Понедельник, 22 Апрель 2013 14:26

Цели и задачи судебно-экспертного исследования: проблемы теоретического обоснования

  • Автор(ы): Плесовских Ю.Г.
  • Информация об авторе(ах): кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Хабаровской государственной академии экономики и права.
  • Информация о публикации: "Безопасность бизнеса", 2006, N 1; "Эксперт-криминалист", 2006, N 1

Цели и задачи судебно-экспертного исследования предопределяются сущностью судебной экспертизы, которая, по совершенно справедливому суждению авторов Энциклопедии судебной экспертизы, состоит в анализе по заданию следователя (суда) сведущим лицом - экспертом - предоставляемых в его распоряжение материальных объектов судебной экспертизы, а также различных документов с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела <*>.
--------------------------------
<*> См.: Энциклопедия судебной экспертизы. М., 1999. С. 494.

В философском понимании цель - это идеальное предвосхищение в сознании результата, на достижение которого направлены действия <*>. Прежде чем приступить к деятельности, человек (осознанно или неосознанно) ставит перед собой какую-либо цель, которая, будучи проектом деятельности, выступает как один из способов организации различных действий и операций в некую последовательность и систему, направленные на реализацию человеком цели. В полной мере это относится, разумеется, и к методике судебно-экспертного исследования. И здесь цель, несомненно, во многом предопределяет содержание методики как системы методов и средств решения поставленных перед экспертизой задач.
--------------------------------
<*> См.: Философский словарь. М., 1963. С. 496.

Говоря о цели вообще, следует подчеркнуть следующие ее характерные черты: несовпадение между целью и результатом, поскольку практическая деятельность значительно богаче ее идеального проекта; принципиальное различие между целью деятельности человека и целесообразностью в природе; связь между целью и такими формами организации поступков, действий человека, как ценности, мотивы, решение проблем; зависимость применяемых средств от содержания цели и формы осуществления цели от характера средств; различие между такими видами цели, как индивидуальные и социальные, тактические и стратегические, конкретные цели и идеал <*>.
--------------------------------
<*> См.: Краткий словарь по философии. М., 1979. С. 362.

Они присущи и целям судебно-экспертного исследования. И здесь реальный результат исследования практически никогда точно не совпадает с целью как предполагаемым результатом. Тем более что чаще всего эксперт предполагает установление в результате исследования не какого-то одного конкретного результата, а одного из возможных вариантов.
В человеческой деятельности вообще и в судебно-экспертной деятельности в частности, как уже отмечалось, человек мысленно предваряет результаты своих действий, то есть ставит перед собой цель и оценивает вещи с точки зрения того, в какой мере они могут служить средством для осуществления этой цели, насколько они соответствуют ей. Таким образом, целесообразность в человеческой деятельности (в том числе и судебно-экспертной) определяется способностью предмета служить средством для осуществления какой-либо цели. Несомненно, существует и связь между целями судебно-экспертного исследования и такими формами организации поступков, действий, операций эксперта, как ценности, мотивы, решение проблем.
Судебный эксперт, осуществляя профессиональную практическую деятельность в виде производства судебной экспертизы, не только познает свойства явлений, но и оценивает последние с точки зрения их полезности или вредности для своей жизни, исходит из своего понимания ценностей. И естественно, что понимание им, например, справедливости, честности, верности долгу, истины не может не отразиться на формировании у него целей собственной общественно-полезной деятельности вообще и целей конкретных судебно-экспертных исследований в частности.
Важны и мотивы действий судебного эксперта как движущие силы, поводы, побудительные причины его деятельности <*>. Вообще вся человеческая деятельность - это активное взаимодействие человека со средой, в которой он достигает сознательно поставленной цели, возникшей в результате появления у него определенной потребности, мотива. При этом мотивы и цели деятельности могут не совпадать. То, почему человек действует определенным образом, часто не совпадает с тем, для чего он это делает. Более того, в ряде случаев действия человека не имеют осознаваемой цели. В такой ситуации имеет место импульсивное поведение (т.е. по сути отсутствует деятельность в человеческом смысле слова), которое управляется непосредственно потребностями и эмоциями <**>.
--------------------------------
<*> См.: Философский энциклопедический словарь. М., 2000. С. 277.
<**> См.: Столяренко Л.Д. Основы психологии. Ростов-на-Дону, 1996. С. 20 - 21.

Совершенно очевидно, что наличие у судебного эксперта специальных знаний, соответствующих способностей, практического опыта экспертной работы само по себе не объясняет, почему он занимается судебно-экспертной деятельностью и почему относится к исполнению своих обязанностей именно так, а не иначе.
Разумеется, мотив как осознанное побуждение к определенному образу действий тоже сам по себе не является причиной целенаправленных действий. Но он - не что иное как результат отражения в психике потребностей организма, вызванных внешними или внутренними объективными явлениями <*>. И в этом смысле мотивация действий судебного эксперта как система внутренних факторов, вызывающих и направляющих ориентированное на достижение цели его поведение, имеет исключительное значение.
--------------------------------
<*> См.: Гримак Л.П. Резервы человеческой психики: Введение в психологию активности. М., 1987. С. 152.

Представляется, что во многом именно мотивация определяет деятельность судебного эксперта по постановке проблем и по деятельному их разрешению. Собственно, вся его профессиональная деятельность независимо от мотивов, по которым он ею занимается, по сути состоит из разрешения проблем, поставленных перед ним в виде вопросов, содержащихся в постановлении или определении о назначении экспертизы. Но эксперт, будучи обязанным на основании ст. 16 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности и аналогичных норм процессуального законодательства провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела и дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам, то есть разрешить определенный круг проблем, может и не ограничиваться только этим. В соответствии с процессуальным законодательством (например, ч. 3 ст. 57 УПК РФ) эксперт вправе (но совсем не обязан) ответить в числе прочих и на вопросы, хотя и не поставленные перед ним, но относящиеся к предмету судебной экспертизы. То есть самостоятельно поставить перед собой проблему для последующего разрешения. А это уже проявление мотивации. Ярким проявлением мотивации будет и решение экспертом в процессе исследования задач творческого характера.
Несомненна зависимость применяемых в процессе судебно-экспертного исследования средств от содержания целей исследования и формы осуществления цели от характера средств.
В судебно-экспертной деятельности, как и в любой другой практической деятельности человека, можно выделить различные виды целей. Можно говорить об общей, частных и конкретных целях. Общая (стратегическая) цель судебно-экспертной деятельности - установление истины по уголовным и гражданским делам путем использования сведущим лицом (экспертом) при разрешении экспертных задач специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Частные (тактические) цели судебно-экспертной деятельности реализуются в рамках отдельного уголовного или гражданского дела и состоят в установлении фактических данных по этому делу, в отношении которых перед экспертом поставлены вопросы. Конкретной целью отдельного судебно-экспертного исследования будет разрешение задач именно этого исследования.
Возможно разделение целей судебно-экспертной деятельности и на объективные и субъективные, реальные и нереальные, истинные и ложные, ближайшие и перспективные <*>.
--------------------------------
<*> См.: Казакевич Т.А. Целесообразность и цель в общественном развитии. Л., 1969.

Достижению целей судебно-экспертного исследования служит разрешение экспертных задач.
В самом общем виде под задачей понимается данная в определенных условиях цель деятельности, которая должна быть достигнута преобразованием этих условий согласно определенной процедуре <*>. Задача применительно к судебно-экспертному исследованию включает в себя требования (цели исследования), условия (известное - фактические данные и представленные на экспертизу материалы) и искомое (неизвестное), формулирующееся в вопросах. Между этими элементами существуют определенные связи и зависимости, за счет которых осуществляются поиск и определение неизвестных элементов через известные.
--------------------------------
<*> См.: Краткий психологический словарь. М., 1985. С. 99.

Задача судебно-экспертного исследования как логико-психологическая категория становится таковой, когда она предъявляется эксперту для разрешения. Он ее уясняет, доопределяет, ставит перед собой и ищет способ разрешения. По сути, поставив перед собой задачу, сформулировав ее на основании полученного задания проблемного характера, судебный эксперт выполняет полный цикл продуктивного мышления. При этом очевидно, что задача судебно-экспертного исследования и задание судебному эксперту - понятия не полностью тождественные. Задание судебному эксперту выражается исключительно в вопросах, поставленных перед ним в постановлении или определении о назначении экспертизы. А вот задачи конкретного судебно-экспертного исследования он определяет для себя сам на основании этих вопросов. И естественно, что они могут не совпадать.
"Задача судебно-экспертного исследования" - понятие чрезвычайно многоплановое, и для типологии этих задач могут быть использованы различные параметры. В частности, следующие: отношение к конечным целям исследования; степень общности и степень типизации отношение к творчеству и ряд других. Однако наиболее существенным представляется деление задач по цели как основному содержанию понятия задачи.
Исходя из конечной цели судебно-экспертного исследования, экспертные задачи подразделяются на ряд классов. При этом в понимании сущности таких задач различными авторами есть некоторые различия. Так, в Энциклопедии судебной экспертизы выделяется три класса задач: классификационные, идентификационные и диагностические <*>. Об аналогичных категориях экспертных задач говорит и Ю.Г. Корухов <**>.
--------------------------------
<*> См.: Энциклопедия судебной экспертизы. М., 1999. С. 129.
<**> См.: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М., 1998. С. 68.

Е.Р. Россинская в книге, вышедшей в 1996 г., также говорит о трех основных группах задач, разрешаемых судебными экспертизами. Но выделяет задачи, направленные на идентификацию объектов, диагностические задачи и задачи, связанные с экспертной профилактикой <*>.
--------------------------------
<*> См.: Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996. С. 6 - 7.

В 2001 г. в книге, написанной в соавторстве с А.И. Усовым, Е.Р. Россинская выделяет уже две группы задач - идентификационные и диагностические <*>. Аналогичные группы экспертных задач выделены и Г.Л. Грановским <**>.
--------------------------------
<*> См.: Россинская Е.Р., Усов А.И. Судебная компьютерно-техническая экспертиза. М., 2001. С. 124.
<**> См.: Грановский Г.Л. Экспертные задачи: понятие, структура, стратегия решения // Теоретические и методические вопросы судебной экспертизы. М., 1985. С. 67.

Авторами книги "Основы советской криминалистической экспертизы" применительно именно к классу криминалистических экспертиз отмечено, что "цели криминалистической экспертизы можно объединить по следующим основаниям: идентификация объектов, установление групповой принадлежности, решение иных вопросов (установление причинных и других связей, первоначального состояния объектов и т.д.), относящихся к неидентификационным исследованиям" <*>.
--------------------------------
<*> Основы советской криминалистической экспертизы. М., 1975. С. 17.

То есть по сути речь идет об идентификационных, классификационных и диагностических задачах.
А.Р. Шляхов, также говоря только о криминалистической экспертизе, выделяет две группы задач, разрешаемых такой экспертизой, - идентификационные и неидентификационные. К числу идентификационных им отнесено четыре группы задач: отождествление индивидуально-определенных объектов, имеющих собственную устойчивую форму, по материально-фиксированным отображениям внешнего строения, а также по разделенным частям целого отождествление индивидуально-определенной совокупности (массы) вещества по его внутренней структуре, физическим константам, химическим свойствам; идентификация конкретного источника происхождения объектов и установление рода, вида, группы объектов по внешним отображениям, отдельным свойствам и признакам и определение на этой основе групповой принадлежности объектов.
К неидентификационным задачам криминалистической экспертизы он относит: определение места, времени, способа, последовательности совершения действия (события), механизма следообразования, установление причинной связи и др. <*>. То есть задачи идентификационного характера рассматриваются им значительно шире, чем большинством авторов, и в их число включены, кроме прочего, задачи классификационные.
--------------------------------
<*> См.: Криминалистика социалистических стран. М., 1986. С. 277 - 278.

В учебнике "Криминалистика", вышедшем в 2000 г. под редакцией Р.С. Белкина, в зависимости от конечной цели исследования экспертные задачи разделены на классификационные, идентификационные и диагностические. При этом подчеркивается, что частным случаем диагностических задач являются задачи ситуалогические <*>.
--------------------------------
<*> См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. М., 2000. С. 432 - 433.

Об идентификационных, классификационных, диагностических и ситуационных экспертных задачах говорят и А.Р. Белкин <*>, А.И. Винберг и Н.Т. Малаховская <**>.
--------------------------------
<*> См.: Белкин А.Р. Теория доказывания. М., 1999. С. 208.
<**> См.: Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология. Волгоград, 1979. С. 155 - 182.

Наконец, в фундаментальном исследовании "Основы судебной экспертизы", вышедшем под редакцией Ю.Г. Корухова, отмечается, что большинством авторов в качестве основных классов задач судебной экспертизы выделяют: идентификационные, классификационные, диагностические и интеграционные (ситуалогические) <*>.
--------------------------------
<*> Основы судебной экспертизы. Ч. 1. Общая теория. М., 1997. С. 77 - 78.

Как видим, подходы различных авторов к классификации экспертных задач различаются. В ряде случаев - существенно. Однако со всей очевидностью просматриваются две характерные черты всех приведенных выше классификаций. Во-первых, в познавательном аспекте экспертные задачи рассматриваются всеми авторами практически одинаково. Разница лишь в отнесении задач к той или иной группе, выделении или невыделении в отдельную группу. И во-вторых, все авторы без исключения в той или иной форме выделяют задачи идентификационного характера в отдельную группу.
Последнее не удивительно, так как, по совершенно справедливому замечанию Р.С. Белкина, теория криминалистической идентификации является одной из самых разработанных частных криминалистических теорий <*>. Вместе с тем представляется, есть необходимость остановиться на рассмотрении идентификационной составляющей задач судебно-экспертного исследования.
--------------------------------
<*> См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997. С. 244.

В самом общем виде идентификация - это признание тождественности, отождествление объектов, опознание. В технике, математике это установление соответствия распознаваемого предмета своему образу (знаку), называемому идентификатором. В кибернетике это построение модели системы по данным ее функционирования. В химии - установление вида и состояния молекул, ионов, радикалов, атомов и других частиц на основе сопоставления экспериментальных данных с соответствующими справочными данными для известных частиц. То есть по сути установление тождества неизвестного химического соединения с известным путем сравнения их физических и химических свойств <*>.
--------------------------------
<*> См.: Российский энциклопедический словарь. Кн. 1. М., 2001. С. 559; Большая медицинская энциклопедия. Т. 9. М., 1978. С. 23; Химическая энциклопедия. Т. 2. М., 1990.

Медицинское понятие идентификации многозначно. В чем-то оно схоже с кибернетическим, химическим и криминалистическим. В чем-то - специфично. Например, методы кибернетической идентификации применяются для построения моделей сердечно-сосудистой системы, системы кровообращения, структуры двигательного аппарата и др. При идентификации вирусов происходит установление их тождественности или отличия при сопоставлении с уже известными вирусами. Идентификация личности производится как с использованием положений теории криминалистической идентификации, так и на основе изучения строения организма человека <*>.
--------------------------------
<*> См.: Большая медицинская энциклопедия. Т. 9. М., 1978. С. 23 - 27; Судебно-медицинская экспертиза. М., 1985. С. 138, 199 - 206, 302 - 306.

В психологии идентификация понимается двояко. Во-первых, как опознавание, распознавание кого-либо или чего-либо в результате сопоставления, сличения одного объекта с другим на основании каких-либо признаков или свойств. И во-вторых, как уподобление, отождествление с кем-либо или чем-либо <*>.
--------------------------------
<*> См.: Краткий психологический словарь. М., 1985. С. 108 - 109; Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности. М., 1995. С. 108, 111.

И наконец, в криминалистике идентификация - это процесс установления тождества объекта или личности по совокупности общих и частных признаков <*>.
--------------------------------
<*> См.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. С. 78.

Соответственно определяются и идентификационные задачи в конкретных видах практической деятельности. При этом представляется, что применительно к задачам судебно-экспертного исследования нельзя говорить исключительно о задачах, решаемых исходя из теории криминалистической идентификации. И в этом смысле определение идентификационных задач судебной экспертизы в "Энциклопедии судебной экспертизы" как задач, решаемых в процессе отождествления объекта по его материально фиксированным отображениям <*>, то есть по сути задач криминалистической идентификации, видится не совсем точным.
--------------------------------
<*> См.: Энциклопедия судебной экспертизы. М., 1999. С. 129.

"Судебная экспертиза" - понятие гораздо более широкое, чем "криминалистическая экспертиза", и включает в себя наряду с криминалистической экспертизой судебно-медицинскую, судебно-химическую, судебно-ботаническую и многие другие классы экспертиз. И практически каждый класс судебной экспертизы решает задачи идентификационного характера. Разумеется, все эти задачи не могут быть решены, только исходя из теории криминалистической идентификации. Например, жидкие, сыпучие и газообразные вещества в принципе не могут быть идентифицированы с использованием методов криминалистики, на что неоднократно обращали внимание многие криминалисты <*>. Использование же методов других наук делает это вполне возможным <**>.
--------------------------------
<*> См.: Винберг А.И. Насущные вопросы теории и практики судебной экспертизы // Советское государство и право. 1961. N 6. С. 76; Васильев А.Н. Ошибочная точка зрения // Социалистическая законность. 1969. N 7; Салтевский М.В. Объекты идентификации и установления групповой принадлежности // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 2. Киев, 1965. С. 97.
<**> См., например: Вайтякунас В.Ю., Гутманас Я.С. Возможности криминалистического исследования слезоточивого газа // Информационный бюллетень НИИСЭ МЮ Литовской ССР. N 7. Вильнюс, 1983. С. 23 - 25; Классификация основных методов судебной экспертизы. М., 1982; Собко Г.М. Вероятностно-статистическое обоснование достоверности одорологической идентификации // Вопросы теории судебной экспертизы. Сб. 31. 1977. С. 142 - 177 и др.

В химических, физических, медицинских и иных судебно-экспертных исследованиях, несомненно, применимы другие, некриминалистические, виды идентификации. Примеров таких исследований можно привести множество. Это (кроме уже упоминавшихся возможных в ряде случаев идентификационных исследований жидких, сыпучих и газообразных веществ), в частности, отнесение обнаруженных на месте происшествия следов нефтепродуктов или горюче-смазочных материалов к конкретному, индивидуально-определенному объему таких веществ. Отождествление конкретных масс наркотических средств и психотропных веществ по отделенным от них частям. Установление принадлежности частиц почвы конкретному участку местности. Судебно-медицинская идентификация личности (без применения методов криминалистики) на основе таких ее особенностей, как расовая принадлежность, своеобразие анатомического строения, антигенные свойства, особенности костного скелета и др. Перечень идентификационных задач, разрешаемых судебно-экспертным исследованием, можно продолжать если и не бесконечно, то достаточно долго.
Естественно, что, по совершенно справедливому замечанию Р.С. Белкина, теория криминалистической идентификации и разработанная в ней методика криминалистической идентификации могут найти (и находят) свое применение и использование в медицинских, химических и иных исследованиях. Но это не делает эти процессы криминалистическими <*>. Как и не лишает специфики криминалистическую идентификацию и не умаляет ее значения как самостоятельного вида идентификации.
--------------------------------
<*> См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 2. М., 1997. С. 267 - 268.

Таким образом, идентификационные задачи судебно-экспертного исследования значительно шире криминалистических идентификационных задач. И должны включать в себя как криминалистические идентификационные задачи, так и задачи, разрешаемые на основе некриминалистической идентификации.
Представляется, что к числу идентификационных задач, разрешаемых в процессе судебно-экспертной деятельности, могут быть отнесены следующие группы задач:
- отождествление индивидуально-определенных объектов, имеющих собственную устойчивую форму (человек, животное, предмет) по материально-фиксированным отображениям внешнего строения;
- отождествление человека или животного на основе изучения строения организма и его частей;
- отождествление разделенного объекта (фарного рассеивателя, клинка ножа, экземпляра газеты и т.п.) по его частям;
- отождествление индивидуально-определенной совокупности (массы) вещества (химического соединения) по его внутренней структуре, физическим константам, химическим свойствам;
- отождествление объекта (вещества, вируса, микроба) путем изучения физических и химических свойств, биологических особенностей, морфологии, антигенной структуры и др. на основе сопоставления с соответствующими справочными материалами.
Значительная часть задач судебно-экспертных исследований носит диагностический характер. По данным Ю.Г. Корухова, в криминалистической экспертизе это 60 - 80% от общего объема решаемых задач <*>. А по мнению В.А. Снеткова, решение диагностических задач вообще составляет в целом или частично содержание всех судебных экспертиз <**>.
--------------------------------
<*> См.: Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. М., 1998. С. 73.
<**> См.: Снетков В.А. Криминалистическая диагностика в деятельности экспертно-криминалистических подразделений МВД России по применению экспертно-криминалистических методов и средств. М., 1998. С. 24.

Задачи эти крайне разноплановы, и ряд авторов дают их дополнительную классификацию. Так, автор термина "криминалистическая диагностика" В.А. Снетков, говоря о диагностических экспертных задачах, говорит о задачах конкретных классов, родов, видов экспертиз и не типизирует их <*>.
--------------------------------
<*> См.: Снетков В.А. Криминалистическая диагностика в деятельности экспертно-криминалистических подразделений МВД России по применению экспертно-криминалистических методов и средств. М., 1998. С. 26 - 34.

А.И. Рудиченко в специально посвященной этому вопросу работе разделил такие задачи на два класса: задачи, ограниченные распознаванием природы исследуемого явления либо в целом всего исследуемого объекта, то есть диагностические классификационные задачи и задачи, требующие распознавания как природы, так и состояния данного явления, когда распознавание природы явления играет подчиненную роль и необходимо как предварительный этап для дальнейшего определения состояния явления, то есть диагностические задачи исследования состояния <*>.
--------------------------------
См.: Рудиченко А.И. Классификация и структура решения диагностических экспертных задач, их место в системе задач судебной экспертизы // Теоретические вопросы судебной экспертизы. Сб. 48. М., 1981. С. 93 - 105.

В фундаментальной работе "Основы судебной экспертизы" приводится наиболее подробная классификация диагностических экспертных задач. Выделяется четыре подкласса задач такого рода: классификационно-диагностические, собственно диагностические, обстановочные и причинно-динамические <*>.
--------------------------------
<*> См.: Основы судебной экспертизы. Часть 1. Общая теория. М., 1997. С. 78. В работе подчеркивается, что наименования подклассов диагностических задач условны и на окончательные не претендуют.

При этом говоря о классификационно-диагностических задачах, авторы работы (как и А.И. Рудиченко) по сути говорят о задачах классификационных в принятой большинством авторов классификации экспертных задач, поскольку иначе как классификационными нельзя назвать задачи, которые "имеют целью установление характеристик (свойств) неизвестного или известного объекта для отнесения его к общепринятому классу". Да и сами авторы называют их буквально следующим образом: "Классификационно-диагностические задачи (классификационные)" <*>.
--------------------------------
<*> См.: Указ. соч. С. 78.

Основанием отнесения классификационных задач к числу диагностических послужило, надо полагать, то, что в процессе исследования такого рода выявляются признаки объекта и уже на основании этих признаков происходит его отнесение к определенному классу, роду, виду. Но ведь и при идентификационном исследовании также выявляются признаки объекта, а уж потом на основании их изучения происходит отождествление. При этом никто из авторов не говорит об "идентификационно-диагностическом" исследовании.
Прав В.И. Кириллов, отмечая, что всякая классификация относительна. Многие объекты вообще не могут быть отнесены безоговорочно к какой-либо определенной группе <*>. И несомненно, один и тот же объект по различным основаниям может быть отнесен к различным классификационным группам. Но раз уж нами избрано в данном случае такое основание классификации экспертных задач, как конечная цель исследования, и в качестве этой цели определено отнесение объекта к определенному классу, роду, виду, то говорить нужно все же о классификационной задаче, а не о классификационно-диагностической. Разумеется, в процессе ее разрешения (и с целью ее разрешения) может быть решена масса подзадач. В том числе и диагностического характера.
--------------------------------
<*> См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М., 1982. С. 56.

Под собственно диагностическими задачами авторы "Основ судебной экспертизы" понимают задачи, решая которые устанавливают состояние объектов, включенных в сферу деятельности следствия и суда в связи с происшедшим событием <*>. С подобной трактовкой диагностических задач нельзя не согласиться. Поскольку именно она в полной мере соответствует термину "диагностика", ее определяющему (в том числе и "классическому", медицинскому его пониманию) <**>.
--------------------------------
<*> См.: Основы судебной экспертизы. Ч. 1. Общая теория. М., 1997. С. 79.
<**> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1990. С. 167; Большая Советская Энциклопедия. Т. 8. М., 1972. С. 223; Большая медицинская энциклопедия. Т. 7. М., 1977. С. 241 - 252.

Несомненно, возможно решение диагностических задач и в рамках производства судебных экспертиз иных классов, родов и видов. От судебно-почвоведческой (например, установление природы почвенных наслоений) до судебно-религиоведческой (диагностика вероисповедания <*>).
--------------------------------
<*> См.: Тихонравов Ю.В. Судебное религиоведение. М., 1998. С. 214 - 222.

Обстановочно-диагностические задачи, по мнению авторов "Основ судебной экспертизы", непосредственно направлены на реконструкцию внешней обстановки события <*>. Конкретно к задачам такого рода отнесены задачи установления времени и места частных эпизодов и события в целом, локализации участников события и вещной обстановки происшествия.
--------------------------------
<*> См.: Основы судебной экспертизы. Ч. 1. Общая теория. М., 1997. С. 80.

Причинно-динамические диагностические задачи имеют целью установление причинно-следственных отношений, механизма компонентов (эпизодов) события, возможности совершения определенных действий и наступления конкретных последствий <*>. При этом задачи причинно-следственного характера понимаются как реализуемые в установлении причин наступления определенных последствий.
--------------------------------
<*> См.: Основы судебной экспертизы. Ч. 1. Общая теория. М., 1997. С. 80.

Изучив определения обстановочных и причинно-динамических диагностических задач, данные авторами "Основ судебной экспертизы", нельзя не обратить внимание на то, что, говоря о них, авторы работы говорят не об однородных диагностических задачах, а о задачах интеграционных. Обратившись к примерам, иллюстрирующим, по мнению авторов упомянутой работы, решение обстановочных диагностических задач, обнаруживаем, что большая часть из них не может быть решена как собственно диагностические, то есть определяющие состояние исследуемого объекта. Например, установление времени и места наступления смерти. Если время наступления смерти еще можно определить, изучив состояние трупа (по сути собственно диагностическая задача) и выявив трупные явления (температура трупа, трупные пятна) и явления переживаемости органов и тканей трупа (механическая и электровозбудимость мышц, зрачковая реакция и др.) <*>, то место наступления смерти можно определить, только изучив и труп, и одежду на нем, и место происшествия. Решив при этом ряд подзадач, в том числе и диагностических. То же можно сказать и обо всех остальных приведенных примерах.
--------------------------------
<*> См.: Судебно-медицинская экспертиза. М., 1985. С. 152 - 163.

Задачи причинно-следственного характера, например установление причин смерти, разрушений при взрывах, возгораний при пожарах, по большей части также интегративны. Установление причин смерти возможно в результате изучения состояния трупа, а причин возгорания - исследованием остатков горючего вещества. Но, установив, например, что причиной смерти стала асфиксия, а причиной возгорания вещества - повышение его температуры до критического уровня, вряд ли можно с высокой точностью восстановить механизм происшедшего и определить, какие же, собственно, действия стали причиной этого. Решение таких задач требует исследования различных объектов, а то и всей обстановки происшедшего в целом. И не только исследований диагностического характера. А причины разрушений при взрыве и вовсе кроются не только в силе воздействия поражающих факторов взрыва (ударная волна, термическое воздействие и др.), но и в характеристиках материалов, из которых изготовлен пораженный объект, и в технологии его изготовления. И здесь решение задачи состоит из решения ряда подзадач, далеко не всегда носящих диагностический характер.
Задачи установления механизма эпизодов события также интеграционны в принципе. Например, число участников происшедшего может быть установлено помимо диагностических исследований рядом классификационных и идентификационных исследований следов обуви, пальцев рук и др.
Таким образом, представляется, что, говоря об обстановочных и причинно-динамических диагностических задачах, авторы "Основ судебной экспертизы" по сути говорят об интеграционных задачах ситуалогического характера. Поскольку речь идет об определении сочетания условий и обстоятельств, создающих определенную обстановку, положение, что собственно по энциклопедическому определению и есть ситуация <*>. И если уж классифицировать экспертные задачи, исходя из конечной цели судебно-экспертного исследования, то точнее было бы, говоря о таких задачах, назвать их ситуалогическими и выделить в отдельный класс. Тогда классификация экспертных задач, исходя из конечных целей исследования, выглядела бы так, как представляет ее большинство авторов:
--------------------------------
<*> См.: Российский энциклопедический словарь. Кн. 2. М., 2001. С. 1441.

- идентификационные,
- классификационные,
- диагностические,
- ситуалогические.
И как это, собственно, и отмечено в "Основах судебной экспертизы". А деление ситуалогических задач на обстановочные и причинно-динамические могло бы стать основой их классификации.
Разрешение многообразных экспертных задач, как уже отмечалось, служит достижению целей судебно-экспертного исследования, которые, в свою очередь, выступают как один из способов организации действий и операций судебного эксперта в определенную систему. То есть по сути цели судебно-экспертного исследования во многом предопределяют содержание методики такого исследования как системы методов и средств разрешения экспертных задач.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL