Понедельник, 13 Май 2013 20:28

Полиция как орган дознания: некоторые замечания о новом Законе

  • Автор(ы): Быков Виктор Михайлович
  • Информация об авторе(ах): Доктор юридических наук, профессор кафедры информатизации правовой деятельности факультета ноосферной безопасности и права Тамбовского государственного технического университета.
  • Информация о публикации: Быков В.М. Полиция как орган дознания: некоторые замечания о новом Законе // Право и политика. 2011. N 5. С. 724 - 728.

В статье рассматривается новый Федеральный закон от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции". Уделяется внимание тем положениям нового Закона, которые определяют полицию как орган дознания. Анализируя новый Закон, автор высказывает ряд замечаний и предложений, которые могут быть использованы законодателем для дальнейшего совершенствования рассматриваемого Закона.

Новый Федеральный закон от 7 февраля 2011 года N 3-ФЗ "О полиции" в ч. 3 ст. 2 об основных направлениях деятельности полиции возлагает на полицию обязанности по выявлению и раскрытию преступлений, производство дознания по уголовным делам <1>.
--------------------------------
<1> Российская газета. 2011. 8 февраля.

Одновременно с принятием этого Закона принят другой новый Федеральный закон от 7 февраля 2011 года N 4-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О полиции", которым внесено изменение в п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ. А эта статья УПК РФ определяет, какие органы государства относятся к органам дознания в российском уголовном процессе. Теперь слово "милиция" во всех статьях УПК РФ заменено на слово "полиция" <2>.
--------------------------------
<2> Российская газета. 2011. 8 февраля.

Таким образом, в настоящее время полиция по новому Закону является полноправным органом дознания. При положительной оценке нового Закона о полиции в целом тем не менее в части правового положения полиции как органа дознания он у нас вызывает некоторые замечания. Ниже мы рассмотрим основные из них.
1. Прежде всего, не все обязанности, возложенные новым Законом на полицию как на орган дознания, соответствуют другим, ранее принятым законам, а некоторые из них находятся в резком противоречии с другими законами. Так, например, в п. 12 ч. 1 ст. 2 об основных направлениях деятельности полиции рассматриваемого Закона указывается, что на полицию возлагается "осуществление экспертно-криминалистической деятельности", то есть эксперты-криминалисты полиции будут проводить такой вид судебных экспертиз, как криминалистические экспертизы по уголовным делам, а назначать их будут дознаватели, которые также служат в полиции. Кроме того, в п. 18 ч. 1 ст. 12 нового Закона, где сформулированы обязанности полиции, также указывается, что полиция обязана "проводить в соответствии с законодательством Российской Федерации экспертизы по уголовным делам".
Однако другой закон, а именно п. 2 ч. 2 ст. 70 УПК РФ, прямо указывает, что эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей. Новый Закон о полиции игнорирует эти нормы УПК РФ, что привело к тому, что эксперты-криминалисты будут служить в полиции совместно с дознавателями, которые, как известно, относятся к стороне обвинения, и будут иметь с ними общего начальника.
Это достаточно серьезный недостаток в правовом положении экспертов-криминалистов, и это в будущем может привести к тому, что проведенные ими криминалистические экспертизы в суде могут быть признаны недопустимыми доказательствами. Однако законодатель не спешит выполнять собственные законы. В связи с этим заметим, что мы уже давно ставим вопрос о том, чтобы для производства различного рода судебных экспертиз для обеспечения подлинной независимости экспертов от сторон обвинения и защиты в России должен быть создан Комитет судебной экспертизы РФ <3>.
--------------------------------
<3> Подробнее об этом см.: Быков В. Новый УПК требует создания независимого Комитета судебной экспертизы // Российская юстиция. 2003. N 11. С. 29 - 31; Быков В.М. Правовое положение эксперта и руководителя экспертного учреждения // Уголовный процесс. 2008. N 2. С. 51 - 54.

2. В ст. 7 главы 2 о принципах деятельности нового Закона о полиции указывается, что одним из принципов деятельности полиции является ее беспристрастность. На наш взгляд, этот принцип назван в Законе не вполне удачно. Дело в том, что если заглянуть в словарь русского языка, то мы увидим, что слово "беспристрастный" толкуется в двух смыслах - как "не обнаруживающий пристрастия", так и как "справедливый" <4>.
--------------------------------
<4> Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. чл.-кор. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 17-е изд., стереотипное. М.: Рус. яз., 1985. С. 41.

Именно слово "справедливость" в данном случае более уместно в качестве принципа деятельности полиции, так как трудно себе представить, что работник полиции при действиях в критических ситуациях по защите граждан, их жизни, здоровья и собственности, а также при защите государственных и общественных интересов будет действовать беспристрастно. А вот действовать справедливо и в различных критических ситуациях - это требование к работнику полиции вполне обоснованно и понятно. К тому же слово "справедливость" давно используется в уголовно-процессуальном законодательстве и не вызывает ни у кого трудностей в его понимании. Так, например, в ч. 1 ст. 297 УПК РФ указывается, что приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.
3. В ст. 8 нового Закона о полиции рассматривается такой ее принцип деятельности, как ее открытость и публичность. Ознакомление с содержанием этой статьи показывает, что в ней фактически речь идет о гласности в деятельности полиции: например, о праве на получение достоверной информации о деятельности полиции, об информировании полиции о своей деятельности государственные и муниципальные органы и граждан, о представлении полицией сведений о своей деятельности средствам массовой информации.
В этой статье нового Закона, на наш взгляд, слово "публичность" использовано законодателем не вполне обоснованно. Напомним, что полиция - это орган дознания со всеми вытекающими из этого положения правами и обязанностями как стороны обвинения в уголовном процессе, на который полностью распространяется действие принципа публичности.
Если же мы, например, обратимся к одному из самых новых учебников уголовного процесса, то увидим, что под принципом публичности в уголовном процессе понимается нечто другое. Публичность в уголовном процессе - это осуществление уголовно-процессуальной деятельности соответствующими государственными органами и должностными лицами в целях раскрытия преступления, изобличения виновных и их справедливого наказания, которые действуют независимо от усмотрения лиц, чьи интересы в той или иной мере затронуты преступлением <5>. Таким образом, правильное название ст. 8 нового Закона о полиции, на наш взгляд, должно быть таким - "Открытость и гласность".
--------------------------------
<5> Кругликов А.П. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. проф. А.П. Кругликов. М.: Проспект, 2010. С. 52.

4. В п. 3 ч. 1 ст. 12 нового Закона об обязанностях полиции правильно указывается, что полиция обязана оказывать первую помощь пострадавшим от преступлений, административных правонарушений и несчастных случаев, а также лицам, находящимся в беспомощном состоянии либо в состоянии, опасном для их жизни и здоровья, если специализированная помощь не может быть получена ими своевременно или отсутствует.
На наш взгляд, это положение нового Закона должно быть дополнено законодателем следующей нормой: "Немедленно сообщать семье или другим близким родственникам сведения о пострадавшем, о состоянии его здоровья, а также сообщать адрес лечебного учреждения, куда пострадавший помещен для оказания ему медицинской помощи".
5. Кроме того, мы полагаем, что п. 9 ч. 1 ст. 12 нового Закона об обязанностях полиции следует дополнить следующим положением: "Осуществлять надзор за соблюдением ограничений, установленных постановлением или определением суда, в отношении лица в связи избранием ему домашнего ареста в качестве меры пресечения".
Необходимость внесения таких дополнений диктуется тем, что в настоящее время в ст. 107 УПК РФ не указывается конкретно орган или должностное лицо, на которые по закону возлагается осуществление надзора за соблюдением ограничений, установленных решением суда в отношении лиц, которым избрана такая мера пресечения, как домашний арест. Это обстоятельство серьезно сдерживает использование дознавателями и следователями такой меры пресечения, как домашний арест <6>.
--------------------------------
<6> Подробнее об этом см.: Быков В.М., Лисков Д.А. Домашний арест как новая мера пресечения по УПК РФ // Российский следователь. 2004. N 4. С. 12 - 14.

Поэтому мы полагаем, что обязанность по надзору за лицами, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, также должна быть возложена на полицию, о чем и следовало бы указать в новом Законе о полиции.
6. В ст. 13 нового Закона о полиции рассматриваются права полиции. В связи с этим не можем не отметить, что в новом Законе в п. 3 ч. 1 ст. 13 правильно решается вопрос о праве полиции как органа дознания при проверке заявлений и сообщений о преступлении получать необходимые объяснения от граждан и должностных лиц.
К сожалению, этот вопрос в ч. 1 ст. 144 УПК РФ не получил своего разрешения до сих пор. Несмотря на то, что норма ч. 1 ст. 144 УПК РФ в настоящее время изменена и представлена в новой редакции <7>, дознаватель, орган дознания, следователь и руководитель следственного органа при проверке заявлений и сообщений о преступлении так и не получили права истребовать объяснения от граждан и должностных лиц <8>.
--------------------------------
<7> См.: Федеральный закон от 9 марта 2010 года N 19-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Российская газета. 2010. 12 марта.
<8> Подробнее об этой проблеме см.: Быков В.М., Березина Л.В. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по УПК РФ. Казань: Изд. "Таглимат" ИЗУП, 2006. С. 130 - 138.

7. В новом Законе о полиции не обходится и без редакционных погрешностей. Так, например, в п. 9 ч. 1 ст. 13 нового Закона о полиции указывается, что полиция имеет право "производить в случаях и порядке, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, следственные действия и иные процессуальные действия".
На наш взгляд, употребленное законодателем слово "в случаях" в данном тексте Закона совершенно неуместно, так как следственные действия в уголовном процессе производятся не "в случаях", а по основаниям и в порядке, которые указаны в уголовно-процессуальном законе. Эту часть Закона правильно было бы написать следующим образом: "...производить по основаниям и в порядке, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством", и далее по тексту.
8. Еще одно не вполне удачное редакционное изложение нормы Закона мы находим в п. 14 ч. 1 ст. 13 нового Закона о полиции. В этой норме указывается, что полиция имеет право "доставлять на медицинское освидетельствование в соответствующие медицинские организации граждан для определения наличия в организме алкоголя или наркотических средств, если результат освидетельствования необходим для подтверждения либо опровержения факта совершения преступления".
Сразу же у нас возникает вопрос: каким образом один только факт нахождения лица в состоянии алкогольного или наркотического опьянения может подтвердить или опровергнуть факт совершения им преступления? Как известно из уголовного права, само по себе нахождение гражданина в состоянии опьянения не образует какого-либо самостоятельного состава преступления, а только является квалифицирующим обстоятельством совершенного преступления (ч. 6 ст. 264 УК РФ).
9. В п. 20 ч. 1 ст. 13 нового Закона о полиции после слов "задерживать транспортные средства, находящиеся в розыске" целесообразно в текст Закона добавить такие слова: "обеспечивая их сохранность до разрешения дела в установленном законом порядке". Дело в том, что на практике известны случаи, что задержанные автомашины, даже те, которые хранились на территории районных отделов милиции, нередко разбирались на запчасти или вообще терялись.
10. В п. 1 ч. 2 ст. 14 о задержании указывается, что полиция имеет право задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступления, по основаниям, в порядке и на срок, которые предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.
На наш взгляд, учитывая необходимость обеспечения законности и обоснованности задержания граждан полицией, а также необходимость знания всем личным составом полиции оснований задержания граждан, законодателю в этом пункте нового Закона следовало конкретно указать основания задержания, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 91 УПК РФ.
В новом Законе о полиции следовало бы конкретно указать, что лицо может быть полицией задержано:
- когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
- когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;
- когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.
Кроме того, при наличии иных данных, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность.
11. В ч. 5 ст. 14 о задержании указывается, что задержанное лицо вправе пользоваться в соответствии с федеральным законом услугами адвоката (защитника) с момента задержания.
На наш взгляд, в новом Законе о полиции дополнительно следовало бы указать право задержанного лица отказаться от защитника, однако при этом должны быть соблюдены следующие два условия:
1) отказ задержанного от защитника должен быть сугубо добровольным и иметь место только по инициативе самого задержанного, а написание об этом собственноручно заявления задержанным должно быть обязательным;
2) отказ задержанного от защитника может быть принят сотрудником полиции только при условии, если адвокат реально присутствует в служебном помещении полиции или месте производства следственного действия, что и должно быть подтверждено наличием в материалах дела ордера адвоката.
12. В ч. 7 ст. 14 о задержании указывается, что задержанное лицо в кратчайший срок, не позднее трех часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождении.
Это новая норма Закона у нас вызывает серьезные возражения по следующим основаниям. С одной стороны, конечно, это гуманный акт законодателя в отношении задержанного и его семьи, и поэтому возражать против этой нормы трудно. Но, с другой стороны, эта новелла Закона о полиции нарушает право на защиту потерпевшего. Преждевременное сообщение лица о своем задержании близким людям может привести к серьезным для следствия отрицательным последствиям.
Сам факт задержания подозреваемого в совершении преступления станет известен его соучастникам, которые могут скрыться от следствия и суда, а важные доказательства могут быть уничтожены, а похищенное имущество распродано или уничтожено, на потерпевшего и свидетелей может быть оказано незаконное давление, угрозы, попытки подкупа и т.д.
В конечном счете это может привести к тому, что преступление в дальнейшем останется вообще нераскрытым. Напомним, что в соответствии с ч. 1 ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступления. Защита же прав и законных интересов потерпевшего, прежде всего, заключается в быстром и полном раскрытии преступления. Таким образом, получается, что гуманный акт законодателя в отношении лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, оборачивается серьезным нарушением прав и законных интересов потерпевшего, что совершенно не допустимо.
Особенно негативные последствия реализация права задержанного на звонок повлечет для раскрытия и расследования групповых и организованных преступлений. Поскольку мы уже давно занимаемся исследованием методики расследования групповых и организованных преступлений, то укажем, что при расследовании групповых и организованных преступлений перед следователем возникают такие специфические тактические задачи, которые отсутствуют, когда преступление совершает один преступник.
Это такие задачи, как: установление всех участников преступной группы, выявление организатора преступной группы, установление и индивидуализация роли и вины каждого участника преступной группы в совершении преступлений, и другие <9>.
--------------------------------
<9> Подробнее об особенностях расследования групповых и организованных преступлений смотрите наши работы: Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент: Изд. Ташкентской высшей школы МВД СССР, 1980; Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Ташкент: Изд. Ташкентской высшей школы МВД СССР, 1986; Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: Изд. "Узбекистан", 1991; Быков В.М., Куницына А.В. Тактика выявления организаторов преступных групп. Саратов: Изд. Саратовского юридического института МВД РФ, 2005; Быков В.М., Колесникова Т.В. Особенности расследования вымогательства, совершенного преступными группами. Саратов: Изд. Саратовского юридического института МВД РФ, 2006.

Чтобы расследование групповых и организованных преступлений было эффективным, эти задачи следователь должен решать на самых ранних этапах расследования группового и организованного преступления. В интересах эффективного расследования сам факт задержания подозреваемого, члена преступной группы или преступной организации на первых этапах расследования преступления должен рассматриваться законодателем как следственная тайна, за разглашение которой должна следовать уголовная ответственность по ст. 310 УК РФ как за разглашение данных предварительного расследования.
Предоставление задержанному члену преступной группы права на звонок своим близким родственникам может сделать всю дальнейшую деятельность следователя по полному раскрытию и расследованию преступлений, совершенных преступной группой, совершенно неэффективной. Оценивая норму о праве задержанного на звонок своим близким родственникам в целом, можно утверждать, что эта новая, крайне неудачная новелла законодателя, и она может создать серьезные препятствия для успешной борьбы с преступностью, особенно с такими ее опасными формами, как групповая и организованная.
Как можно исправить эту неудачную норму нового Закона? Мы полагаем, что ч. 7 ст. 14 нового Закона о полиции следует дополнить такой нормой: "В необходимых случаях сотрудник полиции, а также следователь, дознаватель и органы дознания имеют право вынести мотивированное постановление с согласия прокурора о предоставлении задержанному права на звонок своим близким родственникам только после предъявления этому лицу обвинения". Принятие нашего предложения позволит, на наш взгляд, существенно снизить отрицательные последствия этой новой неудачной нормы о праве задержанного на звонок своим близким родственникам.
Таковы наши замечания и предложения по дальнейшему совершенствованию Федерального закона "О полиции", которые законодатель имеет возможность реализовать, приняв этот Закон в новой редакции.

Библиография:

1. Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент: Изд. Ташкентской высшей школы МВД СССР, 1980.
2. Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Ташкент: Изд. Ташкентской высшей школы МВД РФ, 1986.
3. Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент: Изд. "Узбекистан", 1991.
4. Быков В.М., Куницына А.В. Тактика выявления организаторов преступных групп. Саратов: Изд. Саратовского юридического института МВД РФ, 2005.
5. Быков В.М., Колесникова Т.В. Особенности расследования вымогательства, совершенного преступными группами. Саратов: Изд. Саратовского юридического института МВД РФ, 2006.
6. Быков В.М., Лисков Д.А. Домашний арест как новая мера пресечения по УПК РФ // Российский следователь. 2004. N 4. С. 12 - 14.
7. Быков В.М., Березина Л.В. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела по УПК РФ. Казань: Изд. "Таглимат", 2006. С. 130 - 138.
8. Быков В. Новый УПК требует создания независимого Комитета судебной экспертизы // Российская юстиция. 2003. N 11. С. 29 - 31.
9. Быков В.М. Правовое положение эксперта и руководителя экспертного учреждения // Уголовный процесс. 2008. N 2. С. 51 - 54.
10. Кругликов А.П. Принципы уголовного процесса // Уголовный процесс Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. проф. А.П. Кругликов. М.: Проспект, 2010. С. 52.
11. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. чл.-кор. АН СССР Н.Ю. Шведовой. 17-е изд., стереотипное. М.: Рус. яз., 1985. С. 41.
12. Российская газета. 2011. 8 февраля.
13. Российская газета. 2011. 8 февраля.
14. Федеральный закон от 9 марта 2010 года N 19-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" // Российская газета. 2010. 12 марта.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL