Понедельник, 22 Апрель 2013 00:00

Общие положения учения о криминалистической идентификации по мысленному образу

  • Автор(ы): Степаненко Д.А.
  • Информация об авторе(ах): Доктор юридических наук, Байкальский государственный университет экономики и права.
  • Информация о публикации: "Эксперт-криминалист", 2008, N 1

В структуре многолетних научных исследований место явного фаворита занимает судебно-экспертная идентификация по материально фиксированным отображениям. Проблеме же идентификации по мысленному образу отведено место явного аутсайдера. В криминалистической литературе содержатся весьма скупые, недостаточно развернутые суждения по поводу отдельных компонентов общих положений научных основ идентификации по мысленному образу. Они, например, касаются назначения данного вида идентификации и возможностей использования полученных результатов в оперативно-розыскной и следственной практике.

Современное состояние криминалистической науки требует включения в предмет исследования проблем теории и технологии криминалистической идентификации по мысленному образу как информационной системы, формирующейся в результате чувственного восприятия объективно существующей действительности визуально, слуховым и иными способами.
Задача формулирования базовых положений указанного учения предполагает необходимость глубокого исследования проблемы на уровне дифференцированного подхода, с одной стороны, к непроцессуальной форме идентификации по мысленному образу, с другой, - к процессуальной идентификации по мысленному образу. Это позволяет выяснить, что объединяет эти формы (установить их сходство) и какие особенности характерны для каждой из них.
В современных условиях особую практическую значимость все больше приобретает проблема разработки прочных научных основ тактико-криминалистического направления идентификации по мысленному образу. Речь в связи с этим, судя по всему, должна идти, во-первых, о научных основах отдельных процессуальных следственных действий идентификационной направленности, во-вторых, о научных основах тактических комплексов следственных действий, связанных с процессом узнавания, иначе называемых тактическими операциями.
Научное решение проблемы оптимизации следственной и учебно-педагогической практики на этом направлении вряд ли возможно без разработки широкого круга вопросов гносеологического, методологического и технологического характера.
И первое, без чего нельзя обойтись на этом пути, заключается в необходимости глубоко разобраться в том, что собой представляет мысленный образ как ключевое понятие исследуемого учения, какую роль играет мысленный образ в идентификационном процессе и что следует понимать под механизмом идентификации по мысленному образу.
Исследование показало, что субъективное отображение в памяти одного человека (наблюдателя) внешнего облика другого человека - это и есть мысленный образ, и создаваемое на его основе словесное (вербальное) описание служит одной из форм его изображения.
Эти положения актуальны и для других видов объектов (предметов, транспортных средств, зданий, сооружений и т.д.), каждый из которых, будучи воспринят, а затем перекодирован в вербальную форму, вправе претендовать на свой собственный субъективный словесный портрет. Применительно к теории и практике идентификации по мысленному образу это понятие может быть интерпретировано как криминалистический идентификационный портрет. Как понятие родового уровня оно охватывает идентификационный портрет человека, идентификационный портрет предмета, идентификационный портрет участка местности и других видов идентифицируемых (узнаваемых, отождествляемых) объектов. Классификация (внутренняя группировка) видов идентифицируемых объектов создает базу для разработки более содержательных, своего рода "малых" типовых идентификационных портретов, в качестве составляющих, входящих в общий типовой портрет объекта того или иного класса. Так, в рамках типового, обобщенного научно обоснованного идентификационного портрета человека (типовой информационной модели данного типа) могут быть выделены внешне-обликовый, устно-речевой, письменно-речевой, запаховый (одорологический) и другие виды "малых" портретов.
Таким образом, криминалистический идентификационный портрет объекта, тождество которого устанавливается по мысленному образу, представляет собой продукт научного творчества, определяемый как типовая научно обоснованная модель, содержащая информацию о типичном для данного класса (рода, вида и т.д.) объектов комплексе идентификационных признаков.
Типовые идентификационные портреты объектов различного класса и уровня могут использоваться на практике в качестве ориентирующих систем для получения упорядоченной информации у ее носителей о признаках исследуемых единичных объектов и ее использования при составлении дифференцированных субъективных портретов данных объектов и их реализации в ходе процессуального и непроцессуального узнавания (опознания). Важной особенностью криминалистического и субъективного портретов объекта является то, что в них должны отражаться не все возможные признаки, а лишь те из них, которые представляются существенными исключительно для идентификации объектов по их мысленному образу.
Рассматривая в свете этих положений проблему признаков объектов, идентифицируемых по мысленному образу, можно сделать вывод, что существенными в данном контексте следует считать только такие особенности данных объектов, которые, во-первых, воспринимаются с помощью органов чувств, запоминаются и могут быть вербализированы субъектом идентификации в процессе его информационного контакта с субъектом уголовного преследования; во-вторых, они присущи только данному воспринятому и проверяемому объекту, определяют его индивидуальность в отличие от других объектов того же класса; в-третьих, в своей совокупности образуют идентификационный комплекс, по которому могут быть выделены из совокупности сходных объектов и узнаны (опознаны).
Это объясняется тем, что при узнавании человек не выделяет все признаки воспринятого объекта, а использует его характерные идентификационные (опознавательные) признаки. Так, для узнавания предметов существенное значение имеют их контуры, характерное для данного предмета сочетание линий формы.
Изложенное проливает свет на то, что: 1) процесс идентификации по мысленному образу (следу психической природы или следу памяти) осуществляется по технологии, принципиально отличающейся от технологии идентификации по материальным следам-отображениям; 2) особенностью идентификации по мысленному образу является то, что в ее основе лежит психологический механизм узнавания; 3) узнать объект - это значит воспринять его и соотнести его образ с ранее сформировавшимся образом. Это мысленная операция "осуществляется на основе перцептивного сравнения образа текущего восприятия с образом, хранящимся в памяти" <1>.
--------------------------------
<1> Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996. С. 510; Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996. С. 283.

В учении о криминалистической идентификации по мысленному образу психологический механизм узнавания следует интерпретировать путем построения детальной конструкции, состоящей из следующих элементов:
1) стадии восприятия субъектом идентификации объекта в связи с событием, ставшим затем предметом уголовно-правового реагирования и исследования;
2) стадии запоминания и сохранения в памяти указанного субъекта образа воспринятого им объекта;
3) стадии вспоминания (припоминания) субъектом идентификации указанного образа и передачи содержащейся в нем информации о признаках воспринятого объекта, условиях и обстоятельствах его восприятия субъекту уголовного преследования во время информационного контакта с ним;
4) стадии вспоминания субъектом идентификации образа ранее воспринятого объекта и мысленного сопоставления его признаков с признаками образа проверяемого объекта, исследуемого в условиях текущего восприятия в целях выяснения, является ли он тем самым объектом, о котором он сообщил ранее при информационном контакте с субъектом уголовного преследования;
5) стадии определения сходства или различия признаков мысленного образа и признаков образа объекта текущего восприятия, сравниваемого с первым;
6) стадии оценки полученного результата, формулирования вывода о наличии или отсутствии тождества и передачи информации об этом выводе субъекту уголовного преследования.
Изложенное позволяет сформулировать следующие понятия.
1. Криминалистическая идентификация по мысленному образу как метод познания представляет собой систему принципов, правил, приемов, с позиции и с применением которых осуществляется процесс установления факта наличия или отсутствия тождества проверяемого следообразовавшего объекта на основе сравнения признаков его мысленного образа с признаками образа, хранящегося в памяти субъекта идентификации.
2. Криминалистическая идентификация по мысленному образу как процесс познания может быть определена как система последовательно реализуемых действий, направленных на выяснение, является ли исследуемый в уголовном судопроизводстве объект текущего восприятия тем самым объектом, о котором субъект идентификации передал ранее информацию следователю или иному должностному лицу, осуществляющему уголовно-процессуальное познание и уголовное преследование.
3. Учение о криминалистической идентификации по мысленному образу - это относительно самостоятельная целостная система научного знания о том, в каких целях и каким образом в рамках текущего восприятия осуществляется узнавание (опознание) ранее воспринятого субъектом идентификации следообразовавшего объекта, исследуемого в уголовном судопроизводстве. Элементами данной системы являются: 1) общие положения криминалистической идентификации по мысленному образу (общая теоретическая модель); 2) частные положения (частные модели), отражающие специфику процессуальной формы установления тождества следообразовавшего объекта и непроцессуальной формы решения указанной задачи.
Следует акцентировать внимание на следующем положении: если в рамках непроцессуальной идентификации отождествление объектов может осуществляться по слуховому, визуальному, осязательному, обонятельному и вкусовому способам, то при предъявлении для опознания в порядке ст. 193 УПК РФ в силу особенностей нормативной модели указанного действия допускается опознание только по визуальному образу объекта, который может быть дополнен, но не заменен любым иным способом. Однако при производстве следственного эксперимента и проверке показаний на месте в том случае, когда они проводятся для исследования возможности узнавания какого-либо объекта, решение соответствующей идентификационной задачи может осуществляться как визуальным, так и иными способами чувственного восприятия.
Подготовка и проведение двух последних видов следственных действий должны осуществляться на основе алгоритмизированной программы, в которой предполагает в качестве исходного момента обеспечение обстоятельного, максимально детализированного допроса потенциального опознающего.
Важной задачей допроса при решении идентификационной задачи по признакам голоса и устной речи человека является получение информации о следующих обстоятельствах: 1) об обстоятельствах, продолжительности и условиях слухового восприятия допрашиваемым голоса и речи человека, представляющего интерес для следствия; 2) о характере, содержании, особенностях воспринятой и запомнившейся звуко-речевой информации, источником которой являлся этот человек; 3) о физическом и психическом состоянии на тот момент допрашиваемого, его слуховых возможностях; 4) о степени точности и полноты запомнившихся ему признаков воспринятых голоса и речи; 5) о том, слышал ли он ранее этот голос, знаком или не знаком с человеком, которого он в данный момент воспринимал слуховым способом, сможет ли узнать голос или человека, которому он принадлежит.
При допросе потенциального узнающего (опознающего) по звуковому портрету необходимо выяснять не только содержательную составляющую устно-речевой информации, воспринятой им в условиях слухового восприятия лица, о котором даны показания (что сказал, о чем шла речь и т.д.), но и эмоциональную и акустическую (высоту, тембр голоса и т.п.) составляющие.
В дальнейшем следователю необходимо: 1) получить согласие у допрошенного на участие его в эксперименте на узнавание (проверке показаний) на месте события; 2) до начала планируемого следственного действия следователю целесообразно побывать на месте события, о котором даны показания, и, в случае необходимости, произвести осмотр данного места; 3) произвести иные необходимые организационно-подготовительные мероприятия (определить круг участников следственного действия, дату и время его проведения, обеспечить средства аудио- и видеозаписи, пригласить специалистов, подготовить транспортное средство и т.д.); 4) разработать детальный план действия и согласовать его с участниками; 5) подобрать и обеспечить участие в предъявлении для опознания статистов, сходных по своим устно-речевым характеристикам с голосом и речью проверяемого лица (объекта идентификации); 6) определить характер и содержание звуковой информации, которые проверяемый и статисты должны будут воспроизвести; 7) обеспечить прибытие проверяемого лица на место действия и нахождение его там таким образом, чтобы исключить его визуальный и слуховой контакт с допрошенным лицом и статистами; 8) определить на месте действия с учетом мнения проверяемого последовательность предъявления звуко-речевой информации; 9) дать возможность субъекту идентификации прослушать воспроизводимую голосо-речевую информацию в условиях, исключающих возможность визуального наблюдения за узнаваемым (при необходимости воспроизведение информации может быть дублировано, но в иной последовательности); 10) предложить субъекту идентификации сообщить, узнал ли он голос (человека), о котором ранее дал показания, и, если узнал, по каким особенностям.
В перечень мероприятий по подготовке данного действия необходимо во всех случаях включить допрос проверяемого лица о том, имело ли место в его жизни событие, о котором даны показания потенциальным узнающим (опознающим), где и когда оно происходило, с участием кого и в связи с чем, как долго он находился в данном месте, с кем разговаривал, какие слова и фразы произносил. В том случае, когда проверяемый отрицает факт нахождения в том месте, о котором дал показания узнающий, и заявляет, что в это время он находился в другом месте, до проведения эксперимента (проверки показаний) на узнавание по звуко-речевым следам необходимо провести проверку его алиби.
Все это указывает на то, что в данном случае проблема идентификации человека или голоса человека не замыкается на одном следственном действии - эксперименте либо проверке показаний на месте. Разрешение данной проблемы становится возможным лишь на базе производства комплекса следственных и иных действий, т.е. того, что в криминалистической литературе чаще всего называется тактической операцией.
С точки зрения организационно-технологической схемы подготовки и проведения идентификации по голосу и устной речи у этой операции много общего с тем, что представляют собой подготовка и проведение идентификации человека при предъявлении его для опознания по походке. И в том и в другом случае идентификация осуществляется по функциональным признакам. И в том и в другом случае оптимальный результат может быть обеспечен, если операция осуществляется на месте события, исследуемого по уголовному делу, в условиях, максимально приближенных к тем, которые существовали в момент восприятия узнающим (опознающим) соответствующей проверяемой информации. Это, в частности, касается такого момента, как обеспечение сходства дистанций восприятия: в ходе следственного действия субъект идентификации должен находиться на таком же расстоянии от объекта, которое имело место во время исследуемого события.
Особенностью функциональных свойств человека является то, что они "существуют в латентной форме и строятся каждый раз заново в процессе функционирования. Это накладывает отпечаток на весь комплекс функциональных признаков. Например, переживания изменяют (в определенных пределах) типологию и метрику походки, пантомимики, голос человека" <2>.
--------------------------------
<2> Машонин Ю.И. Функциональный портрет человека и его содержание // Вопросы теории и методов следственной работы. Иркутск, 1988. С. 76.

Поэтому для получения объективного результата при опознании человека по походке, а также узнавании голоса и по голосу (устной речи) важное значение следователю необходимо придавать созданию доброжелательной, спокойной, психологически комфортной обстановки во время подготовки и производства соответствующего следственного действия, снятию при общении с опознаваемым (узнаваемым) имеющегося у него состояния тревожности, которое может привести к определенным изменениям исследуемых при идентификации функциональных признаков.
Вместе с тем в тактике и технологии идентификации по голосу и устной речи в отличие от идентификации по походке имеются и определенные различия. Так, если для идентификации по устно-речевой информации не имеют принципиального значения, например, факторы времени года и суток, то для идентификации по походке очень важно проведение операции в таких же временных, сезонных, погодно-климатических условиях, что существовали в момент реального восприятия исследуемого по делу события. Это связано с теми изменениями в походке, которые объективно возникают при передвижении человека и его восприятии в темное или светлое время суток, в дождливую или солнечную погоду, на заснеженной, скользкой дороге, в условиях бездорожья и т.д. Следует также учитывать, что темп передвижения (медленная, быстрая ходьба, средний темп, бег с определенной скоростью) оказывает влияние на двигательные особенности человека. Поэтому при предъявлении для опознания по походке "необходимо обеспечить восприятие опознающим различных вариантов движения, однако превалирующее место в них должен занять такой темп, который ранее воспринимался опознающим" <3>.
--------------------------------
<3> Степанов В.В. Научные и правовые основы тактики предъявления для опознания при расследовании преступлений. Саратов, 2003. С. 138.

Человек может быть идентифицирован по голосу или устной речи лишь при условии, если субъект идентификации воспринимал ранее и хранил в своей памяти не только звуковой, но и визуальный образ опознаваемого лица. Если же субъект идентификации ранее не видел человека, а только слышал его голос (речь), т.е. воспринимал голос незнакомого человека, то речь можно вести не об идентификации этого человека по голосу, а об узнавании в процессе эксперимента голоса (речи).

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL