Воскресенье, 28 Апрель 2013 19:26

К вопросу о частноправовой сфере регулирования общественных отношений

  • Автор(ы): Максименко С.Т.
  • Информация об авторе(ах): Профессор кафедры прав человека и конституционного правосудия Саратовской государственной академии права, кандидат юридических наук.
  • Информация о публикации: "Гражданское право", 2008, N 3

Саратовская школа частного права, у истоков основания которой стояли В.А. Тархов и Ю.Х. Калмыков, развивалась долгие годы как школа гражданского права (цивилистическая школа). Представителями этой школы были известные в советской юридической науке доктора юридических наук Н.Г. Степаненко, В.П. Никитина, В.С. Константинова и другие. Плодотворно работают доктора наук (З.И. Цыбуленко, В.А. Рыбаков, А.А. Серветник и другие), многие кандидаты наук.

С признанием частной собственности и переходом России к рыночным отношениям в Саратовской академии права преподаются и такие частноправовые дисциплины, как римское частное право и международное частное право.
Трудно переоценить роль В.А. Тархова в преподавании римского частного права. По его учебнику <1> многие годы обучались саратовские студенты. В Академии издан целый ряд учебных пособий по римскому частному праву, соавторами которых стали молодые ученые, защитившие кандидатские диссертации по международному частному праву <2>.
--------------------------------
<1> См.: Тархов В.А. Римское частное право: Учебное пособие. 3-е изд., испр. и доп. Саратов, 2003.
<2> См.: Баринова М.Н., Максименко С.Т. Римское частное право: Учебное пособие для вузов: М., 2006; Максименко С.Т., Ситкова О.Ю. Осуществление и защита прав по римскому частному праву: Учебно-методическое пособие. Саратов, 2005; Максименко С.Т., Ситкова О.Ю., Кулешова И.А. Вещное право Древнего Рима: Учебное пособие. Саратов, 2008.

За последние десять лет в стенах Саратовской академии права подготовлен целый ряд молодых кандидатов юридических наук по международному частному праву, которые активно включились в преподавательскую и научную деятельность по специальности "Международное частное право" <3>.
--------------------------------
<3> См.: Ситкова О.Ю. Охрана прав детей при международном усыновлении. Саратов, 2007; Шугурова И.В. Международно-правовая охрана изобретения: Учебное пособие. Саратов, 2005 и др.

Обычно работы, посвященные делению права на публичное и частное, предваряются цитированием известного римского юриста III в. Ульпиана: "Изучение права распадается на два положения: публичное и частное (право). Публичное право, которое (относится) к положению Римского государства, частное, которое (относится) к пользе отдельных лиц; существует полезное в общественном отношении и полезное в частном отношении. Публичное право включает в себя священнодействия, служение жрецов, положение магистратов. Частное право делится на три части, ибо оно составляется из естественных предписаний, или (из предписаний) народов, или (из предписаний) цивильных" (Д.1.1.2) <4>. Этот текст Ульпиана дал богатую пищу для размышлений и дискуссий последующих поколений ученых, в том числе наших современников, что и породило современную теорию о делении права на частное и публичное. Большинство авторов, видя корни такого деления в римском праве, находят в этом высказывании Ульпиана критерий деления - интерес (польза) отдельных лиц (частное право) или государства (публичное право).
--------------------------------
<4> Дигесты Юстиниана / Перевод с латинского; Отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. I. Книги I - IX. М., 2002. С. 83.

Совсем недавно была предпринята попытка дать анализ дуализма римского права под углом зрения римско-античной системы ценностей и ценностных приоритетов <5>. О.В. Аксенова возражает против общепринятого в современной науке мнения о том, что Ульпиан в качестве разграничения публичного и частного избрал интерес (пользу), поскольку, по ее мнению, правовые и другие источники древнеримской эпохи не дают оснований для такого утверждения <6>. О.В. Аксенова упрекает современных ученых в том, что они видят в тексте Ульпиана противопоставление этих интересов.
--------------------------------
<5> См.: Аксенова О.В. Публичное и частное в римском праве: Аксиологический аспект: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2007.
<6> См.: Там же. С. 22.

Вряд ли высказывание Ульпиана можно прочесть как противопоставление интересов. Такое прочтение, скорее, вызвано конкретными задачами исследования самого автора.
Однако оставим поиски ответа на вопрос, как понимали сами римляне высказывание Ульпиана, историкам права. Известный испанский ученый Гарсиа Гарридо считает, что здесь Ульпиан скорее имеет в виду различные позиции в своих занятиях, нежели одну из классификаций права. Это следует рассматривать, по его словам, в смысле анализа с различных позиций пользы (utilitas), являющейся общей основой всего права <7>.
--------------------------------
<7> См.: Гарсиа Гарридо М. Римское частное право: Казусы, иски, институты / Перевод с испанского; Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М., 2005. С. 148.

Современные ученые рассматривают это деление с позиций системы права. По мнению саратовского ученого Н.И. Матузова, выразившего общепринятую точку зрения, в любом праве есть нормы, призванные обеспечивать прежде всего общезначимые интересы общества, государства в целом (конституционное право, уголовное, процессуальное, административное, финансовое, военное), и нормы, защищающие интересы частных лиц (гражданское право, трудовое, семейное, торговое и т.д.). Публичное право связано с публичной властью, носителем которой является государство. Частное право "обслуживает" в основном потребности частных лиц (физических и юридических), не обладающих властными полномочиями и выступающих в качестве свободных и равноправных собственников <8>.
--------------------------------
<8> См.: Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. М.И. Матузова и А.В. Малько. М., 1997. С. 358.

Поскольку речь идет о системе права, то критерием такого деления являются общественные отношения, выступающие предметом регулирования. Социально-экономической характеристикой таких отношений выступает интерес (частный или публичный). Юридической характеристикой этих отношений является метод, т.е. та совокупность правовых способов и средств, которые имманентно присущи природе отношений, более всего способствуют достижению заявленного интереса и в конечном итоге юридически отличают публичное право от частного. Здесь мы не касаемся вопроса о том, что юридический метод может быть и произвольно выбран законодателем по целевому ряду субъектных причин, как это случилось с товарно-денежными отношениями советского периода.
Еще древние римляне писали о механизме действия права следующим образом: "Действие (сила) права: повелевать, запрещать, карать" (Д.1.3.7) <9>.
--------------------------------
<9> Дигесты. С. 109.

Частноправовая сфера объективно такова, что в ней эффективнее всего разрешительные предписания права. Главное разрешение права состоит в том, что участники частноправовых отношений (физические и юридические лица) вправе сами по взаимному согласию устанавливать для себя правила поведения. Соглашение сторон, договор выступают в качестве способа установления, изменения и прекращения прав и обязанностей сторон в частном праве, регулятором взаимоотношения сторон. Это значение договора подчеркивали еще древние римляне, когда провозглашали в Законе XII таблиц: "Если кто совершает nexum или mancipium <10>, то пусть слова, которыми он обязуется, почитаются нерушимым правом" (Т. V, 1) <11>.
--------------------------------
<10> Древнеримские сделки.
<11> См.: Законы XII таблиц / Перевод Л.Л. Кофанова. М., 1966. С. 73.

В этом же смысле высказывается Гарсиа Гарридо: "Закон считается публичным актом потому, что провозглашается перед лицом народа, собравшегося в комициях, а впоследствии его текст выставляется на всеобщее обозрение. Закон может быть также частноправовым актом, - таковым является закон, который относится к тем распоряжениям, которые высказывают те, кто распоряжается своим имуществом посредством частных сделок (lex rei suae dicta)" <12>.
--------------------------------
<12> Гарсиа Гарридо М.У. Указ. раб. С. 63.

Признает реальные основания за концепцией римского публичного и частного права как систем юридической централизации - децентрализации и О.В. Аксенова, в своей кандидатской диссертации, специально посвященной публичному и частному в римском праве, полагая, что данный критерий применим только к самому раннему периоду римского права, но и здесь, по ее мнению, нельзя говорить о полном применении в частном праве метода автономии, позволяющего участникам общественных отношений самостоятельно устанавливать взаимные права и обязанности <13>.
--------------------------------
<13> См.: Аксенова О.В. Указ. раб. С. 23.

Известная условность деления права на частное и публичное (в англо-американской системе права такое деление вовсе не признается), невозможность провести четкую "демаркационную" линию, единство права свойственны не только римскому праву, как, по-видимому, считает О.В. Аксенова, но и современному праву. То, что современное право приводится в систему отраслей, вовсе не означает, что оно расчленяется на отдельные изолированные части, но лишь свидетельствует о высоком уровне научного анализа и систематизации предмета этого анализа.
Принципы диспозитивности, автономия воли, свободы договора - это частноправовые принципы, признанные современной теорией и законодательством в качестве основных в частноправовом регулировании общественных отношений.
Следует, однако, иметь в виду, что в реальной жизни частные и публичные интересы тесно переплетены, и нередко частные интересы лучшим образом могут быть защищены императивными нормами, что мы имеем, например, в таких частноправовых отраслях, как семейное, трудовое право. В такой фундаментальной частноправовой отрасли, как гражданское право, предписывается: "Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивными нормами), действовавшими в момент его заключения" (ст. 422 ГК РФ), а ст. 168 ГК устанавливает недействительность сделки, не соответствующей закону или иным нормативным актам.
Принципы автономии воли и свободы договора, стоящие на страже частных интересов, сопровождаются принципом защиты слабой стороны в правоотношении (договоре), который не только защищает частный интерес, заключающийся в защите справедливости.
Так, предоставляя гражданам свободу завещания (ст. 1119 ГК РФ), в соответствии с которой гражданин вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, отменить или изменить совершенное завещание, законодатель охраняет частный интерес. Однако интересы слабой стороны и одновременно общественный интерес требования справедливости в той же ст. 1119 ГК защищены нормой: "Свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве (статья 1149)".
Слабой стороной в гражданско-правовом договоре принято условно обозначать "участника договорных обязательств, обладающего значительно меньшим запросом тех или иных организационных, материальных, профессиональных, информационных и других конкурентных, имеющих значение для формирования, осуществления и защиты субъективного права ресурсов в сравнении с контрагентом" <14>. В силу этого требуется дополнительная законодательная поддержка этой стороны. Особое значение такая постановка вопроса имеет в так называемых потребительских договорах, где на одной стороне выступает предприниматель (физическое, а чаще юридическое лицо), а на другой стороне - гражданин (потребитель).
--------------------------------
<14> Вавилин Е.В. Осуществление прав и обязанностей по договору энергоснабжения / Под ред. З.И. Цыбуленко. Саратов, 2007. С. 20.

Единство права (несмотря на выделение в нем публичной и частной сфер), единство частных и общественных (публичных) интересов, тесное сотрудничество императивных и диспозитивных правовых норм особенно наглядно проявляется в институте прав и свобод человека и гражданина.
Мировое сообщество на современном этапе установило международные стандарты по правам человека. Они закреплены во Всеобщей декларации прав человека, в Международном пакте о гражданских правах, в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, в документах совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, в различных международных договорах.
Конституция РФ в полном соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами России, которые в силу ч. 4 ст. 15 Конституции являются составной частью ее правовой системы, провозглашает: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства" (ст. 2 Конституции).
Часть 3 ст. 17 Конституции РФ провозглашает: "Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать прав и свобод других лиц". Современное человечество во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., высказалось в духе ius naturale, которые римляне провозглашали как часть частного права: "Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства" (ст. 1). И далее: "При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом и исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе" (п. 2 ст. 29).
Римский юрист II в. Гай писал: "Никто не считается поступающим злоумышленно, если он пользуется принадлежащим ему правом". (Д. 50.17.55). Человечеству понадобилось два тысячелетия, чтобы на мировом уровне провозгласить взаимное признание прав и свобод человека и возвести частный интерес в ранг общего блага.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL