Вторник, 09 Апрель 2013 22:41

ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации": некоторые проблемы преобразования судебной системы

  • Автор(ы): Проскурина Татьяна Юрьевна
  • Информация об авторе(ах): Доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Самарского государственного университета, кандидат юридических наук
  • Информация о публикации: Проскурина Т.Ю. ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации": некоторые проблемы преобразования судебной системы // Уголовное судопроизводство. 2011. N 3. С. 6 - 8.

Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ, принципиально изменивший порядок пересмотра приговоров и иных судебных решений, принимаемых при производстве по уголовным делам, безусловно, требует глубокого осмысления, ибо разъяснения отдельных положений Закона и добротные рекомендации по его применению будут способствовать эффективности уголовно-процессуальной деятельности. Как представляется, реформа направлена на совершенствование процессуальных способов исправления судебных ошибок путем обеспечения права каждого на пересмотр судебного решения вышестоящей судебной инстанцией по правилам суда первой инстанции с целью проверить правильность всех выводов суда, касающихся фактов и применения права.

Апелляционный порядок пересмотра приговоров, предусмотренный ранее лишь для судебных решений, вынесенных мировыми судьями, с 1 января 2013 г. станет реальностью для всех звеньев системы судов общей юрисдикции, что нашло отражение в Федеральном конституционном законе от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации". Реализацию одного из основных направлений концепции судебной реформы в РФ, безусловно, следует расценивать положительно <1>. Однако сравнительный анализ нормативно-правовых актов, определяющих полномочия и порядок деятельности судов при рассмотрении уголовных дел, порождает немало вопросов и особых оснований для оптимизма не дает.
--------------------------------
<1> Концепция судебной реформы в РФ. М.: Республика, 1992.

Прежде всего, обращает на себя внимание противоречивость законодательства в части регламентации полномочий верховных судов республик, областных, краевых судов, судов городов федерального значения, автономной области и автономных округов, которые рассматривают дела в качестве суда первой, апелляционной, кассационной инстанций, по новым или вновь открывшимся обстоятельствам (ч. 1 ст. 25 ФКЗ N 1). Сохранив структуру судов рассматриваемого звена, закон существенно изменил компетенцию структурных подразделений.
Президиум суда является кассационной инстанцией, куда подаются жалобы на вступившие в законную силу решения районных судов и мировых судей, апелляционные определения верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа (ч. 3 ст. 26). На судебные коллегии, соответственно, возложены функции суда первой и апелляционной инстанций, что представляется вполне логичным. Однако более пристальный взгляд на полномочия судебных коллегий приводит к неоднозначным выводам.
Судебные коллегии этих судов будут рассматривать как собственные промежуточные решения, так и окончательные и промежуточные решения районных судов, в связи с чем реальный объем полномочий данных структурных подразделений возрастает значительно.
Однако непонятно, почему промежуточное судебное решение районного суда в апелляционном порядке проверяется вышестоящим судом, а аналогичное решение верховного суда республики, области, края... - этим же судом? Отсутствие в составе районного суда структурных подразделений, аналогичных судебным коллегиям областного суда, не может служить убедительным объяснением такого противоречия. Более целесообразным было бы усложнить структуру районного суда, чем обрушить на суды субъектов Федерации дополнительный поток апелляционных жалоб. Принимая во внимание, что большая часть уголовных дел рассматривается именно районными судами (это же касается ходатайств о заключении под стражу и продлении сроков содержания под стражей, о производстве действий, связанных с ограничением прав граждан, жалоб в порядке ст. 125 УПК), количество апелляционных жалоб, поступающих в областные и равные им суды, будет огромно.
Ситуацию усугубляет сложившийся формальный подход судей к разрешению ходатайств органов предварительного расследования и жалоб участников процесса на действия и решения этих органов в ходе досудебного производства. "Суд принимает решение лишь на основе обязательных процессуальных актов. Обоснованность ходатайства о производстве следственного действия, чреватого ограничением конституционных прав граждан, для проверки которой необходимо изучение большого объема материалов дела, во внимание не принимается" <2>. Таким образом, при принятии судом промежуточных решений фактически не происходит исследования доказательств в порядке, предусмотренном для состязательного судебного следствия, что, несомненно, осложнит и проверку обоснованности судебных актов в апелляционной инстанции.
--------------------------------
<2> Лазарева В.А. Реформируемое предварительное расследование // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: Межвуз. сб. науч. статей / Под ред. проф. В.А. Лазаревой. Самара: Изд-во "Самарский госуниверситет", 2009. Вып. 4. С. 6.

В этой связи возникают сомнения в качестве апелляционной проверки жалоб и представлений. Данный порядок пересмотра судебных актов предполагает исследование доказательств как средство проверки обоснованности обжалуемого решения - в этом его несомненное преимущество перед кассацией и надзором, но процедура, бесспорно, требует значительных временных затрат. Станет ли проверка доказательств основным содержанием деятельности апелляционного суда или практика пойдет по пути упрощения процедуры? Нормы УПК РФ, к сожалению, в некоторой степени способствуют выбору не лучшего сценария.
Так, ч. 1 ст. 389.12 ставит решение вопроса об участии в судебном заседании оправданного, осужденного или лица, в отношении которого прекращено уголовное дело, в зависимость от наличия ходатайства данного лица или от усмотрения суда. Допрос в суде апелляционной инстанции свидетелей, допрошенных в суде первой инстанции, производится, если суд сочтет вызов этих лиц необходимым (ч. 5 ст. 389.12). С согласия сторон суд апелляционной инстанции вправе рассмотреть жалобу и представление без проверки доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции (ч. 7 ст. 389.13). Надо признать, данная норма очень удобна в условиях большого объема работы, особенно если осужденный (оправданный) в судебном заседании не участвует и выразить ни согласия, ни возражений не может.
Следует согласиться с Т.Г. Морщаковой, что при такой избирательности суда (если захочет, может что-то исследовать, а если не захочет, то не будет) сохраняется возможность судебного произвола <3>. Но тогда апелляционный порядок пересмотра приговора имеет тенденцию превратиться в фикцию. Стоило ли менять название, оставляя неизменным содержание судебной деятельности? Действительно, складывается ощущение, что "все направлено на закрепление принятых решений и на то, чтобы не позволить ничего изменить" <4>.
--------------------------------
<3> Концепция судебной реформы: что не сделано? Научный семинар 03.03.2006 // URL: http://www.liberal.ru/artides/1249.
<4> Там же.

Но еще большее недоумение вызывает явная несогласованность п. 3 ч. 3 ст. 28 ФКЗ "О судах общей юрисдикции в РФ" и ст. 401.3 УПК в части кассационного пересмотра промежуточных решений верховного суда республики и равных ему судов, действующих в качестве суда первой инстанции. ФКЗ N 1 возлагает эту функцию на судебную коллегию по уголовным делам, а УПК РФ относит это к полномочиям Президиума верховного суда республики. Означает ли ч. 3 ст. 28 ФКЗ, что судебная коллегия по уголовным делам является судом кассационной инстанции наряду с президиумом? И как в этом случае разграничиваются их полномочия? Руководствуясь здравым смыслом, следует оценить сложившуюся ситуацию как ошибку законодателя, требующую исправления.
Немало размышлений вызывает и правовая регламентация деятельности Верховного Суда РФ. Верховный Суд более не является судом первой инстанции по уголовным делам. Судебная коллегия по уголовным делам и Военная коллегия Верховного Суда РФ рассматривают в апелляционном порядке жалобы и представления на приговор или иное итоговое решение соответственно верховного суда республики, суда области, края, городов федерального значения, суда автономной области, автономного округа, окружного (флотского) военного суда.
В кассационном порядке Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда рассматривает жалобы и представления на:
- вступившие в законную силу приговор и постановление мирового судьи, приговор, постановление и определение районного суда, апелляционные определения, а также промежуточные судебные решения верховного суда республики... вынесенные в качестве суда первой инстанции, если эти акты были предметом рассмотрения президиума верховного суда республики и равных им судов;
- приговор или иное итоговое решение верховного суда республики... если они не были предметом рассмотрения ВС РФ в апелляционном порядке;
- постановления президиума верховного суда республики и иных судов этого звена (ст. 401.3 УПК).
Аналогично сформулированы полномочия Военной коллегии Верховного Суда в качестве суда кассационной инстанции для решений военных гарнизонных и военных окружных (флотских) судов.
Анализируя указанные нормативные предписания ФКЗ о судах общей юрисдикции и УПК, невозможно не заметить сохранение многоступенчатого порядка обжалования некоторых решений, вступивших в законную силу. Логика требует, чтобы порядок пересмотра решений суда предусматривал возможность обжалования каждого судебного акта до и после вступления его в силу. Это вполне согласуется с нормативной регламентацией предмета судебного разбирательства в судах апелляционной инстанции, которые проверяют законность, обоснованность и справедливость приговора, законность и обоснованность иного решения (ст. 389.9 УПК), и кассационной инстанции, где проверке подлежит лишь законность судебных решений (ст. 401.1). Но если для каждого звена в системе судов общей юрисдикции ФКЗ N 1 предусмотрена лишь одна апелляционная инстанция, то через структурные подразделения судов, рассматривающие жалобы на вступившие в силу решения, уголовное дело может пройти неоднократно.
Нельзя оставить без внимания положения ст. 16 ФКЗ о судах общей юрисдикции и ст. 412.1 УПК, определяющие компетенцию Президиума Верховного Суда в качестве суда надзорной инстанции. Любопытно, что законодатель не отказался от надзора, тем более что принципиальных различий между кассационным и надзорным производством уголовно-процессуальное законодательство не устанавливает.
Президиум Верховного Суда РФ проверяет законность вступивших в силу:
- судебных решений верховных судов республик... окружных (флотских) военных судов, вынесенных при рассмотрении уголовного дела в первой инстанции, если эти решения были предметом апелляционного рассмотрения в Верховном Суде РФ;
- определений Судебной и Военной коллегий Верховного Суда РФ, вынесенных ими в апелляционном и в кассационном порядке;
- постановлений Президиума Верховного Суда РФ.
Редакцию ст. 412.1 никак нельзя признать удачной.
В результате рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке суд, помимо определения, выносит постановление либо постановляет приговор (ч. 2 ст. 389.20). Означает ли п. 3 ч. 3 ст. 412.1, что из всех решений апелляционного суда только определение подлежит пересмотру в порядке надзора? Такой вывод, в свою очередь, противоречит ст. 389.35 УПК, предусматривающей возможность обжалования приговора, определения, постановления суда апелляционной инстанции в вышестоящий суд в кассационном и надзорном порядке. Как видно из текста рассматриваемых статей, законодатель не особенно утруждал себя необходимостью использовать основные понятия уголовно-процессуального закона в точном соответствии с их содержанием. Бесспорно, неудачная с точки зрения юридической техники норма должна быть скорректирована до вступления в силу соответствующих положений УПК РФ.
Другой возникающий при прочтении ч. 3 ст. 412.1 вопрос касается постановлений Президиума Верховного Суда РФ, законность которых проверяется самим Президиумом. О каких решениях идет речь? Анализ УПК РФ, а также ФКЗ о судах общей юрисдикции не позволяет уяснить замысел законодателя. Можно лишь предположить, что речь идет о решении Президиума по вопросу возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст. 417 УПК). Однако судебная деятельность не может осуществляться на основе предположений, следовательно, требуется уточнение в законе.
Необходимость совершенствования рассмотренных норм не умаляет значения Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. "О судах общей юрисдикции в РФ" и Федерального закона от 29 декабря 2010 г. "О внесении изменений и дополнений в УПК РФ", закрепивших положительные тенденции в обеспечении права граждан на доступ к правосудию. Однако противоречивость правовых предписаний затрудняет их единообразное понимание, препятствует созданию эффективного механизма, стимулирующего качественный пересмотр ошибочных судебных решений.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL