Уголовно-процессуальное право - в РФ одна из основных отраслей права; совокупность юридических норм, определяющих задачи, принципы, круг участников уголовного процесса, их права и обязанности, а также другие положения российского судопроизводства, и регламентирующих порядок возбуждения, предварительного расследования, судебного рассмотрения и разрешения уголовных дел, а также (отчасти) исполнения судебных приговоров. Основным источником уголовно-процессуального права является Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г. Под уголовно-процессуальным правом понимается также соответствующая наука и учебный курс. (c) Большой юридический словарь

Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 11 января 2006 года

В предыдущих публикациях нами был дан анализ содержания статей, посвященных правовому статусу потерпевшего <*>, гражданского истца <**> и частного обвинителя <***>. Но осталась не исследованной норма права, посвященная представителям (законным представителям) указанных субъектов уголовного процесса - кругу лиц, которые могут выступать в искомом качестве, правовому статусу рассматриваемой группы представителей, а также в определенной степени одному из прав самих представляемых - потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя.

Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 3 апреля 2006 года

По мнению законодателя, допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) имеет свою специфику. Причем наличие таковой позволило ему особенностям производства названного вида допроса посвятить отдельно взятую статью - ст. 425 <*> УПК РФ <**>, которая законодателем размещена в главе 50 УПК РФ. В названной главе содержатся статьи, составляющие суть особого уголовно-процессуального производства - производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

Зарождение института законного представительства происходит в Древнем Риме <1> в рамках осуществления соответствующей деятельности туторами или кураторами. При этом тутор являлся опекуном над лицами с ограниченной дееспособностью (несовершеннолетними и женщинами) <2>. Позже появилось попечительство над несовершеннолетними и лицами с физическими дефектами (глухими, слепыми и прочими). На Руси становление данного института происходит медленно, лишь с приходом на Русь норм византийского права законное представительство начинает свое развитие уже за рамками обычного права.

Статья посвящена одной из самых актуальных проблем российского уголовного процесса - проблеме происхождения и природы рассмотрения уголовных дел в особом порядке при согласии подсудимого с предъявленным обвинением, регламентированном главой 40 УПК РФ. Автор рассматривает в качестве предшественников института особого порядка такие формы российского уголовного судопроизводства, как институт прекращения судебного следствия в суде присяжных при согласии подсудимого с предъявленным обвинением по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. и институт судебного приказа, введенный Законом от 15 июня 1912 г.

Российские правовые институты, в частности институт особого порядка судебного разбирательства, имеют богатую историю развития, и поэтому необходимо при компаративистике в первую очередь обращаться к собственным историческим традициям.
С момента вступления в силу УПК РФ в современном российском уголовном судопроизводстве начал применяться особый порядок судебного разбирательства, регулируемый гл. 40 УПК РФ. За относительно короткий срок существования указанного института, особый порядок судебного разбирательства занял заметное место на общем фоне рассмотренных в судах уголовных дел. В научной литературе институт особого порядка судебного разбирательства достаточно часто сравнивают с институтом сделки о признании вины (plea bargain), применяемым в США <1>, который имеет ряд схожих с особым порядком черт. Необходимо отметить, что особый порядок судебного разбирательства не является для российского права новым институтом, более того, многие положения гл. 40 УПК РФ практически зеркально отражают схожие нормы прошлых веков. Как правильно заметил С.А. Новиков, процитировав В.Д. Спасовича, заимствование готовых форм и перенесение их с одной почвы на другую оказывается всегда безуспешным, потому что скопировать форму можно, но дух, содержание учреждения не передаются от народа к народу, а они-то и представляют главное <2>.

На всем протяжении истории человечества при возникновении конфликтных ситуаций люди обращались к примирительным процедурам как наиболее действенным и эффективным средствам умиротворения. По своему содержанию и форме процедуры были разнообразны, но тем не менее не было ни одного этноса, который проигнорировал бы значимость обычаев и традиций, регламентирующих процесс примирения лица, совершившего преступление, и жертвы. Многочисленные памятники права, эпосы различных народов, их поговорки и пословицы, сохранившиеся до наших дней письмена дают возможность более или менее полно представить, какие органы, какими приемами и методами в древности разрешали споры и конфликты.

В статье рассматривается новый Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации". Автор анализирует новый Закон со статьи 1 по статью 16 и указывает на возможности совершенствования этого Закона.
В соответствии с ч. 3 ст. 118 Конституции Российской Федерации судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом. В связи с этим законодатель принял новый Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 года N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" <1>.

Одной из важнейших задач продолжающейся в Российской Федерации судебной реформы является приведение института пересмотра приговоров в соответствие с современными требованиями международного права.
До последнего времени существовавший в этой области процессуальный порядок вызывал многочисленные нарекания: апелляционное производство распространялось исключительно на решения мировых судей; кассационное производство неудачно соединяло в себе черты, свойственные проверке приговоров как с точки зрения фактов, так и с точки зрения права; возбуждение надзорного производства зависело от усмотрения судьи, которое из-за отсутствия урегулированного законом порядка носило внепроцессуальный характер.

Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ, принципиально изменивший порядок пересмотра приговоров и иных судебных решений, принимаемых при производстве по уголовным делам, безусловно, требует глубокого осмысления, ибо разъяснения отдельных положений Закона и добротные рекомендации по его применению будут способствовать эффективности уголовно-процессуальной деятельности. Как представляется, реформа направлена на совершенствование процессуальных способов исправления судебных ошибок путем обеспечения права каждого на пересмотр судебного решения вышестоящей судебной инстанцией по правилам суда первой инстанции с целью проверить правильность всех выводов суда, касающихся фактов и применения права.

Статья посвящена рассмотрению проблем введения в российском уголовном судопроизводстве полноценной апелляции.
Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" с 1 января 2013 г. в российский уголовный процесс вводятся полноценное апелляционное обжалование и пересмотр всех приговоров судов первой инстанции.

Страница 1 из 2
TPL_TPL_FIELD_SCROLL