. 1 ст. 47 Конституции РФ). В связи с этим закон наделяет суд апелляционной инстанции полномочием самостоятельно устранить нарушения закона, допущенные при рассмотрении уголовного дела мировым судьей, без возвращения уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Согласно ч. 3 ст. 249 УПК РФ по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, - за отсутствием в деянии состава преступления.
Данное решение, как ограничивающее право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба, подлежит обжалованию в апелляционном порядке на общих основаниях. Однако надо иметь в виду, что отмена постановления мирового судьи о прекращении уголовного дела и вынесение приговора судом апелляционной инстанции означало бы, по сути, выполнение последним функций суда первой инстанции, его подмену, что само по себе недопустимо.
Как указал Конституционный Суд РФ, суд апелляционной инстанции, рассматривая апелляционную жалобу на то или иное промежуточное решение суда первой инстанции, не может подменять мирового судью в решении тех вопросов - прежде всего относительно существа уголовного дела, - которые ранее не были предметом его рассмотрения и применительно к рассмотрению которых, следовательно, отсутствуют основания для отвода судьи и, соответственно, для изменения подсудности.
По смыслу закона, рассмотрение судом апелляционной инстанции уголовного дела по существу возможно лишь при условии, что направление дела для рассмотрения в суд первой инстанции после отмены ранее вынесенного решения ставит мирового судью перед необходимостью повторно принимать решение по вопросу, который единожды уже был им решен.
Исходя из этого, Конституционный Суд РФ указал, что положения главы 44 (Апелляционный порядок рассмотрения уголовного дела) УПК РФ не могут расцениваться как препятствующие суду апелляционной инстанции в случае отмены вынесенного мировым судьей постановления о прекращении уголовного дела в связи с неявкой потерпевшего в судебное заседание направить данное уголовное дело мировому судье для рассмотрения его по существу <9>.
--------------------------------
<9> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. N 220-О-П "По запросу Всеволжского городского суда Ленинградской области о проверке конституционности главы 44, части шестой статьи 388, части первой статьи 402 и части шестой статьи 410 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2008. N 4. С. 65 - 68.

Тем самым Конституционный Суд РФ фактически расширил содержащийся в ч. 3 ст. 367 УПК РФ перечень решений суда апелляционной инстанции, констатируя возможность вынесения постановления об отмене обжалуемого постановления мирового судьи и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания, или судебного разбирательства.


------------------------------------------------------------------

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL