Четверг, 18 Апрель 2013 04:00

Судебная власть: сущность, структура и формы реализации

  • Автор(ы): Джавахян Роман Марсельевич
  • Информация об авторе(ах): Аспирант кафедры конституционного и административного права факультета юриспруденции и ювенальной юстиции Российского государственного социального университета (Москва).
  • Информация о публикации: Джавахян Р.М. Судебная власть: сущность, структура и формы реализации // Российский юридический журнал. 2012. N 4. С. 122 - 128.

Статья посвящена предназначению, построению и функционированию судебной власти в России, реализации в ее деятельности принципа народовластия. На основе конституционно-правового анализа формулируется понятие судебной власти, рассматриваются ее функции и формы осуществления.

Современная российская государственность, восприняв мировой опыт развития общественных отношений, пошла по пути организации и функционирования государственной власти на основе принципа разделения властей как общепризнанного постулата построения правового демократического государства. Об этом свидетельствует закрепление данного принципа в ст. 10 Конституции РФ, провозгласившей осуществление государственной власти на основе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную. При этом ни сама Конституция, ни федеральные законы не дают легального определений судебной власти и ее места в системе разделения властей. Поэтому необходимо установить содержание указанного понятия путем анализа норм Конституции, федеральных конституционных и федеральных законов.
Построение механизма государственной власти по принципу разделения властей предполагает формирование так называемой системы сдержек и противовесов, базирующейся на разграничении функций и полномочий ветвей государственной власти в лице органов, ее осуществляющих, и их органичном взаимодействии и взаимном контроле в существующем триединстве. В этом триединстве государственной власти право как особая система юридических норм и связанных с ними правовых отношений, в особенности конституционное (государственное) право, выступает связующим звеном, средой и формой его существования одновременно, индикатором современных общественно-политических реалий и предпочтений.
Известен тезис о том, что "все внешние явления находятся в пространстве и a priori определены согласно отношениям пространства... существуют во времени и необходимо находятся в отношениях времени" <1>. Очевидно, что и судебная власть существует как правовое явление и элемент государственной власти в условиях определенного конституционно-правового пространства, т.е. сферы "...регламентации юридическими нормами моделей правомерного поведения государства, его составных частей и граждан в границах территории данного государства и конкретного исторического времени" <2>, на которые распространяется принцип верховенства конституции и заключенного в ней права, в данном случае - Конституции России. Единство государства предопределяет единство его правового, в том числе конституционного, пространства <3>, формирующегося всей совокупностью правовых норм, их разъяснений, в том числе правоположений и правовых решений, содержащихся в официальных документах, принимаемых компетентными органами и должностными лицами, действующих на территории РФ (нормативных, интерпретационных актах и актах применения права), а также международных правовых норм и положений, закрепленных в международных документах, на обязательность которых Российская Федерация выразила свое согласие <4>.
--------------------------------
<1> Кант И. Критика чистого разума. М., 1994. С. 57.
<2> Барциц И.Н. Правовое пространство России: вопросы конституционной теории и практики. М., 2000. С. 24.
<3> Постановление Конституционного Суда РФ от 12 апреля 1995 г. N 2-П // СЗ РФ. 1995. N 16. Ст. 1451.
<4> Колесов Ю.И. Правовое пространство России. Участие органов юстиции в обеспечении его единства: Монография / Под ред. В.И. Кайнова. М., 2004. С. 18.

Норма ст. 10 Конституции получила развитие применительно к организации и деятельности судебной власти в гл. 7 Конституции ("Судебная власть"). Для сравнения: аналогичная глава Конституции ФРГ 1949 г. называется "Правосудие", что терминологически сужает восприятие судов как самостоятельной ветви государственной власти, ограничивая их функции осуществлением правосудия, что, по нашему мнению, является основной, но не единственной формой реализации судебной власти.
При этом в науке наряду с обычно выделяемыми методологическими подходами к определению термина "правосудие" (институциональным и функциональным) <5> высказываются и другие точки зрения по поводу сущности правосудия, раскрытие которых позволяет объяснить смысл, заложенный в него Конституцией.
--------------------------------
<5> Татаринов С.А. К вопросу о содержании судебного конституционного контроля в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации // Журн. конституционного правосудия. 2008. N 3. С. 8 - 9.

Государству в целом присуща правоохранительная функция, которая реализуется, в частности, в функциональной деятельности судов. Как особую сферу государственной деятельности, осуществляемой специальными субъектами и направленной на разрешение социальных конфликтов, рассматривают правосудие О.Е. Кутафин <6>, Ю.П. Урьяс <7> и др. Предложено также мнение, что правосудие выступает единой <8> и единственной <9> формой реализации судебной власти.
--------------------------------
<6> Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2004. С. 540.
<7> Судебные системы западных государств / Отв. ред. В.А. Туманов. М., 1991. С. 6.
<8> Райкова Н.С. Сущность конституционного судопроизводства // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 5. С. 13.
<9> См., например: Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2003. С. 48.

Несмотря на буквальный смысл ст. 118 Конституции, мы разделяем позицию, что в современной России деятельность судебной власти не может отождествляться с правосудием в узком смысле, т.е. с рассмотрением судами по существу конкретных дел, отнесенных законом к их подведомственности, в соответствии с установленными для данного суда процедурами <10>.
--------------------------------
<10> См., например: Магомедов А.М., Сергеев А.И., Швецов В.И. Судоустройство в Российской Федерации. М., 1995. С. 40.

Наиболее ярким подтверждением этого является деятельность Конституционного Суда РФ.
С.Э. Несмеянова считает, что судебная власть, основным предназначением которой изначально было осуществление только правосудия, вышла за пределы данной функции, что повлекло изменение полномочий судебной власти. В частности, самостоятельной организационно-правовой формой реализации этой власти стал судебный конституционный контроль <11>. А.Д. Бойков отмечает, что "расширение юрисдикционных функций суда путем отнесения к ним функции судебного конституционного контроля существенно меняет государственно-правовой и социальный статус судебной власти... и традиционные представления о правосудии как исключительном способе рассмотрения гражданских и уголовных дел" <12>.
--------------------------------
<11> Несмеянова С.Э. Судебная практика Конституционного Суда Российской Федерации с комментариями. М., 2007. С. 5.
<12> Бойков А.Д. Третья власть в России (очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 - 1996 гг.). М., 1997. С. 52, 96 - 97. Книга первая.

Законодательное регулирование и практика деятельности органов судебной власти свидетельствуют об обоснованности выделения наряду с правосудием в узком смысле слова других форм осуществления судебной власти. В.А. Ржевский, Н.М. Чепурнова дополнительно относят к таковым надзор вышестоящих судов за судебной деятельностью нижестоящих, судебное управление, судебный контроль в области исполнительной власти, судебный конституционный контроль <13>. Признает наличие судебного контроля как отдельного вида судебной деятельности, отличной от правосудия, и Е.А. Дюкова <14>.
--------------------------------
<13> Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности. М., 1998. С. 96.
<14> Дюкова Е.А. Конституционно-правовые основы контрольной деятельности судебной власти в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2008. С. 11.

Ряд авторов разделяют правосудие в широком и узком понимании <15>. Правосудие в широком смысле трактуется как функция судебной власти по охране права, реализуемая в рамках общегосударственной функции правовой охраны с учетом стоящих перед органами судебной власти целей и задач. Правосудие в узком смысле рассматривается как одна из форм реализации судебной власти по разрешению конкретных дел и урегулированию социальных коллизий в рамках определенных правоотношений.
--------------------------------
<15> Бойков А.Д. Указ. соч. С. 103 - 104; Неновски Н. Конституционный суд: природа, цели, легитимность // Российский конституционализм: проблемы и решения. М., 1999. С. 97; Шмавонян Г.А. Конституционное правосудие в системе разделения властей. М., 2001. С. 35.

Функции судебной власти предлагается разделять на внутренние и внешние. К первым относятся надзор за принятыми судебными актами, дисциплинарные процедуры и пр. Ко вторым (наряду с правосудием как главной функцией суда) - функции судебного контроля (надзора) за законностью и обоснованностью мер процессуального принуждения (арест, обыск и т.д.); толкования правовых норм; удостоверения фактов, имеющих юридическое значение; ограничения конституционной и иной отраслевой правосубъектности граждан <16>. В источниках встречается указание на правозащитную функцию судебной власти. П.А. Гук, например, считает, что судебная власть в настоящее время осуществляет не только функции правосудия, но и функцию своеобразного судебного нормотворчества (подразумевается деятельность Конституционного Суда РФ, ВАС РФ и ВС РФ), поскольку правовая позиция, сформулированная и закрепленная в судебном акте в виде толкования нормативного акта, правовых правил, принципов, и есть судейская норма <17>. Наличие признаков правотворчества у судебной власти отмечают и другие авторы <18>.
--------------------------------
<16> Государственное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. О.Е. Кутафина. М., 1996. С. 516 - 517 (автор гл. XVII - Ю.И. Скуратов).
<17> Гук П.А. Обзор материалов круглого стола "Правовая политика и правовая реформа в современной России" // Государство и право. 2009. N 4. С. 106 - 107.
<18> Судебная практика в советской правовой системе / Отв. ред. С.Н. Братусь. М., 1975. С. 16 - 17; Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Указ. соч. С. 47 - 48, 78.

На наш взгляд, противоречия между высказанными по данной проблематике точками зрения нельзя назвать неразрешимыми, так как они отражают объективное существование правосудия.
Деятельность судебной власти связана с государственным управлением <19>. Последнее состоит в целенаправленном практическом воздействии государства на общественные отношения для их упорядочивания и оказания регулирующего влияния. Следовательно, в сфере деятельности судебной власти можно говорить о судебном управлении, направленном на упорядочивание как отношений внутри судебной системы, так и соответствующих общественных отношений вовне. В свою очередь, содержание судебной власти и судебного управления, по нашему мнению, выражается в судебно-правовом регулировании. Его можно охарактеризовать как компетентную деятельность органов судебной власти в сфере государственного управления, заключающуюся в воздействии на объективно возникающие общественные отношения посредством реализации норм права в соответствии с принятым либо придаваемым судом конституционно-правовым смыслом, в целях урегулирования существующих и потенциальных социальных конфликтов, а также охраны Конституции и защищаемого ей права как общественно-политической ценности.
--------------------------------
<19> Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: Курс лекций. М., 1997. С. 35 - 39.

Этимология правосудия уходит корнями к латинскому "justitia" (справедливость, правосудие, совокупность законов), что позволяет толковать его как наличие у определенного государственного органа (лица, его олицетворяющего) делегированного обществом права судить (быть арбитром) в неком конкретном или абстрактном правоотношении, а также полномочия судить о заключенном в нормах праве и обязанности справедливого разрешения конфликтов на основе действующего права.
Полагаем, что судебно-правовое регулирование, по сути, сопоставимо с правосудием в широком смысле слова, но дает возможность избежать терминологической неопределенности (детерминировать используемый в науке понятийный аппарат).
Судебная власть реализуется через судебные органы, которые являются своеобразными проводниками этой власти и ее материализующим началом. Только в деятельности конкретных судебных учреждений судебная власть получает реальное наполнение. Непосредственно конституционное закрепление судебной власти сфокусировано на институциональной сущности судов как составляющей системы органов государственной власти с приданными ей функциями.
Изучив различные определения судебной системы РФ, можно охарактеризовать ее как совокупность действующих на территории России органов государственной власти, выполняющих функции судебной власти в определенных законом процессуальных формах, взаимодействующих между собой и с другими системами (их отдельными элементами) на основе конституционных принципов и норм, выраженных в законодательстве и имеющих внутрисистемную и внешнюю направленность <20>. Сама судебная система, рассматриваемая через призму конституционно-правового регулирования, выступает подсистемой общей системы органов государственной власти, состоящей из судов как специализированных государственных органов. Они представляют собой "...организационно и структурно обособленную часть государственного механизма, наделенную в установленном Конституцией России порядке государственно-властными полномочиями, правовыми и материально-финансовыми средствами для осуществления задач и функций государственной власти Российского государства" <21>. Именно содержание деятельности судебной системы раскрывает функциональный аспект судебной власти.
--------------------------------
<20> См., например: Абросимова Е.Б. Судебная власть в Российской Федерации: система и принципы. М., 2002. С. 19; Государственное право Российской Федерации: Учебник. С. 516 - 517 (автор гл. XVII - Ю.И. Скуратов).
<21> Государственное право Российской Федерации: Учебник. С. 296 (автор гл. XVII - Ю.И. Скуратов).

Применительно к судебной системе как форме организации судебной власти нужно констатировать отсутствие структурного единства построения ее элементов. Это обусловлено существованием арбитражных судов, судов общей юрисдикции с институтом мировых судей, образующих самостоятельные системы, имеющие высшие органы судебной власти (Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ). Конституционные (уставные) суды подсистемы не образуют, не обладают признаком структурного единства, а Конституционный Суд РФ не является вышестоящим органом для конституционных (уставных) судов субъектов РФ <22>. В то же время ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", в частности ст. ст. 3 и 79, позволяет рассуждать о том, что Конституционный Суд РФ с учетом его полномочий и юридической силы его решений выполняет роль высшей, своего рода всеобщей судебной инстанции, осуществляющей специфический конституционный надзор по отношению к другим органам судебной власти в вопросах конституционного правопонимания и правоприменения.
--------------------------------
<22> См. об этом: Котов О.Ю. Влияние решений Конституционного Суда на гражданское судопроизводство: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 22 - 23 // URL: http://diss/03/0508/030508010.pdf; Абросимова Е.Б. Указ. соч. С. 21.

При таких условиях единство судебной системы обусловлено единством принципов (в данном случае - конституционных), обеспечивающих согласованность взаимодействия ее элементов <23>, а также единством конституционных целей и задач судебной власти, получивших развитие в нормах законодательства.
--------------------------------
<23> Витрук Г. К определению понятия "система" // URL: http://www.metodolog.ru/00343/00343.html.

Положения ст. 3 Конституции, провозглашающей, что единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, и ст. 10, закрепляющей принцип разделения властей, предопределяют основополагающий вывод о том, что "...судебная власть выступает в качестве одной из важнейших сторон воплощения народовластия" <24>. При этом народовластие, в отличие от суверенитета, представляет собой динамический, функциональный элемент содержания общественно-политического строя. Следовательно, государственная власть народа осуществляется (или должна осуществляться. - Р.Д.) в его интересах через практическую деятельность органов государства, всего государственного механизма. Это диктует важность строгого исполнения выраженной в праве воли народа, необходимость непосредственного его участия в выполнении государственных дел и в контроле за государственными органами <25>.
--------------------------------
<24> Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Указ. соч. С. 42.
<25> Скуратов Ю.И. Народный суверенитет развитого социализма (конституционные вопросы). Красноярск, 1983. С. 15 - 22.

Говоря о самостоятельной и независимой судебной власти, Ш. Монтескье называл основополагающими принципами ее организации и деятельности в демократическом государстве народное начало, независимость от политики и профессионализм <26>. С учетом изложенного и специфики судебной власти как своеобразного стабилизатора в системе разделения властей и инструмента разрешения социальных, в том числе конституционно значимых конфликтов, закономерно возникает вопрос о необходимости более эффективной реализации принципа народовластия в деятельности органов судебной власти на стадии их формирования и функционирования. Для этого должны использоваться институты представительной демократии и формы непосредственного участия граждан и общественных институтов, что предусмотрено ч. ч. 1 и 4 ст. 32 Конституции. Отмена выборности судей, упразднение института народных заседателей, неполноценность существующего суда присяжных явно этому не способствуют.
--------------------------------
<26> Монтескье Ш. О духе законов: избранные произведения. М., 1955. С. 78.

Так, институт арбитражных заседателей, введенный Федеральным законом от 30 мая 2001 г. N 70-ФЗ "Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации", достаточно слабо развит в ст. 19 АПК РФ. Согласно аналитической записке к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2008 г. за указанный год арбитражными судами в первой инстанции было рассмотрено 970152 дела, при этом арбитражные заседатели принимали участие в рассмотрении 1584 дел, что составляет примерно 0,16% от общего количества дел <27>. В 2009 г. общее количество дел составило 1409503, из них с участием арбитражных заседателей - 4239, или 0,3% <28>. Как видно из приведенной статистики, несмотря на определенный рост, количество дел, рассматриваемых с участием арбитражных заседателей, весьма незначительно. Смеем предположить, что причины кроются в неэффективности данного института судебной власти и отсутствии доверия к нему со стороны участников процесса. Недоверие связано, в частности, с несовершенством порядка формирования списков (состава) арбитражных заседателей и системы взаимоотношений последних с арбитражными судами, которые эти списки формируют и утверждают. Возникает вопрос об объективной необходимости и востребованности института арбитражных заседателей в его нынешнем виде.
--------------------------------
<27> Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2008 году // URL: http://arbitr.ru/press-centr/news/totals.
<28> Аналитическая записка к статистическому отчету о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2009 году // URL: http:// www.arbitr.ru/ _upimg/ 19AC8193F09FEFA2920F1B5A22A16132_1.pdf.

Следует обратить внимание на ч. 4 ст. 123 Конституции РФ, которая устанавливает, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, судопроизводство осуществляется с участием присяжных заседателей. Названная статья не упоминает арбитражных заседателей как участников судопроизводства в системе арбитражных судов, тем самым лишая институт арбитражных заседателей конституционной основы, равной той, которая придана институту присяжных заседателей в системе судов общей юрисдикции.
Можно сделать вывод о том, что реализация судебной власти происходит в различных формах, таких как правосудие в узком смысле, удостоверение фактов, имеющих юридическое значение, судебный контроль, судебный надзор, судебная верификация, внутрисистемная организационно-управленческая деятельность, обобщение судебной практики и формирование единства правопонимания и правоприменения. Сочетание этих форм зависит от места органа судебной власти в судебной системе, его компетенции (сферы деятельности, задач, функций, прав и обязанностей). Конечной целью судебной деятельности, обусловленной выполняемой государственной функцией, выступает обеспечение справедливого с точки зрения права и эффективного урегулирования существующих и потенциальных общественных конфликтов.
Судебная власть как элемент государственной власти реализуется специальными государственными органами - судами, которые в рамках установленных законом компетенции и процедур осуществляют деятельность, направленную на охрану права как конституционно закрепленной ценности и гарантии общественного блага и не противоречащего ему частного интереса. Это достигается посредством реализации норм права и их толкования для разрешения в соответствии с правом вопросов (дел) публичного и частного характера. Судебная власть призвана охранять и защищать право как самостоятельную ценность, исключить всякие попытки действовать неправовыми средствами, от кого бы они ни исходили <29>.
--------------------------------
<29> Ржевский В.А., Чепурнова Н.М. Указ. соч. С. 6.

Как государственно-правовой институт судебная власть неизбежно существует в рамках конституционно-правового пространства и подвержена его влиянию, в то же время она активно воздействует на него, участвует в его формировании и изменении. Поэтому особенно важно, чтобы конституционно установленные независимость и самостоятельность судебной власти, имеющей народные начала, получили развитие в нормах законодательства и возможности наиболее полного воплощения в общественно-политической жизни российского общества.

Bibliography

Abrosimova E.B. Sudebnaya vlast' v Rossijskoj Federacii: sistema i principy. M., 2002.
Atamanchuk G.V. Teoriya gosudarstvennogo upravleniya: Kurs lekcij. M., 1997.
Barcic I.N. Pravovoe prostranstvo Rossii: voprosy konstitucionnoj teorii i praktiki. M., 2000.
Bojkov A.D. Tret'ya vlast' v Rossii (ocherki o pravosudii, zakonnosti i sudebnoj reforme 1990 - 1996 gg.). M., 1997. Kniga pervaya.
Dyukova E.A. Konstitucionno-pravovye osnovy kontrol'noj deyatel'nosti sudebnoj vlasti v Rossijskoj Federacii: Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2008.
Gosudarstvennoe pravo Rossijskoj Federacii: Uchebnik / Pod red. O.E. Kutafina. M., 1996.
Guk P.A. Obzor materialov kruglogo stola "Pravovaya politika i pravovaya reforma v sovremennoj Rossii" // Gosudarstvo i pravo. 2009. N 4.
Kant I. Kritika chistogo razuma. M., 1994.
Kolesov Yu.I. Pravovoe prostranstvo Rossii. Uchastie organov yusticii v obespechenii ego edinstva: Monogr. / Pod red. V.I. Kajnova. M., 2004.
Kotov O.Yu. Vliyanie reshenij Konstitucionnogo Suda na grazhdanskoe sudoproizvodstvo: Dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2003 // URL: http://diss/03/0508/030508010.pdf.
Kozlova E.I., Kutafin O.E. Konstitucionnoe pravo Rossii. M., 2004.
Magomedov A.M., Sergeev A.I., Shvecov V.I. Sudoustrojstvo v Rossijskoj Federacii. M., 1995.
Montesk'e Sh. O duxe zakonov: izbrannye proizvedeniya. M., 1955.
Nenovski N. Konstitucionnyj sud: priroda, celi, legitimnost' // Rossijskij konstitucionalizm: problemy i resheniya. M., 1999.
Nesmeyanova S.Eh. Sudebnaya praktika Konstitucionnogo Suda Rossijskoj Federacii s kommentariyami. M., 2007.
Rajkova N.S. Sushhnost' konstitucionnogo sudoproizvodstva // Zhurnal konstitucionnogo pravosudiya. 2008. N 5.
Rzhevskij V.A., Chepurnova N.M. Sudebnaya vlast' v Rossijskoj Federacii: konstitucionnye osnovy organizacii i deyatel'nosti. M., 1998.
Shmavonyan G.A. Konstitucionnoe pravosudie v sisteme razdeleniya vlastej. M., 2001.
Skuratov Yu.I. Narodnyj suverenitet razvitogo socializma (konstitucionnye voprosy). Krasnoyarsk, 1983.
Sudebnaya praktika v sovetskoj pravovoj sisteme / Otv. red. S.N. Bratus'. M., 1975.
Sudebnaya vlast' / Pod red. I.L. Petruxina. M., 2003.
Sudebnye sistemy zapadnyx gosudarstv / Otv. red. V.A. Tumanov. M., 1991.
Tatarinov S.A. K voprosu o soderzhanii sudebnogo konstitucionnogo kontrolya v deyatel'nosti Konstitucionnogo Suda Rossijskoj Federacii // Zhurnal konstitucionnogo pravosudiya. 2008. N 3.
Vitruk G. K opredeleniyu ponyatiya "sistema" // URL: http://www.metodolog.ru/00343/00343.html.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL