Пятница, 26 Апрель 2013 22:35

Конституционные характеристики права наследования

  • Автор(ы): Шукшина Жанна Александровна
  • Информация об авторе(ах): Аспирантка кафедры частного и публичного права Пензенского государственного университета.
  • Информация о публикации: Шукшина Ж.А. Конституционные характеристики права наследования // Нотариус. 2011. N 5. С. 35 - 39.

В статье рассматриваются конституционные характеристики права наследования как субъективного права. Анализируется природа правомочий наследодателя. Сформулирован вывод о наличии особой природы права наследования, позволяющего отнести его отдельные элементы к системе личных (гражданских) прав.

Ключевые слова: право наследования, гражданские права, право частной собственности, право на уважение семейной жизни.

The article deals with the constitutional rights of inheritance as the characteristics of subjective rights. Examines the nature of the powers of the testator. Conclusions on the presence of the special nature of inheritance, a classification of its components to a system of private (civil) rights.

Key words: inheritance rights, the civil rights, the private property right, the right to respect for family life.

Принятие части третьей Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ), содержащей раздел V "Наследственное право", внесло кардинальные изменения в институт наследования. Наследственное право традиционно признается консервативной подотраслью гражданского права. Однако обозначенное нововведение не являлось лишь косметическим оформлением, а привело к значительным изменениям порядка наследования как по закону, так и по завещанию. Цель части третьей ГК РФ находится в области расширения права частной собственности граждан в части распоряжения своим имуществом на случай смерти, что реализует конституционные положения о свободе наследования и защите этого права. Произошедшие изменения обусловили проведение научных исследований, позволивших критически осмыслить значение современного состояния права наследования, а самое главное - дать оценку содержания указанного института.
Часть 4 ст. 35 Конституции Российской Федерации провозглашает гарантированность права наследования, отличаясь своей краткостью, не используя даже общеупотребляемую формулу закрепления субъективных прав "каждый имеет право". А.А. Рубанов пишет: "Для сравнения отметим, что объектами других конституционных гарантий выступают, как правило, ключевые права и свободы, в частности свобода мысли и слова (ч. 1 ст. 29), свобода совести (ст. 28), свобода массовой информации (ч. 5 ст. 29) и др." <1>. Изначально данное словосочетание было закреплено в ст. 22 Декларации прав и свобод человека и гражданина, утвержденной Постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г. N 1920-1 <2>, а до этого в ст. 24 Декларации прав и свобод человека <3>, утвержденной Съездом народных депутатов СССР 5 сентября 1991 г. Подобная недосказанность порождает массу юридических проблем. Непонятно, можно ли вообще говорить о таком субъективном праве, как право наследования. Если да, то кому оно принадлежит - наследнику или наследодателю? Либо это всего лишь допустимое основание приобретения права собственности? Что следует понимать под гарантированностью права?
--------------------------------
<1> Комментарий к ст. 1110 // Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Т.Е. Абова, А.В. Банковский, М.П. Бардина и др.; Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М., 2004.
<2> Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. N 52. Ст. 1865.
<3> Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. N 37. Ст. 1083.

Конституции советского периода также не отличались широтой характеристик права наследования. Так, Конституция (Основной Закон) СССР 1936 г. <4> в ст. 10, закрепляющей право личной собственности граждан, указывала, что право наследования личной собственности граждан охраняется законом. Аналогична по содержанию Конституция (Основной Закон) СССР 1977 г. <5>, ст. 11 которой была посвящена собственности граждан СССР. В этой же статье закреплялось: "Право наследования имущества гражданина признается и охраняется законом". В любом случае, наследование рассматривалось всегда как форма перехода права собственности, принадлежащего гражданину. Если речь идет о ликвидации юридического лица (законодательство не использует термин "смерть организации", применяя его исключительно к человеку), то возникает совершенно иной порядок распределения имущества. Статья 61 Гражданского кодекса РФ устанавливает: "Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом". В то же время при определении понятия наследования ст. 1110 ГК РФ использует аналогичный термин - "универсальное правопреемство".
--------------------------------
<4> Известия ЦИК СССР и ВЦИК. 1936. N 283.
<5> Ведомости Верховного Совета СССР. 1977. N 41. Ст. 617.

Если анализировать универсальные международные акты, посвященные правам человека, то нетрудно увидеть в них отсутствие права наследования. Во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. <6> отсутствует указание даже на право частной собственности. Есть лишь размытая фраза о праве владения имуществом. Право наследования не закрепляется ни в Международных пактах от 16 декабря 1966 г. "О гражданских и политических правах" <7>, "Об экономических, социальных и культурных правах" <8>, ни в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - ЕКПЧ) <9>. Кстати, целый ряд конституций европейских стран вообще не содержат упоминания о праве наследования в каком-либо виде (хотя есть закрепление права собственности). К таковым следует отнести Конституции Королевства Дания, Исландии, Латвийской Республики, Литовской Республики, Княжества Лихтенштейн, Финляндии <10>.
--------------------------------
<6> Международная защита прав и свобод человека: Сборник документов. М., 1990.
<7> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 12.
<8> Там же.
<9> Собрание законодательства РФ. 2001. N 2. Ст. 163.
<10> Тексты европейских конституций см.: Конституции государств Европы: В 3 т. / Под общ. ред. и со вступ. ст. директора ИЗиСП при Правительстве РФ Л.А. Окунькова. М., 2001.

Традиционно российские ученые-цивилисты относят право наследования к набору экономических прав, указывая на его природу - связанность с правом собственности, приводя примеры из римских источников о данном основании приобретения права на определенное имущество. Г.Ф. Шершеневич и К.П. Победоносцев рассматривали его как "переход имущественных отношений лица со смертью его к другим лицам" <11>. Данное понимание сохранилось и в современный период. Как отмечает Ю.К. Толстой, "категория собственности указывает на принадлежность имущества в настоящее время, категория же наследования - на принадлежность его в будущем, после смерти собственника" <12>. Таким образом, в науке гражданского права традиционно отношение к праву наследования как к производному по отношению "к общему массиву правовых норм, регламентирующих собственность граждан" <13>. При общей понятности данного вывода анализ наследования сквозь призму субъективного права обусловливает определенные сомнения в его полной справедливости.
--------------------------------
<11> См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В 2 ч. Ч. 2: Права семейные, наследственные и завещательные. СПб., 1871. С. 197; Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. С. 616.
<12> Толстой Ю.К. Наследственное право. М., 1999. С. 5.
<13> Гражданское право: В 4 т. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: Учебник. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2008.

Изначально необходимо определиться с правообладателем. При характеристике права наследования как субъективного права в современной учебной литературе оно понимается как право лица быть призванным к наследованию, а также его правомочия после принятия наследства <14>. А.С. Васильев отмечает: "Наследственное право... в субъективном смысле - право определенного лица на приобретение наследства, оставшегося после умершего, право лица стать и быть наследником" <15>. Даже возможность составления завещания оценивается не как субъективное гражданское право (что специально подчеркивается), а как элемент общей гражданской правоспособности (ст. 17 ГК) <16>. Подобное заключение согласуется с общим понятием правосубъектности, которая заканчивается моментом смерти человека. С момента смерти наследодатель перестает быть субъектом права, вступает в силу общее правило, закрепленное ст. 17 ГК, согласно которому правоспособность гражданина прекращается смертью. Именно поэтому нередко в специальной литературе наследодатель даже не включается в круг наследственных правоотношений. Так, Е.В. Вавилин, подробно определяя перечень субъектов наследственных прав, наследодателя как такового даже не упоминает, останавливаясь на каждой очереди наследников по закону <17>. Точно такая же позиция и у К.Ю. Бахмуткиной <18>. С такой постановкой не согласен Ю.Ф. Беспалов: "Основным субъектом наследственных правоотношений является лицо умершее, именуемое праводателем, правопредшественником, наследодателем или завещателем. Отметим, что все названные термины могут быть применимы для обозначения лица, составившего завещание, и (или) лица, умершего и имевшего имущество либо являвшегося обладателем исключительных прав" <19>. Но и в данном случае следует согласиться отчасти. Любые распоряжения в отношении имущества на случай смерти вступают в силу после наступления данного трагического факта (и только после него). До него имущество никоим образом не меняет свою судьбу, находясь в собственности живого правообладателя.
--------------------------------
<14> Там же.
<15> Комментарий к ст. 1110 // Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая (постатейный) / С.С. Алексеев, А.С. Васильев, В.В. Голофаев и др.; Под ред. С.А. Степанова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект; Екатеринбург: Институт частного права, 2009.
<16> Гражданское право: Учебник / В.Ю. Борисов, Е.С. Гетман, О.В. Гутников и др.; Под ред. О.Н. Садикова. М., 2007. Т. 2. К. Храмцов придерживается другого мнения, считая, что возможность составления завещания является субъективным правом. См.: Храмцов К. Обеспечение свободы завещания наследодателя // Российская юстиция. 1998. N 11.
<17> См.: Вавилин Е.В. Осуществление наследственных прав: субъекты, объекты, механизм реализации // Наследственное право. 2011. N 1. С. 9 - 12; Он же. Наследование по закону: очередность и субъектный состав // Наследственное право. 2010. N 1. С. 7 - 9.
<18> Бахмуткина К.Ю. Физические лица как субъекты права наследования // Нотариус. 2008. N 3; Она же. Наследственная правосубъектность: понятие и содержание // Юрист. 2008. N 6.
<19> Беспалов Ю.Ф. Наследственные правоотношения // Бюллетень нотариальной практики. 2005. N 5.

Оригинальную формулу, призванную сгладить противоречия, предлагает С.П. Гришаев: "Право унаследовать имущество умершего после его смерти в определенном смысле является стимулятором развития производительных сил в обществе. Осознание того, что заработанное человеком после его смерти перейдет к близким ему людям, является мощным побудительным стимулом к более эффективному труду" <20>. Иными словами, право наследования должно быть побудительным мотивом как для наследника, так и для наследодателя, чьи интересы как раз совпадают в момент перехода права собственности. Л.Ю. Грудцына добавляет: "Институт наследования гарантирует каждому человеку возможность жить и работать с сознанием того, что после его смерти все приобретенное им при жизни, воплощенное в материальных и духовных благах с падающими на них обременениями, перейдет согласно его воле, а если он ее не выразит - согласно воле закона к близким ему людям" <21>. В любом случае применительно к наследодателю можно говорить о его условной возможности участвовать в наследственных правоотношениях. Распоряжение имуществом происходит при его жизни, но вступает в силу после смерти, когда самого субъекта уже нет в живых. Соответственно наследодатель уже не является участником наследственных правоотношений. Исходя из этого, указывать на экономическую составляющую права наследования можно лишь с долей условности. Наследодатель распоряжается имуществом, не имея цель реализации какого-то экономического интереса для самого себя. Здесь в большей мере происходит реализация личного интереса, в рамках которого экономический эффект уже будет для наследников. Первичного же собственника уже не будет в живых, т.е. для него уже не будут иметь значения какие-либо характеристики имущества. В то же время на этом основании нельзя наследодателя исключать из круга наследственных правоотношений. Более того, потенциальные наследники также не могут быть исключены из этого круга. Ярким примером столь расширительного толкования права наследования выступает Постановление Европейского суда по правам человека от 13 июня 1979 г. по делу Маркс против Бельгии <22>. Данное решение показательно еще и тем, что в основе спора находилось законодательное положение, устанавливающее дискриминацию по отношению к детям, рожденным матерями-одиночками. Собственно право наследования не являлось предметом судебного разбирательства, поскольку заявительница и ее дочь находились в полном здравии. Оценивались потенциальные права дочери, а также возможность матери распорядиться своим имуществом на случай смерти. Интересно данное решение еще и тем, что перед Судом ставился вопрос о нарушении целого ряда статей ЕКПЧ: ст. 8 (право на уважение личной и семейной жизни), ст. 14 (запрет на дискриминацию) и ст. 1 Протокола N 1 (право на уважение своей собственности). Суд не стал выводить право наследования исключительно из ст. 1 Протокола N 1. Более того, относительно наследственных прав дочери Суд не нашел нарушений указанной статьи. Добавим, что в Особом мнении Джеральд Фицморис подверг критике саму возможность выведения наследственных прав из ст. 1 Протокола N 1: "В статье нет указаний на то, что она гарантирует права наследования или распоряжения своим имуществом... Суд основывается на слове "использование", которое, как он считает, расширяет сферу применения статьи до права наследования и распоряжения имуществом. С моей точки зрения, слово "использование" означает использование того, чем лицо уже обладает, а выражение "пользоваться своим имуществом" обычно не употребляется, когда речь идет о распоряжении по завещанию, дарению и т.п. Пользоваться своим имуществом - это не то выражение, которое употребил бы опытный юрист, если бы его попросили составить статью, в которой должны содержаться четкие указания по вышеуказанным вопросам". Европейский суд по правам человека провел логическую связь наследственных прав с семейной жизнью: "Вопросы наследования и распоряжения своим имуществом в отношениях между ближайшими родственниками тесно связаны с семейной жизнью. Она включает в себя не только социальные, моральные и культурные отношения, например вопросы воспитания и образования детей, но и интересы материального плана; об этом свидетельствуют алиментные обязательства или обязательная доля в наследуемом имуществе, предусмотренные национальными правовыми системами большинства стран - участниц Конвенции. Несмотря на то что права наследования возникают лишь после смерти собственника имущества, когда семейная жизнь претерпевает изменения или полностью прекращается, это совсем не означает, что вопрос об этих правах не может возникнуть при жизни собственника. Вопрос распределения имущества может быть решен (и на практике решается довольно часто) путем завещания или легата будущему наследнику. Таким образом, вопрос наследования имущества является составной частью семейной жизни и по этой причине не может игнорироваться". Необходимо особо подчеркнуть, что наследственные права в данном деле были оценены с точки зрения как наследодателя, так и наследника. Применительно к обеим сторонам Суд установил нарушение ст. 8 в совокупности со ст. 14 ЕКПЧ. Несмотря на то что факта открытия наследства не было (и не предвиделось), Суд установил потенциальные ожидания матери, имеющей интерес распорядиться имуществом на случай смерти в пользу родной дочери, а также самой дочери, имеющей потенциальный интерес в получении наследства, именно при констатации близких родственных отношений. Несмотря на общий вывод, что свобода распоряжаться своим имуществом не является совершенно необходимой для нормальной семейной жизни <23>, она может быть предметом оценки при закреплении определенной дискриминации.
--------------------------------
<20> Гришаев С.П. Комментарий к законодательству о наследовании // СПС "КонсультантПлюс". 2009.
<21> Грудцына Л.Ю. Как правильно распорядиться своим имуществом (наследование, дарение, рента) // СПС "КонсультантПлюс". 2008.
<22> Европейский суд по правам человека. Избранные решения: В 2 т. Т. 1. М., 2000. С. 231 - 270.
<23> См.: Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. СПб., 2004. С. 596 - 597.

Отметим, что право на уважение семейной жизни относится к системе личных прав, а право частной собственности - к системе экономических прав. Названные права относятся к разным поколениям прав человека и обладают в некоторых случаях различными характеристиками. Например, если первые права относят к подлинным правам, то вторые - к мнимым. Несмотря на спорность данной классификации, нахождение указанных прав в различных группах создает для права наследования дополнительные методологические трудности. Следует отметить, что ряд стран Азии <24> связывают право наследования не с правом собственности, а с правами семьи. Например, в ст. 5 Конституции Королевства Бахрейн, посвященной семье, содержится п. "d": "Право наследования гарантируется в соответствии с исламским шариатом". В статьях же, посвященных праву собственности, нет упоминания о праве наследования. У.А. Омарова специально указывает на критерии справедливости в наследственном праве, к которым она относит "наиболее полный, максимальный учет интересов близких наследодателю лиц - супруга, детей, родителей и других родственников, в особенности нетрудоспособных, а также обеспечение собственнику возможности распорядиться путем завещания своим имуществом так, как он пожелает. Основной задачей законодательства о наследовании является соблюдение баланса интересов собственника и членов его семьи". В своем исследовании У.А. Омарова приходит к выводу, что реализация тенденции преимущественной роли наследования по завещанию преждевременна и не соответствует требованиям справедливости <25>.
--------------------------------
<24> См.: Конституции государств Азии: В 3 т. / Под ред. Т.Я. Хабриевой. М., 2010.
<25> Омарова У.А. Основные институты наследственного права России и степень отражения в них принципа социальной справедливости: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1999. С. 7 - 8.

Свое видение права наследования определил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 16 января 1996 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 560 Гражданского кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина А.Б. Наумова" <26>. В данном решении выделены конституционные характеристики права наследования, согласно которым указанное право обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам). Это право включает в себя как право наследодателя распорядиться своим имуществом, так и право наследников на его получение. Право наследования в совокупности двух названных правомочий вытекает и из ст. 35 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, предусматривающей возможность для собственника распорядиться принадлежащим ему имуществом, что является основой свободы наследования. Между тем право наследования не является абсолютным правом (т.е. может быть ограничено в соответствии со ст. 55 Конституции РФ). "Свобода наследования, - отмечается в Постановлении Конституционного Суда РФ, - как и некоторые другие права и свободы, может быть ограничена законодателем, но только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации), то есть при условии, что ограничения носят обоснованный и соразмерный характер". В том числе на основе данной правовой позиции А.С. Михайлова обосновывает, что правовое регулирование отношений наследования имущества состоит в закреплении конституционными, гражданско-правовыми нормами самой возможности наследовать и завещать имущество, в определении прав граждан по распоряжению своим имуществом на случай смерти, а также в правовых способах защиты наследственных прав от посягательств со стороны других лиц <27>.
--------------------------------
<26> Собрание законодательства РФ. 1996. N 4. Ст. 408.
<27> Михайлова А.С. Возникновение и развитие института наследования в гражданском праве России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 4.

Право наследования рассматривается также в объективном смысле как объект конституционно-правового регулирования. Н.Ш. Гаджиалиева считает: "Право наследования в объективном смысле - это институт, то есть совокупность норм, регулирующих общественные отношения, которые складываются по поводу регулирования и реализации рассматриваемого субъективного права. В этом смысле право наследования является комплексным (межотраслевым) институтом, содержит в себе и частноправовые, и публично-правовые начала" <28>. И.А. Минахина относит "вопросы наследования, как, впрочем, и все гражданско-правовое нормотворчество, к исключительной компетенции РФ. Поэтому источниками наследственного права могут быть лишь нормативные акты федеральных органов власти" <29>. В то же время если внимательно проанализировать некоторые нормативные акты, то нетрудно увидеть наличие норм, посвященных регулированию наследственных правоотношений, в таких федеральных законах, предмет которых отнесен к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Так, к источникам наследственного права будут относиться не только ГК РФ, но и некоторые другие кодексы - Земельный, Жилищный, Семейный, Налоговый <30>. В соответствии со ст. 72 Конституции РФ в совместном ведении находятся вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство. В рамках каждой отрасли законодательства определены особенности наследования того или иного объекта права частной собственности. Кроме того, в наследственном праве объективно присутствуют как статусные нормы, так и правовые нормы процедурного характера <31>. Порядок ведения наследственных дел определен Основами законодательства Российской Федерации о нотариате <32>. Нотариат также отнесен к предмету совместного ведения. В связи с этим нельзя не упомянуть предложения о расширении предмета гражданского права за счет организационных отношений, в которые включают "новые юридические процедуры в нормативной базе о наследовании" <33>.
--------------------------------
<28> Гаджиалиева Н.Ш. Конституционные основы регулирования и защиты права наследования в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. С. 10.
<29> Минахина И.А. Наследование. Дарение. Пожизненная рента: вопросы правового регулирования. М., 2007.
<30> См.: Вершинина Е.В., Кабатова Е.В., Гудыно Е.М. Наследование по закону в России и США: Сравнительно-правовой анализ // Семейное и жилищное право. 2010. N 6. С. 3 - 7.
<31> Вавилин Е.В., Гурьева Е.В. Новый порядок наследования и дарения. М., 2006.
<32> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. N 10. Ст. 357.
<33> См.: Давыдова Г.Н. Юридические процедуры в гражданском праве. Общая характеристика: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2004. С. 7 - 8.

Обобщая все вышеизложенное, сформулируем итоговый вывод: право наследования выступает не только как гарантия права частной собственности. Это далеко не единственная составляющая анализируемого конституционного права. В центре правового регулирования находится также возможность реализации личной воли наследодателя, имеющего возможность на случай своей смерти определить судьбу принадлежащего ему имущества. В этом случае экономическая составляющая выступает как второстепенный элемент, вытекающий лишь из того, что имущество имеет свою стоимостную оценку. Право наследования в данном аспекте выступает как элемент системы личных (гражданских) прав, в первую очередь - права на неприкосновенность частной и семейной жизни.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL