Понедельник, 22 Апрель 2013 13:06

Этапы развития судебной экспертизы

  • Автор(ы): Аверьянова Т.В.
  • Информация об авторе(ах): Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор (ЭКЦ МВД России).
  • Информация о публикации: "Эксперт-криминалист", 2008, N 1

Судебная экспертиза, как и криминалистика и все иные науки, возникла в ответ на запросы практики.
Первоначальные сведения, дошедшие до нас о применении экспертизы в суде, крайне скудны и отрывочны. Случаи приглашения в суд экспертов были известны еще древнеримскому судебному процессу, где в этой роли выступали землемеры, а также специалисты по почеркам. Но эти факты относятся к гражданскому процессу. В уголовном процессе первое упоминание о судебных экспертизах связано с медицинской экспертизой. Так, например, в трудах Гиппократа (жившего более 400 лет до н.э.) рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании их трупов и др.

После реформы 1864 г., совпавшей по времени с общим научно-техническим прогрессом, можно заметить широкое развитие применения экспертизы в суде и возрастающий рост научной экспертизы. Именно в конце XIX и начале XX столетия начинает внедряться в судебную практику криминалистическая экспертиза, охватывающая целую группу экспертиз, назначаемых главным образом для исследования вещественных доказательств. Возникают экспертизы: техническая, экономическая, химическая, литературно-художественная, сценическая, историческая; делаются попытки к разработке психологической экспертизы, возникает специальная отрасль финансовой экспертизы - судебно-бухгалтерская экспертиза. Возникали вопросы о применении даже таких экспертиз, как экспертиза преступников по вопросам техники совершения преступления <1>. Другими словами, это были первые шаги становления научной и практической экспертной деятельности.
--------------------------------
<1> См.: Никифоров В.М. Юридическая природа экспертизы в советском уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1945.

Можно сказать, что до настоящего времени эта деятельность прошла в своем развитии три этапа:
а) первый этап - накопление эмпирических знаний, разработка и совершенствование научных методов, средств и методик исследования вещественных доказательств;
б) второй - обобщение эмпирического материала и формирование частных экспертных теорий;
в) третий - систематизация накопленных знаний и формирование общей теории судебной экспертизы.
Сказанное отнюдь не означает, что с окончанием, например, первого этапа закончились и накопление эмпирических знаний или разработка новых методик исследования с использованием соответствующих времени средств и методов. То же самое можно сказать и о втором, и о третьем этапе. Эти этапы перекрываются между собой. И, конечно же, нельзя сказать, что процесс развития судебной экспертизы завершен. Диалектика научного познания с очевидностью свидетельствует о бесконечности этого процесса, а появляющиеся исследования в области судебной экспертизы лишь подтверждают эту истину.
Первый этап, или направление, становления судебной экспертизы как науки ознаменовался накоплением эмпирических данных: об объектах, методах и средствах исследования; о возможности разработки собственно экспертных средств, методов и методик исследования вещественных доказательств; о приспособлении методов и средств других наук к нуждам экспертной практики. Именно на основе систематизации накопленных эмпирических знаний в последние годы наряду со ставшими традиционными криминалистическими экспертизами появляются и развиваются такие новые специальные виды экспертиз, потребность в которых вызвана меняющимся характером преступности, увеличением числа таких преступлений, как похищение людей, терроризм, вымогательство, криминальные взрывы, подделка и изготовление вредных для здоровья продуктов питания, преступления в сфере компьютерных технологий и в экономике. В первую очередь, это такие экспертизы, как геномные, компьютерные, фоноскопические, судебно-экономические, экспертизы запаховых следов и ряд других. Разрабатываются и успешно приспосабливаются к нуждам судебной экспертизы такие методы и технические средства, как высокоэффективная жидкостная хроматография, металлографические методы исследования, хроматомасс-спектрометры, ИК-Фурье-спектрометры, микрорентгенофлуоресцентный и рентгеноструктурный анализаторы элементного состава веществ и т.д.
Возникновение новых объектов и новых задач, которые ставит перед экспертами следственная практика, требует не только разработки практических рекомендаций для следователей, средств, методов и методик исследования новых объектов, но и влечет за собой формирование и развитие новых направлений экспертной деятельности. В частности, такого направления, как ДНК-анализ биологических следов человека, отличающийся от большинства других специальных видов экспертных исследований возможностью индивидуальной идентификации. Перспективность использования данного метода в ОРД и при расследовании особо опасных преступлений подтверждена практикой.
ДНК-анализ является самым надежным методом идентификации личности, который открывает возможности, ранее недоступные в этой области. В отдельных человеческих тканях (кости, зубы, ногти, волосы) генный материал может храниться без повреждений неограниченно долгое время, что позволяет идентифицировать неопознанные останки, например, жертв несчастных случаев или преступлений даже через десятки лет после их гибели. Метод позволяет решать вопрос о происхождении биологического следа даже в тех случаях, когда отсутствует прижизненный сравнительный материал, - используются образцы его биологических родственников (родители, дети, родные братья).
Метод ДНК-анализа во всех криминалистических лабораториях зарубежных стран является приоритетным и по данным ведущих специалистов в этой области - по результатам исследования ДНК биологических следов уже сейчас возможно восстанавливать такие внешние данные подозреваемого, как цвет волос и глаз, величина ушной мочки, а в перспективе, возможно, и полный его портрет. Коммерческие наборы появятся в экспертной практике России в ближайшем будущем.
Для более эффективной работы в этом направлении необходимы внедрение автоматизированных комплексов для проведения ДНК-анализов и создание учета данных ДНК биологических следов, изымаемых с мест нераскрытых тяжких и особо тяжких преступлений. Эта работа уже ведется в МВД России, однако для успешной ее реализации необходимы разработка и вступление в законную силу федерального закона "О государственной геномной регистрации в Российской Федерации". Такой закон разработан силами сотрудников ЭКЦ МВД России, согласован со всеми заинтересованными ведомствами и в настоящее время передан в аппарат Правительства РФ.
Второй этап - обобщение эмпирического материала и формирование частных экспертных теорий. Интенсивное формирование научных основ отдельных видов экспертизы, в том числе и частных экспертных теорий, наблюдается с конца 40-х до середины 70-х годов прошлого века. Это не означает, что на данный период развития судебной экспертизы этот процесс закончился. Но именно тогда были заложены и основы частных теорий криминалистической экспертизы вообще <2>, и основы частных теорий отдельных классов и родов судебных экспертиз.
--------------------------------
<2> См.: Винберг А.И. Основные принципы советской криминалистической экспертизы. М., 1949; Он же. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1956; Никифоров В.М. Экспертиза в советском уголовном процессе. М., 1947; Рахунов Р.Д. Теория и практика экспертизы в советском уголовном процессе. М., 1950.

Позже, когда судебной экспертизой было накоплено достаточно эмпирического экспертного материала и обозначены некоторые отдельные теоретические построения, возникла необходимость в обобщении этой эмпирики, в создании таких частных экспертных теорий, как экспертная идентификация, экспертная диагностика, экспертная профилактика, экспертная прогностика и т.д.
Частные теории отдельных родов и видов экспертиз - это то, что имеется обычно в виду под их научными основами. Основываясь на положениях общей теории, они содержат в качестве исходных посылок те ее данные, которые отвечают специфике отдельных родов или видов экспертиз. Помимо этих данных, имеющих общее значение, содержание частной теории составляют специфические научные основания данного рода, вида экспертиз, характеристика типичных методов исследования и типичных (или типовых) методик, используемых для решения опять-таки типичных для этого рода, вида экспертиз задач.
Характерным примером создания новых частных теорий являются такие теории, как теория экспертного исследования оружия, боеприпасов и следов их применения, экспертного фоноскопического исследования и т.п. Положено начало разработке научных основ ряда иных родов экспертиз, в частности лингвистической. Следует отметить, что предлагаемая частная теория применения лингвистических знаний в судебной экспертизе имеет свой предмет и методологию, систему и структуру, в которых достаточно обоснованно отражены закономерности ее существования, базовые сведения в области прикладной лингвистики, раскрыты основные понятия, определены задачи и методы исследования, указаны материалы, необходимые для проведения исследований.
Количественный рост теоретических знаний о судебной экспертизе, сам естественный ход вещей привел к качественному скачку: возникновению проблемной научной ситуации, разрешение которой оказалось возможным лишь на пути создания общей теории судебной экспертизы, которая была призвана свести "открытые в данной области законы к единому объединяющему началу".
Все это послужило основанием для перехода к третьему этапу - этапу формирования общей теории судебной экспертизы. Наряду с фундаментальными работами в области отдельных родов (видов) криминалистических экспертиз, таких как почерковедение (В.Ф. Орлова, А.И. Манцветова, Л.Е. Ароцкер); трасологические (Б.И. Шевченко, Г.Л. Грановский, Ю.Г. Корухов, Н.П. Майлис, М.В. Салтевский); баллистические (Б.М. Комаринец, Ю.М. Кубицкий, Е.И. Сташенко, А.И. Устинов, В.М. Плескачевский); документоведческие (В.К. Лисиченко, Б.И. Пинхасов, Д.Я. Мирский, А.А. Гусев); судебно-портретные (В.А. Снетков, А.М. Зинин, З.И. Кирсанов), появляются работы, хотя и посвященные теории криминалистических экспертиз, по сути своей расширяющие предмет исследования и закладывающие основы общей теории судебной экспертизы. Это работы А.В. Дулова, А.И. Винберга, Ю.Г. Корухова, В.М. Никифорова, И.Л. Петрухина, А.Р. Шляхова, А.А. Эйсмана и других ученых.
Пик научных исследований в этой области приходится на 80-е - первую половину 90-х годов. Усилиями ряда ученых в те годы были сформулированы концептуальные основы этой общей теории, ее структура и функции. Тем не менее в рамках частных и общей теории судебных экспертиз существует немало нерешенных вопросов. Одним из них является вопрос: существуют ли экспертные предметные науки и следует ли их включать в общую теорию судебной экспертизы?
Так, авторы "Судебной экспертологии" придают предметным судебным наукам значение теоретических основ отдельных родов и видов экспертиз. Они пишут: "Во всех случаях действует... закономерность связей каждого вида экспертизы со своей предметной судебной наукой, а через нее или непосредственно и с ее материнской, базовой, наукой.
Именно это определяет сущность каждого вида экспертизы, научные основы которой базируются на предметных судебных науках и их материнских науках" <3>.
--------------------------------
<3> Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз). Волгоград, 1979. С. 130.

Отвлекаясь от системы экспертологии как некой совокупности учений, рассмотренной в начале книги, авторы в гл. 5 "Закономерности развития судебной экспертологии и ее система" схематически показывают содержание экспертологии в аспекте составляющих ее знаний. В ее систему они включают подсистемы четырех уровней: первый уровень - фундаментальные базовые (материнские) науки; второй уровень - предметные судебные науки; третий уровень - отрасли предметных судебных наук; четвертый уровень - практическая деятельность: судебные экспертизы.
Если выделить в этой схеме то, что имеет отношение к криминалистической экспертизе, получится следующая картина.
Предметной судебной наукой для этого рода экспертиз названа криминалистика. Правда, из последующего комментария следует, что авторы имеют в виду не всю криминалистику, а лишь криминалистическую технику <4>. Материнскими науками для этой предметной науки согласно схеме служат психология, право, математика, физика, биология, физиология. Отраслями предметной судебной науки являются судебное почерковедение, судебное документоведение, судебная трасология, судебная баллистика. Наконец, в качестве четвертого уровня фигурируют криминалистические экспертизы, виды которых не называются.
--------------------------------
<4> См.: Там же. С. 123.

Анализ этой системы позволяет обнаружить в ней ряд противоречий и вызывающих сомнение положений.
1. Ни психология, ни математика, ни другие названные авторами науки не являются для криминалистики базовыми, материнскими. Криминалистика не является ни их разделом, отраслью, какими, например, являются другие предметные судебные науки - судебная медицина, судебная психиатрия и т.п., ни конгломератом почерпнутых из них сведений. Не является для нее базой и право, под которым авторы, очевидно, имели в виду правовые науки, поскольку в схеме фигурируют именно области научного знания. Криминалистика сама выступает как наука, находящаяся в одном ряду с этими материнскими науками.
Положение не проясняется и в том случае, если под предметной судебной наукой понимать не всю криминалистику в целом, а лишь криминалистическую технику. В этом случае мы должны констатировать, что в составе криминалистики имеется еще одна наука - предметная. В каком же качестве фигурирует сама криминалистика? В качестве материнской?
Отечественные криминалисты, в том числе А.И. Винберг, неоднократно подчеркивали, что криминалистика не заимствует механически данные других наук для их использования в судопроизводстве, а активно, творчески перерабатывает их. Еще Б.М. Шавер писал: "Понятно, что "наука", "сообщающая" сведения из других наук, - не есть наука" <5>. Таким образом, можно заключить, что применительно к криминалистике предложенная авторами схема страдает явным дефектом.
--------------------------------
<5> Шавер Б.М. Предмет и метод советской криминалистики // Социалистическая законность. 1938. N 6. С. 57.

2. Если согласиться с приведенными доводами, то перечисленные отрасли предметной судебной науки криминалистики таковыми признаны быть не могут, да они и в действительности ими не являются. Это отрасли (подразделы) криминалистической техники. Содержание этих отраслей дифференцируется в зависимости от того адресата, на которого они рассчитаны: на следователя, оперативного работника, судью или на эксперта. Такая дифференциация есть следствие процессов усложнения и специализации средств труда, характерных для всей техники, и отнюдь не означает нарушения единства содержания этого раздела криминалистической науки, против чего в свое время выступали и А.И. Винберг, и С.П. Митричев, и другие ведущие криминалисты. Вот что писал по этому поводу в 1955 г. А.И. Винберг: "Криминалистическая техника как раздел науки криминалистики едина и для следователей, и для экспертов, ибо для ее изучения и овладения следователями и экспертами заранее установленных границ нет; применение же этой техники следователями и экспертами различно ввиду четкого разграничения возложенных на них процессуальных функций" <6>. Эту позицию активно поддержал Н.А. Селиванов <7>.
--------------------------------
<6> Винберг А.И. О сущности криминалистической техники и криминалистической экспертизы // Советское государство и право. 1955. N 8. С. 84.
<7> См.: Селиванов Н.А. Основания и формы применения научно-технических средств и специальных знаний при расследовании преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1968. N 7. С. 120.

Разделяя тезис о единстве криминалистической техники как раздела науки, Р.С. Белкин отмечал, что криминалистическая техника как совокупность средств и приемов осуществления определенной деятельности не может существовать в отрыве от этой деятельности. И если такая деятельность неоднородна, если компетенция лиц, которые занимаются этой деятельностью, пределы использования ими криминалистической техники неодинаковы, то и техника, очевидно, не может не испытывать на себе влияния такой дифференциации. Так, помимо общих технико-криминалистических средств и приемов, естественно, возникают НТС и приемы, специально создаваемые или приспосабливаемые для следственной работы, ОРД и для экспертных исследований <8>.
--------------------------------
<8> См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. В 3 т. Т. 1: Общая теория криминалистики. М., 1997. С. 279.

Из сказанного можно сделать вывод, что судебное почерковедение, судебное документоведение и т.п. - это разделы соответствующих отраслей криминалистической техники, включающие в себя некоторые развитые применительно к нуждам соответствующего вида криминалистической экспертизы научные положения этой области криминалистической науки и системы средств и методов решения определенных экспертных задач. Для предметной судебной науки в этой схеме просто не остается места. Именно поэтому она и отсутствует в нашей модели общей теории судебной экспертизы.
Кстати сказать, такой же точки зрения придерживался Р.С. Белкин, по мнению которого "в теории экспертизы следует рассматривать только общие для всех видов судебных экспертиз вопросы; средства, методы и методики предметных экспертиз составляют элемент содержания соответствующих наук, по терминологии А.И. Винберга и Н.Т. Малаховской, - материнских (базовых) или предметных судебных... Рассмотрение их в общей теории оправданно, как мы полагаем, лишь в сравнительном аспекте, опять-таки в целях выявления объединяющего их общего именно как элементов целостной системы. Применительно к криминалистической экспертизе такое решение вопроса предполагает рассмотрение средств, методов и методик экспертного исследования соответственно в частных криминалистических теориях и в криминалистической технике как разделе науки, объединяющем технические средства, приемы и методики работы с доказательствами в процессе доказывания" <9>.
--------------------------------
<9> Белкин Р.С. Указ. соч. С. 454.

3. Правомерно ли включение в систему науки какой-либо области практической деятельности, как это делают авторы рассматриваемой концепции, называя четвертым уровнем системы экспертологии криминалистические экспертизы?
Мы полагаем, что нет, не правомерно.
Практическая деятельность - не часть науки, а объект ее изучения, поле приложения полученных наукой результатов, критерий истинности ее выводов и рекомендаций. Криминалистическая экспертиза не составляет исключения из этого общепризнанного положения. Именно поэтому четвертый уровень системы экспертологии представляется лишним, если иметь в виду под экспертологией область научного знания.
Другим дискуссионным вопросом является вопрос о судебной экспертизе как специальной отрасли научного знания. Следует отметить, что до сих пор нет единства взглядов в этом вопросе среди ученых. По мнению одних, судебная экспертиза является не наукой, а видом практической деятельности, структурным разделом криминалистической науки, другие же, на наш взгляд, достаточно обоснованно относят судебную экспертизу к самостоятельной области научного знания.
Р.С. Белкин, например, рассматривает криминалистическую экспертизу и криминалистическую теорию в своей фундаментальной работе "Курс криминалистики" в разделе "Частные криминалистические теории". Отсюда можно было бы сделать вывод, что, по мнению ученого, судебная экспертиза является структурным разделом науки криминалистики. Однако это не так, поскольку сам Р.С. Белкин, анализируя взгляды ученых на формирование судебной экспертизы (экспертологии, общей теории судебной экспертизы) как области научного знания, пишет: "Мы полагаем, что судебная экспертология (или общая теория судебной экспертизы - этот термин нам представляется более приемлемым) имеет все основания для конституирования в самостоятельную область научного знания, если рассматривать ее как науку о закономерностях возникновения и развития судебных экспертиз, процесса экспертного исследования и формирования его результатов, закономерностей, проявляющихся в общности тех методологических и методических основ, на базе которых возможно объединение отдельных видов судебной экспертизы в единую целостную систему с четкой классификацией видов судебной экспертизы как ее элементов... В таком качестве общая теория судебной экспертизы будет играть известную методологическую роль по отношению к теоретическим основам отдельных видов экспертиз, не лишая их в то же время самостоятельности и не отрывая от тех наук, в рамках которых они существуют и разрабатываются" <10>.
--------------------------------
<10> Белкин Р.С. Курс криминалистики. М., 2001. С. 455.

Отсюда можно сделать вывод, что общая теория судебной экспертизы имеет право на становление и развитие как самостоятельной науки. И это действительно так. Неоднократно отстаивая свою позицию по этому вопросу в своих работах, мы подчеркивали, что общая теория судебной экспертизы ни в какой степени не затрагивает целостности криминалистической науки, что она, являясь самостоятельной областью научного знания, объединяет в своем содержании то общее, что роднит все классы, роды и виды судебной экспертизы. Следует отметить, что в настоящее время таких взглядов на проблему судебной экспертизы как специальной отрасли научного знания придерживается большинство современных ученых в области криминалистики и судебной экспертизы (С.Ф. Бычкова, Ю.Г. Корухов, Н.П. Майлис, Е.Р. Россинская, Ф.М. Джавадов и другие).

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL