Вторник, 23 Апрель 2013 13:07

Профессор А.М. Винавер в Казани

  • Автор(ы): Багаутдинов Флер Нуретдинович
  • Информация об авторе(ах): Доктор юридических наук, профессор, судья Конституционного суда Республики Татарстан (Казань).
  • Информация о публикации: Багаутдинов Ф.Н. Профессор А.М. Винавер в Казани // Российский юридический журнал. 2012. N 1. С. 195 - 202.

Винавер Александр Маркович (1883 - 1947 гг.), русский, советский ученый, работал в вузах Москвы, Петербурга, Ташкента, Казани, Свердловска. В 1938 г. репрессирован, освободился в 1944 г. В этом же году по приглашению Б.Б. Черепахина приехал в Свердловский юридический институт, где стал одним из основоположников свердловской школы гражданского права. А.М. Винавера считают своим учителем С.С. Алексеев, В.С. Якушев и др. Статья посвящена казанскому периоду научной и педагогической деятельности А.М. Винавера.

Статья Д.В. Мурзина о профессоре-цивилисте А.М. Винавере <1> попала мне на глаза случайно, и лишь через десять лет после ее опубликования. Но она меня, как говорится, "зацепила", я увидел интересную, яркую личность. Я много занимался (и продолжаю заниматься) историей юридического образования в Татарстане, пишу об известных юристах, работавших в Казани.
--------------------------------
<1> Мурзин Д.В. Об Александре Марковиче Винавере // Цивилистические зап.: Межвуз. сб. науч. тр. М., 2001. С. 364 - 382.

Д.В. Мурзин в своей статье предположил, что Винавер из Казанского университета был изгнан. Это предположение - единственное, что ему известно о казанском периоде работы профессора. Он оказался в целом прав.
Должен сразу заметить, что сведения о пребывании в Казани А.М. Винавера разрозненные, неполные. По отдельным сохранившимся документам довольно трудно восстановить истинную картину событий. Сведения приходилось собирать в буквальном смысле слова по крупицам.
В июле - сентябре 1928 г. велась подготовительная работа по созданию факультета советского права в Казанском государственном университете. Факультет начал работу 1 октября 1928 г. С его организацией в Казани появилось немало известных ученых-юристов. В сентябре 1928 г. Главпрофобр направил туда профессором по кафедре "История правовых институтов" Бориса Ивановича Сыромятникова, до этого работавшего в МГУ. При организации работы факультета профессор Б.И. Сыромятников играл ведущую роль. В частности, ему поручили навести порядок в библиотеке, он же должен был оценить деятельность имеющихся на факультете предметных комиссий. Сыромятников стал заведующим кабинета права.
Кто именно пригласил в Казань Винавера либо рекомендовал его, точно сказать трудно. Подбор и приглашение преподавателей осуществлял декан факультета советского права М.А. Сегаль, до этого занимавший высокую должность наркома юстиции и прокурора Белорусской ССР. Он несколько раз ездил в Москву для решения организационных вопросов, в том числе для приглашения в Казань профессуры. Не исключено, что профессор Винавер попросился в Казань сам, так как он в этот момент находился (или числился) в своеобразной ссылке в Ташкенте, в Средне-Азиатском университете.
Возможно, профессора рекомендовал Сыромятников. Ведь Винавер в 1917 - 1924 гг. работал в Московском государственном университете. Здесь же продолжительное время преподавал Сыромятников. Они оба окончили юридический факультет Московского университета (Сыромятников в 1899 г., Винавер - в 1907 г.), оба остались при университете для научной деятельности (первый - на кафедре государственного права, второй - римского права). Так что они были знакомы давно.
На тот момент А.М. Винавер считался одним из ведущих специалистов по гражданскому и семейному праву. В издательстве "Право и жизнь" вышли несколько написанных им практических комментариев Гражданского кодекса. В библиотеке Казанского университета каким-то чудом уцелели комментарии "Неустойка" (М., 1924), "Купля-продажа и мена" (М., 1924), а также краткий справочник (М., 1924) и брошюра (М., 1935) по авторскому праву РСФСР на литературные произведения. Надо полагать, что эти работы сохранились из-за того, что репрессии настигли Винавера в Москве, а не в Казани. Иначе судьба его работ была бы печальной. К примеру, после того, как был репрессирован ректор Казанского университета Векслин, его фамилию старательно вычеркнули из всех "Ученых записок" КГУ, где он числился как член редакционной коллегии.
1928/29 учебный год стал для факультета советского права Казанского университета первым и был во всех отношениях организационным. Основная работа факультета по учебной части проводилась через три предметные комиссии и деканат. 15 октября 1928 г. открылась правовая предметная комиссия во главе с профессором Сыромятниковым, в которую включили и профессора Винавера. Предметные комиссии занялись составлением производственного плана, выработкой программ по отдельным предметам.
Предполагалось, что Винавер начнет занятия с осени 1928 г. Однако он подал заявление, где сообщил, что не сможет приступить к занятиям в указанный срок. На заседании деканата факультета советского права 27 октября 1928 г. решили: курс профессора А.М. Винавера "История институтов частного права" провести в весеннем семестре 1928/29 учебного года; считать необходимым приезд Винавера в Казань не позднее 5 января 1929 г. Присланная Винавером программа курса была представлена в правовую предметную комиссию и на заседании деканата факультета 17 ноября 1928 г. утверждена <2>.
--------------------------------
<2> Национальный архив Республики Татарстан. Ф. Р-1337. Оп. 1. Д. 132, 136. Казанский государственный университет. 1928 - 1929 гг.

А.М. Винавер появился в Казани в начале 1929 г. и активно включился в работу, участвовал в деятельности учебного совета, предметной комиссии.
По предложению Б.И. Сыромятникова факультет организовал общедоступные научные публичные лекции для широких слоев населения Казани и окрестностей (своеобразный воскресный университет). Эти лекции начались в марте 1929 г. Среди других преподавателей 14 апреля 1929 г. выступил и профессор Винавер с лекцией "Брак, семья и развод по советскому закону".
На заседании правовой предметной комиссии факультета 6 июня 1929 г. в числе прочих вопросов рассмотрели и заявление профессора Винавера. Он просил разрешить ему читать студентам первого курса пропедевтический курс "Юридическая терминология, толкование и применение юридических норм". Комиссия посчитала введение такого курса нецелесообразным. Деканат 29 июня 1929 г. по отчету Винавера принял такое же решение: считать введение на первом курсе цивилистической пропедевтики нецелесообразным.
Историю институтов частного права профессор Винавер прочитал во втором семестре (1929 г.). В отчете по курсу, составленном в Москве 6 июня 1929 г., Винавер отмечал, что в своем курсе основное внимание обращал на разделы, актуальные для современной юридической мысли (институты вещного и обязательственного права), меньше говорил о семейном и наследственном праве. Ученый указывал, что преподавал по смешанной лекционно-семинарской системе, с вовлечением в беседы всей аудитории. Профессор считал, что студенты проявили большой интерес к предмету и охотно работали над усвоением цивилистических основ. Изучение курса шло успешно, но во второй половине семестра посещаемость и степень усвоения курса понизились. Причины этого - назначение зачетов по другим предметам и объявление данного курса необязательным.
В 1929/30 учебном году учебные планы подвергались изменениям в связи с уменьшением срока обучения с 4 до 3 лет. Ряд предметов исключили из плана, что объяснялось тем, что они не имеют особого значения в деле подготовки судебных работников и советского строительства. В число таких ненужных предметов попала и дисциплина Винавера "История правовых институтов". Было объявлено, что в 1928/29 учебном году он идет как факультативный, а в будущем году исключается из программы факультета. Естественно, посещаемость резко упала. Винавер в отчете сделал вывод: не все студенты получили полностью цивилистическую пропедевтику, без которой серьезное изучение хозяйственного права на втором курсе будет затруднительным.
В заключение Винавер писал и о постановке преподавания всех учебных предметов цивилистического цикла. Профессор подчеркивал, что без специальной подготовки на первом курсе невозможно надлежащее усвоение хозяйственного права на втором, в результате чего университет будет давать студентам по цивилистике не высшее образование, а лишь весьма несовершенный суррогат его. Винавер также сообщал в отчете, что, по его сведениям, факультет советского права Ленинградского университета уже принял меры: на первом курсе решено преподавать как обязательный для всех студентов предмет цивилистическую пропедевтику, которая выступает непосредственным введением в курс хозяйственного права <3>.
--------------------------------
<3> Там же. Д. 132. Казанский государственный университет. Протоколы заседаний деканата факультета советского права. 1928 - 1929 гг.

Отметим, что еще в первой половине XIX в. юридическую пропедевтику читал студентам первого курса Московского университета профессор П.Г. Редкин. В 1843 г. был переведен и издан учебник по юридической пропедевтике Р.А. Штекгардта.
В целом предложение Винавера о введении для студентов специальной дисциплины - цивилистической пропедевтики - как вступительного курса перед изучением хозяйственного (гражданского) права представляется весьма интересным. Чтобы успешно изучать цивилистику, надо иметь хоть какую-то базу, знать терминологию. Вот эти знания студенты и получали бы на занятиях по пропедевтике.
В архивных документах факультета сообщается, что в КГУ была создана особая комиссия по организации непрерывной производственной практики в составе декана Сегаля, представителя наркомюста Зяппарова и др. В комиссию входил и А.М. Винавер. На заседании 13 апреля 1929 г. был принят проект правил производственной практики для студентов второго, третьего и четвертого курсов факультета в учреждениях НКЮ, РКИ, земельной и арбитражной комиссиях. Профессор Винавер и доцент Шишков разработали особый план для практикантов второго курса.
Кроме того, в июне 1929 г. Винавер включен в комиссию по выработке юридической терминологии на татарском языке. Председательствовал в комиссии лектор татарского языка М.Х. Курбангалиев. На организационном заседании 18 июня 1929 г. признано необходимым разработать терминологию в объеме существующих кодексов. Составление списка юридических терминов на русском языке было поручено Винаверу и Шишкову. Также признано целесообразным и желательным в будущем разработать толковый словарь юридической терминологии.
В период работы в Казанском университете А.М. Винавер опубликовал в "Ученых записках" университета статью "На грани уголовной и гражданской неправды (материалы к предстоящему пересмотру Гражданского кодекса РСФСР)" <4>. Статья интереснейшая, привлекает внимание и сегодня, написана на стыке уголовного и гражданского права, рассматривает институты необходимой обороны, крайней необходимости и дозволенного самоуправства. Винавер провел подробный исторический анализ понятий гражданского деликта и уголовного преступления, нашел точки соприкосновения гражданского и уголовного законодательства. При этом он использовал и зарубежное законодательство, исторический опыт. Профессор сделал вывод о том, что безоговорочное перенесение принципов Уголовного кодекса на почву гражданского права и распространение их по аналогии на частноправовые отношения - прием весьма опасный. По результатам исследования Винавер предложил внести в Гражданский кодекс дополнения, посвященные трем названным институтам.
--------------------------------
<4> Винавер А.М. На грани уголовной и гражданской неправды // Учен. зап. Казанского гос. ун-та. 1929. Кн. 2. С. 397 - 415.

Таким образом, первый год Винавера в Казани прошел в целом спокойно. Педагогическую нагрузку он нес в основном во втором семестре. Видимо, в Казани профессор работал наездами из Москвы.
В августе 1929 г. на факультете появился новый преподаватель: Главпрофобр утвердил профессором по курсу административного права П.М. Толстого, до этого работавшего в Одесском институте народного хозяйства.
Начался 1929/30 учебный год. Именно тогда и произошли события, которые привели к уходу Винавера из Казанского университета. Причем они были связаны с изменениями, происходившими во многих вузах и вызванными политическим моментом - ожесточенной классовой борьбой, в том числе в системе юридического образования.
5 декабря 1929 г. на заседании деканата рассматривался вопрос о создании научного общества при факультете советского права. Было утверждено Положение об этом обществе, представленное Б.И. Сыромятниковым. В качестве задач общества советского права и хозяйства определялись: 1) научно-теоретическая и практическая разработка вопросов, входящих в круг вопросов дисциплин на факультете; 2) консультирование учреждений; 3) популяризация научных знаний в массах. Одним из учредителей общества выступил А.М. Винавер. Однако заработать в полную силу общество не смогло в силу того, что многие его участники были вынуждены покинуть Казань либо впоследствии подверглись репрессиям.
10 октября 1929 г. на заседании деканата факультета советского права Казанского университета принято решение о переходе по основным предметам на лабораторный метод преподавания. Лекционный метод был исключен из учебного процесса со второго семестра 1929/30 учебного года, но по некоторым предметам сохранились семинарский метод и практические занятия. В целом уменьшилось число аудиторных занятий. Соотношение теоретических занятий и производственной практики было доведено до 1 : 2, т.е. практике отводилось в два раза больше времени. В целом был провозглашен переход к активным методам обучения, с усилением самостоятельной работы студентов. Все эти нововведения осуществлялись исходя из директив ноябрьского Пленума ЦК ВКП(б) о реорганизации работы вузов.
Учебная работа на факультете была организована по бригадно-лабораторному методу. Проработка бригадой учебного материала делилась на стадии: 1) вводная беседа преподавателя (1 час); 2) самостоятельная бригадная работа студентов (4 - 8 часов); 3) консультация преподавателя (1 - 2 часа); 4) конференция (3 - 4 часа). При таком положении дел на первое место выходила самостоятельная работа студентов. Многое зависело и от уровня знаний, личных качеств бригадира, а им был один из студентов. Преподаватель превращался в большинстве случаев в наблюдателя, контролера. Одновременно происходило обезличивание студентов в составе бригады. Можно было вообще не заниматься и получать хорошие оценки за счет бригадира и отвечавших студентов.
Вводная беседа преподавателя не должна была превращаться в своего рода лекцию, пересказ заданного материала, она была призвана дать студентам только общее направление. Бригада самостоятельно работала по заданию, обсуждала, обменивалась мнениями. Возникшие разногласия и невыясненные вопросы выносились на консультации и конференции. Преподаватель проверял записи студентов. На практике же получалось, что студенты просто делили между собой вопросы. На конференциях выступали заранее намеченные докладчики по определенным разделам задания. В результате конференция превращалась в скучное собрание. Таким образом, роль преподавателю при лабораторно-бригадном методе отводилась пассивная, с чем Винавер не мог согласиться.
Деканат в 1930 г. сделал вывод, что лабораторный метод проработки целиком себя оправдал: повысилась активность студентов в аудиторных занятиях; происходит систематическая проработка заданий каждым студентом; усиливается самостоятельная работа студентов; улучшаются успеваемость и посещаемость. В одной из безымянных справок о деятельности факультета советского права за 1928 - 1930 гг. значительное место уделено бригадной коллективной работе студентов. Согласно справке в конце первой половины 1929/30 учебного года студенты развернули агитацию за перестройку методов работы: переход на активные методы и отказ от лекционной системы. Этот вопрос был вынесен на предметные комиссии (правовую, социально-экономическую и языковую), где зачастую студентам приходилось "давать бой" реакционной профессуре. При поддержке передовой части профессорско-преподавательского состава переход на активные методы и полный отказ от лекций был произведен на факультете с начала второй половины 1929/30 учебного года - на первом среди факультетов КГУ.
8 сентября 1930 г. на методическом совещании профессорско-преподавательского состава факультета советского права обсуждались итоги академического года и перспективы. Выступивший на этом совещании декан Ризванов отметил, что отдельные преподаватели скрыто и даже открыто саботировали внедрение лабораторного метода. Декан указал на Винавера, доказывавшего, что его предмет никак нельзя перевести на лабораторный метод, и назвал его ярым противником лабораторного метода. В протоколе совещания отмечено, что все преподаватели проработали свои предметы по лабораторному методу успешно, кроме хозяйственного права. Хозяйственное право читал как раз профессор Винавер. Он выступил против коллективного обучения студентов. Несмотря на неоднократные указания факультетских органов, Винавер не ввел лабораторный метод преподавания своего предмета <5>.
--------------------------------
<5> Национальный архив Республики Татарстан. Ф. Р-1120. Оп. 1. Д. 61. Казанский институт советского строительства. Материалы по проверке деятельности кафедр и рабфака. С. 92 - 96.

В октябре 1930 г. состоялось широкое совещание профессорско-преподавательского состава вместе со студентами, где обсуждались итоги перехода на лабораторный метод. На нем также называлась фамилия Винавера как единственного несознательного преподавателя, упорно продолжавшего вести занятия со студентами по-старому - путем чтения лекций.
Отдельный пункт упомянутой справки по факультету посвящен вопросу об идеологической борьбе на факультете. По мнению составителей справки, одно из направлений этой борьбы - борьба с профессурой, проводившей буржуазно-юридическое мировоззрение. Первым среди буржуазной профессуры назывался Винавер, который в своих выступлениях проводил формально-догматическое направление в преподавании хозяйственного права, заявлял об отсутствии классовой борьбы в хозяйственном праве, а также о том, что советское хозяйственное право не имеет ничего нового по сравнению с гражданским правом буржуазных государств. Упомянуты в справке и другие профессора. Так, говорится, что профессор Сыромятников в лекциях по истории институтов публичного права Советское государство относил к типу "правовых" государств; что профессор Толстой в программе по курсу государственного и административного права "нашел" в Советском государстве только "элементы диктатуры пролетариата" и ввел в изучение Советского государства "догматический анализ на классовой основе" <6>.
--------------------------------
<6> Там же. Ф. Р-1122. Оп. 1. Д. 1. Казанский институт советского строительства. Учебные планы и программы. 1930 - 1932 гг.

В характеристиках отдельных студентов того времени встречается формулировка "принимал активное участие в борьбе против буржуазных профессоров". Один из таких активных студентов опубликовал в газете Казанского университета "Ленинец" за 27 ноября 1929 г. заметку, где Винаверу приписывалась следующая фраза: "Представьте себе, что в моем предмете меньше всего классовой борьбы".
Возмущенный профессор Винавер 1 декабря 1929 г. обратился с письмом к декану факультета советского права. В нем он утверждал, что: такой фразы никогда, ни в аудитории, ни в частных беседах, не произносил; классового происхождения частного права и, следовательно, значения классовой борьбы в истории институтов частного права никогда не отрицал и не отрицает. Винавер заявил решительный протест против приписываемой ему фразы, указав, что она идет вразрез с его теоретическими взглядами и совершенно не соответствует действительности. С таким же заявлением профессор обратился и в редакцию газеты "Ленинец". Скорее всего от протеста профессора просто отмахнулись <7>.
--------------------------------
<7> Там же. Ф. Р-1120. Оп. 1. Д. 61.

В архивных документах сохранилась небольшая программа курса "История институтов частного права", составленная А.М. Винавером. Прочитав программу, убеждаешься, что в предмете действительно нет классовых моментов, отражения классовой борьбы. Очень сухо излагаются следующие вопросы: введение; частноправовое отношение; субъект; понятие объекта права; понятие сервитутов; семейно-правовые виды земельной аренды; залоговое правоотношение; обязательства; наследственное право; семейное право; защита частных прав. Что касается рекомендуемой литературы, Винавер считал, что учебники по истории институтов частного права отсутствуют, поэтому студентам следует читать отдельные главы старых учебников Покровского, Хвостова по истории римского права. Для подготовки к экзаменам профессор советовал студентам использовать записи лекций <8>.
--------------------------------
<8> Там же. Ф. Р-1122. Оп. 1. Д. 27. Материалы о деятельности общества марксистов-государственников.

Прочитав программу, задаешься вопросом: как же студенты могли самостоятельно изучать столь сложный предмет, если по нему и учебников-то не было? Профессор Винавер понимал это и продолжал читать лекции, хотя в принципе мог передать изучение предмета студентам путем так называемых активных методов учебы: пусть самостоятельно разбираются в сложнейших терминах и понятиях. Но Винавер не пошел по этому пути, а упрямо продолжал отстаивать лекционный метод обучения.
Вскоре буржуазные профессора Винавер, Толстой, Сыромятников были заменены другими преподавателями, марксистски, идеологически выдержанными. Если в начале 1929/30 учебного года среди преподавателей и профессоров партийцев было всего 29,4%, то к концу года процент членов партии увеличился до 54,5%.
Первым ушел Б.И. Сыромятников. Его заявление об увольнении из университета датировано 18 февраля 1930 г. Просьбу он мотивировал крайним переутомлением и серьезным расстройством здоровья. Декан Ризванов и директор университета Сегаль согласились, и Сыромятников был уволен с 1 марта 1930 г. (по его просьбе).
Заведующий факультетом Ризванов в августе 1930 г. обратился к директору университета с просьбой освободить от должности профессоров Винавера и Толстого. Причем Толстого освободили от должности со ссылкой на упразднение кафедры государственного права. Упразднение кафедры - один из удобных вариантов устранения неудобного профессора. Винавера уволили с должности заведующего кафедрой 29 августа 1930 г. <9>.
--------------------------------
<9> Там же. Ф. Р-1337. Оп. 1. Д. 33. Казанский государственный университет. Личное дело Толстого П.М. 1929 - 1930 гг.

В отчете о работе партийной ячейки ВКП(б) факультета советского строительства и права КГУ за 1930 г. после вводной части и состава ячейки идет главный раздел "Политическое настроение профессорско-преподавательского состава". Основное внимание в нем уделено профессору А.М. Винаверу. Итак, читаем отчет: "В течение двух лет на факультете занимались ряд буржуазных профессоров, которые противодействовали проведению активного метода в работе, пытаясь протаскивать чуждую нам буржуазную идеологию, ставя себе задачей все занятия построить на основе буржуазной методологии, оставляя в стороне принципы марксистско-ленинской методологии.
В 1930 году партийная организация вела непримиримую борьбу против буржуазной методологии и идеологии профессоров. В результате этой борьбы были сняты с работы весною 1930 года профессора: Толстой (профессор по дисциплине "Учение о государственном праве"), профессор Винавер (профессор по дисциплине "Административно-хозяйственное право").
Профессор Толстой, составляя свою программу по государственному праву, пишет: "Пролетарское государство является только с элементами диктатуры пролетариата и что диктатура пролетариата является только юридической категорией".
Профессор Винавер в своих лекциях проводил теорию о том, что в административно-хозяйственном праве вопросы классовой борьбы не имеют никакого отражения.
Профессор Винавер в своей политической борьбе за антимарксистскую методологию до последнего дня его работы упорно пытался противопоставлять свою работу марксистско-ленинской методологии, отстаивая свою точку зрения лекционного метода преподавания. До последних дней упорно боролся против активного метода".
Буржуазная профессура долго еще упоминалась на различных собраниях, обсуждениях. Например, о ней говорилось в резолюции общего собрания Всетатарского отделения общества марксистов-государственников (февраль 1932 г.). Из протокола общего собрания мы узнаем интересные подробности. На нем выступил преподаватель Зубков, заявивший о том, что он вел активную борьбу с буржуазной профессурой в то время, когда она имела силу, что он поддерживал студенчество в борьбе с буржуазной профессурой.
Выступивший Ураев подтвердил, что у Зубкова есть заслуги в борьбе с буржуазной профессурой: "Товарищ Зубков довел до конца дело об изъятии профессора Винавера из стен факультета права. Но ошибка товарища Зубкова заключается в том, что он провел это дело аппаратным путем, не мобилизовав вокруг него внимания студенческой массы" <10>. Что означают слова о том, что увольнение Винавера из университета было проведено аппаратным путем, не совсем понятно. Может быть, имеется в виду сокращение предмета Винавера? Но это лишь предположение. Когда человека увольняют "аппаратным путем", письменных следов этого, как правило, не остается.
--------------------------------
<10> Там же. Ф. Р-1122. Оп. 1. Д. 27. 1931 - 1932 гг.

В заключение отметим, что профессор Винавер оказался прав: лабораторный метод, так расхваленный вначале, вскоре был отменен. Один из студентов того периода впоследствии в воспоминаниях назвал эту систему оценки знаний отрицанием здравого смысла.
Профессор Александр Маркович Винавер не поступился своими принципами даже тогда, когда за отстаивание собственного мнения можно было пострадать. Его мужество и преданность в науке должны быть примером для всех нас.

Bibliography

Murzin D.V. Ob Aleksandre Markoviche Vinavere // Civilisticheskie zap.: Mezhvuz. sb. nauch. tr. M., 2001.
Nacional'nyj arxiv Respubliki Tatarstan. F. R-1120. Op. 1. D. 61. Kazanskij institut sovetskogo stroitel'stva. Materialy po proverke deyatel'nosti kafedr i rabfaka.
Nacional'nyj arxiv Respubliki Tatarstan. F. R-1122. Op. 1. D. 1. Kazanskij institut sovetskogo stroitel'stva. Uchebnye plany i programmy. 1930 - 1932 gg.
Nacional'nyj arxiv Respubliki Tatarstan. F. R-1122. Op. 1. D. 27. Materialy o deyatel'nosti obshhestva marksistov-gosudarstvennikov.
Nacional'nyj arxiv Respubliki Tatarstan. F. R-1337. Op. 1. D. 132. Kazanskij gosudarstvennyj universitet. Protokoly zasedanij dekanata fakul'teta sovetskogo prava. 1928 - 1929 gg.
Nacional'nyj arxiv Respubliki Tatarstan. F. R-1337. Op. 1. D. 132, 136. Kazanskij gosudarstvennyj universitet. 1928 - 1929 gg.
Nacional'nyj arxiv Respubliki Tatarstan. F. R-1337. Op. 1. D. 33. Kazanskij gosudarstvennyj universitet. Lichnoe delo Tolstogo P.M. 1929 - 1930 gg.
Vinaver A.M. Na grani ugolovnoj i grazhdanskoj nepravdy // Uchen. zap. Kazanskogo gos. un-ta. 1929. Kn. 2.

Похожие материалы (по тегу)

Другие материалы в этой категории: Правовая доктрина - надежда остается »

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL