Четверг, 25 Апрель 2013 21:44

Наука международного частного права: французская теория статутов в XVII веке

  • Автор(ы): Гетьман-Павлова Ирина Викторовна
  • Информация об авторе(ах): Кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного права Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики".
  • Информация о публикации: "Международное право и междунар Гетьман-Павлова И.В. Наука международного частного права: французская теория статутов в XVII веке // Международное право и международные организации. 2012. N 1. С. 137 - 178.

В статье анализируется французская школа международного частного права в XVII в., разрабатывавшая теорию статутов (основную и единственную теорию МЧП с XIV в.). Сделан вывод, что развитие французской доктрины состоит из двух фаз и по сути содержит в себе четыре учения (итальянское, французское, немецкое и бельгийско-голландское). Особое внимание уделяется восприятию французскими учеными итальянской теории статутов и доктрины Бертрана д'Аржантре. В статье исследуются работы 17 французских ученых, занимавшихся вопросами конфликтов законов в XVII в.

Международное частное право возникло "сразу в виде теории, именно теории статутов, разрабатывалось и развивалось всегда учеными юристами-теоретиками, мнения которых принимал суд" <1>. В основе науки международного частного права почти до середины XIX в. лежала единственная теория - теория статутов. Она безусловно господствовала с XIV и до конца XVIII в. и была закреплена в первых национальных актах, содержащих коллизионные нормы. Теория статутов может считаться первой попыткой научного формулирования и систематизации начал международного частного права <2>. Отказ от этой теории произошел только в трудах ученых XIX в., но в XX в. появилась теория "неостатутариев", во многом основанная на классической теории статутов. Кроме того, теория статутов на протяжении XIX - XX вв. (да и по сей день) принималась за основу в обширной литературе и серьезно повлияла на развитие современного законодательства о международном частном праве: "Упоминание о личных и вещных статутах и даже употребление терминологии их является чем-то неизбежным: в этом сознается, между прочим, Филлимор, серьезно понимающий недостатки старинной теории; и к терминологии статутов прибегает иногда, volens-nolens, сам Бар, наиболее сильный противник остатков средневекового учения в частном международном праве" <3>.
--------------------------------
<1> Садовский Ф. Основы частного международного права и применение их в области наследования // Журнал Министерства юстиции. 1903. N 9 (отдельный оттиск).
<2> Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных государств: В 2 т. СПб., 1904 - 1905.
<3> Никольский Д.П. Международное право. СПб., 1903.

С точки зрения теории статутов, три места имеют особую важность в юридическом отношении: место жительства лица, место нахождения имущества и место совершения юридического действия. Но жительство лица может быть в одном месте, имущество его - находиться в другом и какая-либо сделка совершаться в третьем, и каждое из этих мест может находиться под влиянием различных законов. Законы какого места должны применяться к данному юридическому отношению? Можно поставить вопрос иначе: к каким юридическим отношениям применяются законы места жительства, к каким - законы места нахождения имущества, к каким - законы места совершения действия?
Законы первого рода называются персональными статутами (statuta personalia), второго - реальными статутами (statuta realia), третьего - смешанными статутами (statuta mixta). Statuta personalia определяют личные отношения гражданина, касающиеся непосредственно его личности (состояние лица, его право- и дееспособность). Statuta realia применяются к юридическим отношениям, касающимся вещей. Свойства имущества (движимое ли оно или недвижимое, родовое или благоприобретенное), т.е. права, которым могут подлежать вещи, способы приобретения и прекращения прав на вещи определяют по законам их места нахождения. Statuta mixta определяют юридические отношения, касающиеся действий. Общее правило о применении законов к действиям - действие обсуждается по законам места его совершения. Технически это правило выражается формулой locus regit actum <4>.
--------------------------------
<4> Именно так теория статутов интерпретировалась практически во всей русской дореволюционной литературе. См., напр.: Люблинский П. Коллизия // Энциклопедический словарь Гранат. 7-е изд. Т. 24. М., б.г.; Малышев К.И. Курс общего гражданского права России. Т. 1. СПб., 1878; Мейер Д.И. Русское гражданское право. 6-е изд. СПб., 1894 // СПС "КонсультантПлюс".

Теория статутов была единственной теорией конфликтного права в течение 500 лет; и как любая теория она прошла длинный путь развития. "Теория статутов" - понятие родовое, в ее рамках можно выделить даже не этапы ее развития, а несколько различных теорий, объединенных одним названием. В науке МЧП предложено несколько принципиально разных вариантов квалификации различных теорий статутов, несколько вариантов эволюции общей теории, подчас не совпадающих в своих основных аспектах <5>.
--------------------------------
<5> См., напр.: Брун М.И. Очерки истории конфликтного права. СПб., 1915; Laurent F. Droit civil international. Bruxelles, 1880; Raape L. Deutsches Internationales Priratrecht. Berlin, 1938; Vareilles-Sommieres C. LA SYNTHese du droit international prive // Revue catholique des Institutions et droit. 1894. Vol. 13, 1895. Vol. 14 - 15.

По классификации французского ученого XIX в. А. Лэне в теории статутов следует различать три школы <6>:
--------------------------------
<6> Laine A. Introduction au droit international prive. Paris, 1888.

1. Итальянская школа (середина XIV в. - конец XVI в.). Ее основателем является Бартоло да Сассоферрато (1314 - 1357), родоначальник международного частного права как науки и практической доктрины. Вообще-то впервые различие между реальными и личными статутами встречается у французского постглоссатора Жана Фабера (ум. около 1340 г.) в его Комментарии к Кодексу Юстиниана ("Brevarium in Codicem"). Однако "отцом теории статутов и человеком, впервые проведшим различия между личным и реальным статутами" <7> считается Бартоло да Сассоферрато.
--------------------------------
<7> Kalensky P. Trends of private international law. Prague, 1971.

Бартоло первый задумался над принципом, который можно было бы положить в основу решения конфликтов; он думал найти его, применив диалектический метод и встав на путь расчленения понятия статута, чтобы раскрыть его конфликтное содержание. Бартоло выводил конфликтные нормы из понятия статута, полагая, что коллизионная норма может быть найдена путем отнесения закона материального права к той или иной категории - законы о лицах (личные) или законы о вещах (реальные). Статуты должны получить классификацию по видам и затем для каждого вида следует установить коллизионный принцип. В своей теории Бартоло выделяет два вида статутов - персональные (имеющие экстерриториальный характер) и реальные (имеющие территориальный характер). При этом Бартоло никогда не утверждал, что все законы делятся только на эти две категории <8>.
--------------------------------
<8> Подробнее о теории статутов Бартоло см.: Гетьман-Павлова И.В. Наука международного частного права: теория реального и личного статутов в учении Бартоло де Сассоферрато // Журнал международного публичного и частного права. 2008. N 3; Гетьман-Павлова И.В. Наука международного частного права: дозволительный и запретительный статуты в теории Бартоло де Сассоферрато // Журнал международного публичного и частного права. 2008. N 5.

Итальянская теория господствовала до XVI в. и оказала сильное влияние на юг Франции. Одними из главных ее приверженцев выступали великие французские ученые Ш. Дюмулен <9> и Ги Кокиль. Эта теория была пронизана духом справедливости, заменявшим для нее всякий метод. По данной причине итальянская школа не акцентировала большого внимания на делении статутов на реальные и персональные. Каждый отдельный случай она разрешала согласно природе вещей, и различие личных и реальных статутов было для нее только одним из многих других подразделений <10>.
--------------------------------
<9> Подробнее о теории Ш. Дюмулена см.: Гетьман-Павлова И.В. Шарль Дюмулен - основоположник теории автономии воли в международном частном праве // Журнал Высшей школы экономики "Право". 2009. N 3.
<10> Мандельштам А.Н. Гаагские конференции о кодификации международного частного права. Т. I. СПб., 1900 // "СПС КонсультантПлюс".

2. Французская школа (1584 г. - начало XIX в.). В этой школе возникает принципиальное деление статутов на личные, реальные и смешанные. Категория смешанных статутов была предложена французским ученым Бертраном д'Аржантре (1519 - 1590) в его "Комментариях к кутюмам Бретани" <11> (Commentarii in Patrias Bretonum leges; des Donations, art. 218, Glossa 6), написанных в 1584 г. Комментируя ст. 218 "О дарениях" (глосса 6), д'Аржантре создал теорию трех статутов - персональных, реальных и смешанных <12>. Правда, многие авторы отрицают первенство д'Аржантре в создании третьего класса статутов. Например, Э. Роген писал, что "прославленный юрист Бретани не является изобретателем этого третьего класса законов. До него Дюмулен и другие авторы обращали внимание на особую группу смешанных статутов. Уже Бальд, рассуждая о статусе подвластного сына, писал: "Mixtum statutum disponit de jure personae et de jure formo" <13>.
--------------------------------
<11> D'Argentre B. Commentarii in Patrias Bretonum leges. Paris, 1614 // Цит. по: Мандельштам А.Н. Гаагские конференции о кодификации международного частного права. Т. I. СПб., 1900.
<12> Подробнее о теории д'Аржантре см.: Гетьман-Павлова И.В. Бертран д'Аржантре в науке международного частного права // Международное право и международные организации. 2010. N 4.
<13> Roguin E. La regle de droit. Lausanne, 1880.

Однако в работе "бретонского комментатора" теория конфликтного права получила настолько законченную и отчетливую формулировку, что с XVI в. именно за д'Аржантре прочно утвердилось звание родоначальника "теории статутов".
3. Голландская школа (конец XVII в. - начало XIX в.). Эта школа воспринимает деление статутов на личные, реальные и смешанные и провозглашает начало строгой территориальности права, смягчаемой только во имя международной вежливости (comitas).
В XVI - XVII вв. поиск правил, применимых при конфликте законов, интересовал юристов практически всей Западной Европы. Ученые Италии, Франции, Бельгии, Испании и Германии принимают в этом участие. Поскольку социальные и политические условия варьируются от провинции к провинции, от города к городу, постольку положения, касающиеся коллизии правовых норм, различны. Эти разногласия отражаются и в работах правоведов, и в судебной практике. В конце XVI в. доктрина д'Аржантре проявила себя наряду с итальянской доктриной. Несмотря на то что у этих теорий есть общие точки соприкосновения, они, однако, несли в себе две противоположные концепции.
С конца XVI в. два течения (последователи итальянцев и последователи д'Аржантре) формировались отдельно и параллельно (одно во Франции, другое в Нидерландах). Во Франции долгое время господствовала итальянская доктрина; теория д'Аржантре получила здесь более позднее признание в отличие от Нидерландов, где к ней сразу же были настроены благосклонно. В Бельгии и Голландии от итальянской доктрины в XVII в. полностью отказались и ученые-юристы, и суды. В Германии достаточно долго использовали методы бартолистов, игнорируя систему трех статутов; писатели XVI в. не принимали теорию д'Аржантре. Немецкие ученые присоединились к ней только к концу XVII в.
В конце XVII - начале XVIII в. два течения совпали и объединились во Франции <14>. Французские юристы собрали все описания, огромное число судебных решений и привнесли теорию д'Аржантре в основу теории статутов в ее окончательном варианте. Однако идеи д'Аржантре были приняты не без оговорок; итальянская доктрина продолжала действовать, была закреплена в судебной практике и также имела огромное влияние. В связи с этим можно сделать вывод, что развитие французской доктрины состоит из двух фаз и по сути содержит в себе четыре учения (итальянское, французское, немецкое и бельгийско-голландское). В развитии французской школы статутов можно выделить два основных варианта теории статутов:
--------------------------------
<14> Laine A. Introduction au droit international prive. Paris, 1888.

1. Последователи "школы бартолистов" <15> (XV - XVII вв.), т.е. приверженцы итальянского метода. Во Франции 17 века появляются такие "великие люди, как Шоппен, Бродо, Рикар и другие, однако людей, которые бы занимались вопросами конфликта права, не так уж и много. Во Франции эти вопросы имеют второстепенное значение, и многие взгляды на доктрину остаются такими же, как и в Италии" <16>.
--------------------------------
<15> Подробнее о школе "бартолистов" см.: Гетьман-Павлова И.В. Наука международного частного права: итальянская школа бартолистов XIV - XV вв. // Журнал международного публичного и частного права. 2009. N 3; Гетьман-Павлова И.В. Наука международного частного права: французская школа бартолистов XIV - XV вв. // Государство и право. 2010. N 6.
<16> Laine A. Introduction au droit international prive. Paris, 1888.

2. Последователи "классической теории трех статутов" (конец XVII в. - XVIII в.), т.е. приверженцы системы д'Аржантре.
Отправной точкой французской теории статутов является 1584 г., когда д'Аржантре выпустил свой Комментарий к кутюмам Бретани. Однако, как считает А.Н. Мандельштам, в конце XVI - XVII в. французские юристы в большей или меньшей степени следуют итальянскому методу <17>. Подавляющее большинство французских ученых XVII в. можно причислить к школе бартолистов. Все они прибегают к столь ненавистным для д'Аржантре диалектическим и схоластическим делениям и подразделениям. Как это ни странно, но французские юристы в XVII в. практически не проявили интереса к системе, предложенной комментатором кутюмов Бретани. Во многом это объясняется тем, что итальянская доктрина сохранялась в работах Парижского парламента и в принципе была воспринята практикой французских судов.
--------------------------------
<17> Мандельштам А.Н. Гаагские конференции о кодификации международного частного права. Т. I. СПб., 1900.

С XIV в. решения французских судов были одним из самых востребованных источников права. Благодаря деятельности юристов судебная практика полностью развилась и утвердилась в XVI в. Воззрения юристов считались первыми источниками судебных решений; большая часть юристов желала подчинить принципы местного обычного права римскому, с тем чтобы оно имело более широкое применение в действительной жизни. Зачастую и судьи придерживались подобных воззрений. С другой стороны, доктринальные построения французских юристов, начиная с XVI в., всегда опирались на судебную практику. Для развития теорий конфликтного права чрезвычайно значимую роль сыграли решения Парижского парламента от 14 августа 1547 г. (которое впоследствии цитировали все французские авторы) и от 28 августа/2 сентября 1600 г. <18> (которое стало образцом для всей судебной практики и также исследовалось всеми французскими авторами).
--------------------------------
<18> Впервые это решение упоминается в работе Ж. Луэ, который поставил другую дату - 28 сентября. Вслед за ним практически все французские авторы, в том числе и в XIX в., называли именно эту дату. См., напр.: Laurent F. Droit civil international. Bruxelles, 1880. Как пишет А. Ленэ, Луэ допустил неточность - решение состоялось 2 августа. Эту неточность заметил Ж. Бродо и исправил дату, использованную Луэ (Бродо поменял 28 августа на 2 сентября). См.: Laine A. Introduction au droit international prive. Paris, 1888. Поскольку у разных авторов встречаются обе даты (а речь идет об одном и том же решении), представляется целесообразным использовать компромиссный вариант - "решение от 28 августа/2 сентября 1600 г.".

В решении 28 августа/2 сентября 1600 г. "по следствию, касаемому господина Фортиа, в пользу Антуана Потье, апеллянта сенешаля Бомон или его лейтенанта а ля Феш против Фонтэн" <19>, утверждалось, что является абсурдной ситуация, когда один кутюм одного человека признает совершеннолетним, а другой кутюм признает его несовершеннолетним, устанавливая таким образом разную способность по распоряжению своими вещами при равных условиях. Решение аннулировало продажу недвижимости, находящейся под кутюмом Анжу, совершенную жителем, домицилий которого находится под властью кутюма Санли. Кутюм Анжу устанавливал совершеннолетие в 20 лет; кутюм Санли - в 25. Продавцу было 20 лет, следовательно, по кутюму своего домицилия он был несовершеннолетним, а по кутюму места нахождения вещи - совершеннолетним. Таким образом, решение Парижского парламента подчинило дееспособность лиц закону их места жительства <20>. По существу, данное решение опровергало постулат, безусловный для д'Аржантре и большинства французских юристов XVI - XVII вв., - все кутюмы имеют реальный характер.
--------------------------------
<19> Laine A. Introduction au droit international prive. Paris, 1888.
<20> Мережко А.А. Наука международного частного права: история и современность. Киев, 2006. При этом необходимо отметить, что многие французские исследователи, ссылавшиеся в своих работах на это решение, интерпретировали его совершенно иначе, например, Р. Шоппен.

Антонио де ла Луазель (Antonio de la Loisel, 1536 - 1615) - один из знаменитых французских юристов XVI в. Ученик и друг Якова Куяция, лекции которого он слушал в течение 1554 - 1559 гг. Луазель активно содействовал развитию науки римского права во Франции. Большую часть своей жизни он посвятил обработке институций обычного права, в которых установил юридические правила в форме юридических пословиц, "из коих одни уже прежде существовали, а многие установлены вновь самим автором с помощью истории и сравнительного изучения обычаев" <21>.
--------------------------------
<21> Карасевич П.Л. Гражданское обычное право Франции в его историческом развитии. М., 1875.


Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL