Четверг, 18 Апрель 2013 19:09

Конституционно-правовые аспекты правопреемства: вопросы теории

  • Автор(ы): Рудакова Е.В.
  • Информация об авторе(ах): Аспирантка кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
  • Информация о публикации: Рудакова Е.В. Конституционно-правовые аспекты правопреемства: вопросы теории // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 5. С. 9 - 13.

В статье рассматриваются вопросы междисциплинарного взаимодействия гуманитарных и юридических наук в целях выделения термина "правопреемство" в конституционном праве России.

 


Юридическая герменевтика... не является
особым случаем; напротив, она способна
возвратить исторической герменевтике всю широту
ее проблематики и восстановить былое единство
герменевтической проблемы - единство, в котором
юрист и теолог встречаются с филологом <1>.

Х.-Г.Гадамер


--------------------------------
<1> Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы филос. герменевтики: Пер. с нем. / Общ. ред. и вступ. ст. Б.Н. Бессонова. М.: Прогресс, 1988. С. 395.

Лишь малая часть юристов и правоведов России говорят о понятии правопреемства в контексте конституционного права. Для того чтобы начать говорить о правопреемстве в конституционном и муниципальном праве, необходимо определить сам термин.

Совершенно очевидно, что правопреемство в конституционном праве - это не просто термин, понятие, а это и полноценный конституционно-правовой институт трансформации политической и государственной системы, институт реформирования государства, его составных частей, органов. Обратим внимание на то, что с начала XX в. в восточноевропейских государствах менялась партийная система, пока не установилась стабильная. Все эти процессы сопровождались применением института правопреемства на практике.
Анализ же существующего законодательства показал, что в нашей стране очень мало внимания уделяют данному институту, именно поэтому в Российской Федерации возникает много споров по поводу распределения полномочий между органами, передачи прав и обязанностей правопреемнику. К примеру, в Гражданском кодексе РФ говорится о правопреемстве в ст. 57, 61, 129 и т.д. В Конституции РФ отдельной статьи, посвященной правопреемству, нет.
По поводу самого термина "правопреемство" даже в лексическом плане ведутся споры. Вообще лексическое значение данного слова не определяет понятия, им выражаемого. Более логично было бы употребить понятие "переход". Но этот термин критикуется за то, что он является "неточным, противоречивым" <2>, а также за возможную аналогию с частным правом. Браерли пишет, что "правопреемство - прежде всего принцип частного права... является понятием, заимствованным из права собственности" <3>. Такая критика возможна, но ее нельзя назвать в полной мере обоснованной. Одно только словесное сходство терминов из разных отраслей права не дает основания полагать, что они тождественны. Другие же ученые не просто критикуют сам термин, но и предлагают отказаться от него вообще.
--------------------------------
<2> Захарова Н.В. Правопреемство государств. М., 1973. С. 5.
<3> Цит. по: Захарова Н.В. Правопреемство международных договоров. М., 1974. С. 17.

Д. Старк, английский ученый в области международного права, предлагает говорить не о правопреемстве государств, а о "переходе прав и обязанностей при внешних изменениях суверенитета". Для понятия "правопреемство правительств" он предлагает название "правопреемство прав и обязанностей при внутренних изменениях суверенитета на территории" <4>. Как справедливо отмечает Н.А. Ушаков, "правопреемство - один из важнейших институтов права как внутригосударственного, так и международного. Оно возникает в установленных правом случаях и регулируется соответствующими юридическими правилами". Правопреемство, с его точки зрения, - это юридические последствия определенного юридически значимого события (юридического факта), состоящие в преемстве каким-либо субъектом прав и обязанностей (обязательств) другого субъекта права <5>.
--------------------------------
<4> Цит. по: Захарова Н.В. Правопреемство государств. С. 15.
<5> См.: Ушаков Н.А. Правопреемство государств. Уфа, 1996. С. 7.

В конституционном праве институт правопреемства, скорее, носит оттенок не преемства права, как правило, материального (в цивилистике), а право на преемство права более абстрактного, все чаще, например, властного - право править (субъекты - народ, государство, органы власти).
Таким образом, если лингвистически проанализировать термин "правопреемство", то можно истолковать его двояко - с одной стороны, это преемство права на что-либо, с другой - право на преемство. Вполне оправданно в данном случае считать, что в гражданском праве "правопреемство" принимает оттенок именно преемства права субъекта, в то время как в конституционном - субъект имеет по большей части право на преемство. Примером может служить преемственность государства при смене его формы, преемственность политической партии в отношении перераспределения мандатов, преемственность полномочий органов власти от их предшественников и т.д., т.е. налицо условность употребления его в качестве атавизма.
Для толкования смысла терминов, текстов философы пользуются такой наукой, как герменевтика. Герменевтика (др.-греч. ЭпсилонРоМюЭтаНюЭпсилонИпсилонТауЙотаКаппаЭта - искусство толкования от др.-греч. ЭпсилонРоМюЭтаНюЭпсилонИпсилонОмега - толкую) - направление в философии XX в., выросшее на основе теории интерпретации литературных текстов.
В широком смысле понятие "герменевтика" может иметь следующие значения:
1) искусство интерпретации (толкования) текстов;
2) теория понимания, постижения смысла;
3) искусство постижения чужой индивидуальности;
4) учение о принципах гуманитарных наук.
В рассматриваемом нами контексте мы можем применить герменевтику для постижения, уяснения смысла употребления термина "правопреемство" в конституционном праве, как теорию понимания.
Правопреемство, как уже указывалось выше, в разных отраслях права раскрывается по-разному. И в соответствии с этим воспринимая юридическую науку как гуманитарную, классифицируем правопреемство на несколько его видов в зависимости от отрасли:
1. Правопреемство в международном праве.
2. Правопреемство с точки зрения цивилистики (в этих рамках есть своя классификация на подвиды).
3. Правопреемство в конституционном праве:
а) правопреемство государства при изменении его формы;
б) правопреемство субъектов федерации;
в) правопреемство органов власти;
г) правопреемство муниципальных образований и их органов;
д) правопреемство политических партий и иных общественных объединений.
Данный вопрос, как видно, является сложным, дискуссионным. Он совершенно не раскрыт на сегодняшний день в науке конституционного права России, а потому требует тщательного системного подхода и длительного изучения.
Рассмотрение вопроса герменевтического толкования термина в рамках нашего исследования крайне полезно, так как это даст возможность сформировать более полное представление о правопреемстве вообще и вывести понятие правопреемства в конституционном праве.
Х.-Г. Гадамер выделяет в том числе и юридическую герменевтику, которая, по его словам, не стремится к пониманию данных текстов, но является вспомогательной мерой правовой практики, призванной скорректировать своего рода изъян, некое исключительное явление в системе правовой догматики. С задачей, стоящей перед герменевтикой наук о духе, она уже не имеет, по сути дела, ничего общего <6>. Гадамер считает необходимым обратиться к проблеме дивергенции юридической и исторической герменевтики и рассмотреть те случаи, когда юридическая и историческая герменевтика занимаются одним и тем же предметом, т.е. те случаи, когда правовые тексты, с одной стороны, истолковываются юридически, с другой - понимаются исторически. Таким образом, рассматривается подход историка права и юриста к одному и тому же данному и действующему юридическому тексту. Здесь он опирается на ряд работ Э. Бетти.
--------------------------------
<6> См.: Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы филос. герменевтики. С. 383.

С точки зрения Гадамера и Бетти, то, что различие существует, очевидно. Юрист постигает смысл закона с точки зрения данного случая и ради этого данного случая. Напротив, у историка права нет никакого данного случая, из которого он исходил бы, он стремится определить смысл закона, конструируя и охватывая единым взором всю сферу его применения целиком. Недостаточно сказать о юристе, что он должен "еще и привести это содержание в соответствие с жизненной актуальностью современности".
Тот, кто стремится привести смысл закона в соответствие с современностью, должен прежде всего знать его первоначальный смысл. Он сам, следовательно, должен мыслить как историк права. И дело лишь в том, что историческое понимание служит ему здесь исключительно средством для достижения определенной цели <7>.
--------------------------------
<7> См.: Там же. С. 389.

Каким образом дело вообще принимает в таком случае исторический оборот? Человек, с точки зрения указанных выше авторов, живет с естественным убеждением, что правовой смысл того или иного действующего закона полностью однозначен и что современная ему юридическая практика просто следует его изначальному смыслу. Если бы это всегда было так, то вопрос о смысле того или иного закона, термина, определения был бы как с юридической, так и с исторической точки зрения одним и тем же вопросом. В таком случае и для юриста герменевтическая задача состояла бы не в чем ином, как в установлении изначального смысла текста и последующем применении его в качестве правильного смысла.
Вслед за упомянутыми авторами мы находим здесь искомую модель отношений между прошлым и настоящим. В этом и есть смысл правопреемства и преемственности вообще - именно неразрывная связь прошедшего и ныне существующего.
Следуя логике известных герменевтов, замечаем, что правопреемство является одним из институтов международного права, на развитие которого большое влияние оказали исторические события последних десятилетий. После того как многие государства освободились от колониальной и полуколониальной зависимости, проблема правопреемства стала иметь крайне важное значение для большинства стран.
Под правопреемством, как было указано ранее, понимается переход - в установленных правом случаях и в соответствии с правовыми предписаниями - прав и обязанностей субъекта права другому субъекту права. Таким образом, правопреемство - термин и понятие, описывающее юридические последствия предусмотренного правом события, т.е. определенного юридического факта. Совершенно логично возникает вопрос: в чем же выражается указанный юридический факт? Нетрудно установить, что речь должна идти о неких качественных изменениях субъекта права, порождающих переход его прав и обязанностей другому субъекту права. Так, субъект права может прекратить свое существование, объединиться с другим субъектом права с образованием нового субъекта, разделиться на два или несколько самостоятельных субъектов права <8>. Юридическими же последствиями названных процессов явится переход прав и обязанностей к новому субъекту. Следовательно, чтобы установить факт правопреемства, необходимо определить, какие юридические факты порождают переход прав и в чем именно выражаются юридические последствия.
--------------------------------
<8> См. об этом: Ушаков Н.А. Правопреемство государств. С. 7.

Применительно к международным отношениям и международному праву под правопреемством следует понимать переход в установленных международным правом случаях прав и обязательств субъекта международного права <9>.
--------------------------------
<9> См.: Там же. С. 8.

Основными субъектами международного права являются государства. В международном праве государство понимается как единство трех элементов: население, территория, власть. Как правило, в доктрине выделяется точка зрения, что правопреемство связано с изменениями только одного элемента - территории. Изменение численности населения или организации власти таких последствий не порождают. Несмотря на подобные утверждения, может возникнуть ситуация, во-первых, когда территория, оставаясь прежней, может приобрести или утратить статус государства. Во-вторых, государство, оставаясь прежним по территории, меняет или социально-экономическую формацию, или форму правления, или, в конце концов, политический (государственный) режим. Во всех подобных случаях ситуация правопреемства возникает. Те же самые юридические факты мы сможем рассмотреть как причину возникновения внутригосударственного правопреемства.
Другими общепризнанными субъектами международного права являются международные (межгосударственные) организации. Возникает ли применительно к ним проблема правопреемства?
Несомненно, такая проблема возникает, в частности, в случае прекращения существования той или иной международной организации. Однако это редкие события. Новой организации-преемницы и соответственно правопреемства не возникает, возникают, как правило, проблемы ликвидации имущества и сохранения архивов прекратившей существование организации, решаемые во взаимоотношениях ее государств-членов. Выходит, что и делить им нечего. В итоге правопреемство в международном праве сводится к правопреемству государств.
Есть еще один вопрос, рассмотренный Комиссией международного права в связи с первоначальной формулировкой темы правопреемства, обозначенной, в частности, в соответствующих резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН как "Правопреемство государств и правительств". Под эгидой ООН приняты две Конвенции о правопреемстве: Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 г. и Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов 1983 г. Обе эти Конвенции, задуманные в качестве средства "обеспечения более надежной правовой основы международных отношений", не получив к началу 1993 г. минимально необходимого для вступления в силу числа ратификаций (15), не стали действующими. Тем не менее эти Конвенции являются наиболее авторитетными актами в рассматриваемой области и содержат общие ориентиры для решения вопросов правопреемства.
Нами был рассмотрен лишь один из видов правопреемства, существование которого в правовой доктрине не оспаривается, это правопреемство в международном праве. Теперь для сравнения проследим, как раскрывается данный термин сквозь призму гражданского права.
Для этого вернемся к юридической герменевтике, а именно истолкуем термин с точки зрения гуманитарной науки. Так, еще Савиньи в 1840 г. в своей "Системе римского права" рассматривал задачу юридической герменевтики исключительно как задачу историческую. Подобно тому как Шлейермахер не видит никакой проблемы в том, что интерпретатор должен поставить себя на место первоначального читателя, точно так же и Савиньи игнорирует напряжение, существующее между первоначальным и современным юридическим смыслом <10>.
--------------------------------
<10> См.: Гадамер Х.-Г. Указ. соч. С. 390.

Разработанная еще римскими юристами применительно к отношениям наследования правовая конструкция универсального правопреемства позволила укрепить имущественные отношения гражданского оборота и тем самым относительно обезопасить интересы сторон от такого неблагоприятного события, как смерть одного из контрагентов. История римского права показывает, что первым юридическим институтом прекращения одного правоотношения возникновением другого с идентичным содержанием был институт новации.
Действующее в России гражданское законодательство предусматривает приобретение имущества в порядке универсального правопреемства применительно к правоотношениям наследования и реорганизации юридических лиц (п. 1 ст. 129 ГК РФ). С принятием части третьей ГК РФ термин "универсальное правопреемство" впервые получил легальное нормативное определение (ст. 1110 ГК РФ), в то время как практически все авторы признавали универсальный характер наследственного правопреемства. Положения ст. 1110 ГК РФ, несомненно, внесли существенное дополнение в правовой механизм регулирования правоотношения наследования, но в то же время в целом часть III ГК РФ определенно изменила подход к концепции "универсального правопреемства". До настоящего времени отсутствует единое мнение о сущности универсального правопреемства при реорганизации юридических лиц.
Институт универсального наследственного правопреемства был и остается традиционным для отечественного права <11>. Также согласно мнению Г.Ф. Шершеневича "совокупность юридических отношений, в которые поставило себя лицо, со смертью его не прекращается, но переходит на новое лицо... Новое лицо заменяет прежнее и занимает в его юридических отношениях активное или пассивное положение, смотря по тому, какое место занимал умерший" <12>.
--------------------------------
<11> См.: Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998. Т. 1. С. 533.
<12> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 467.

В гражданском праве само понятие правопреемства также неоднозначно. Термин "правопреемство" критикуется и здесь. Ученые задаются вопросом: может ли существовать момент времени, когда право существует, но никому не принадлежит? Правильно ли говорить о том, что право может передаваться? Оба ответа на эти вопросы отрицательны. Передача права предполагает момент, когда правопредшественник (ауктор) право уже передал, а правопреемник еще не принял. Так же обстоит дело и с обязанностью. Помимо универсального выделяют также и сингулярное (частное) правопреемство. Сингулярное правопреемство в обязательстве сводится к идее придания динамической характеристики такому структурному элементу обязательства, как его субъектный состав, но не содержание, что позволяет использовать ее для обеспечения оборота прав требования и долгов без какого бы то ни было влияния этого оборота на содержание обязательства. Авторы в основном не усматривают ложность в классификации правопреемства на универсальное и сингулярное в связи с различными историческими причинами возникновения данных категорий и методологическими основами и задачами в правовом регулировании. Для обозначения процессов прекращения одних правоотношений при условии возникновения правоотношений между иными лицами и по иным основаниям термин "правопреемство" действительно неудачен <13>.
--------------------------------
<13> См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М.: АО "Центр ЮрИнфоР"; ООО "ЮрИнфоР-Пресс", 2002. С. 26.

Существующие концепции позволяют рассматривать понятие "правопреемство" как в широком, так и в узком значении. В широком смысле о правопреемстве как о юридической фикции допустимо говорить в каждом случае возникновения субъективных прав и обязанностей при переходе имущества от правопредшественника к правопреемнику. В этом случае речь будет идти о преемственности в правах и обязанностях, а с методологической точки зрения термин "правопреемство" уместно использовать как в вещных, так и в обязательственных правоотношениях. В узком представлении правопреемство объединяет производные способы приобретения вещных прав <14>.
--------------------------------
------------------------------------------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.
------------------------------------------------------------------
<14> См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юристъ, 1999. С. 210.

Д.В. Носов выделял два основных подхода к идее правопреемства: транзитивности (переходности) и дискретности (непереходности) субъективных прав и правоотношений в процессе производного приобретения прав в гражданском обороте. Главное, что отличает понятие правопреемства с позиции теории транзитивности субъективных прав и понятие правопреемства с позиции теории дискретности субъективных прав, заключается в признании либо отрицании правовой реальности перехода (динамики) субъективных гражданских прав <15>. Согласно первой теории субъективное право способно к правовым изменениям, при которых оно не утрачивается бесследно, но продолжается, соединяясь с другим правообладателем. Для второй теории субъективное право - некая неизменная, постоянная правовая данность, и изменение элементов этой данности (субъекта, объема полномочий, условий осуществления и др.) при сохранении субъективного права как самой данности в принципе невозможно. Поэтому с позиции второй теории для активизации любых изменений субъективного права необходимо прекращение прежнего и возникновение нового субъективного права <16>.
--------------------------------
<15> Цит. по: Чепига Т.Д. К вопросу о разрешении споров, связанных с оспариванием актов управления и сделок акционерного общества, на основании доктрины правопреемства // Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. 2004. N 5; СПС "Гарант".
<16> См.: Юридический энциклопедический словарь / Отв. ред. О.Е. Кутафин. М., 2002. С. 386.

Итак, рассуждая относительно примитивно, в соответствии с гражданским законодательством лицо становится правопреемником только тогда, когда оно "встает" на место другого реорганизованного лица. Переход прав при реорганизации юридического лица оформляется передаточным актом. В ст. 129 ГК РФ говорится, что объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте. В случае реорганизации юридического лица передача его имущества осуществляется в порядке, установленном ст. 58 ГК РФ.
Реорганизацию принято считать гражданско-правовым институтом, поскольку гражданским правом в Гражданском кодексе РФ и принятыми в соответствии с ним специальными законами об отдельных видах юридических лиц определены основания, порядок и формы реорганизации, принципы правопреемства. Однако гражданское законодательство не является единственным источником правового регулирования реорганизации. Большое количество правовых норм, опосредующих процедуру реорганизации юридических лиц, содержится в актах иной отраслевой принадлежности, в том числе относящихся к публично-правовым актам. Это дает основание рассматривать институт реорганизации не только как гражданско-правовой, но и как комплексное нормативное образование, включающее в себя нормы различных отраслей права.
Говоря о реорганизации в конституционном праве, напомним, что речь идет о переходе властных прав. И если, например, орган ликвидируется, а на его место приходит иной орган публичной власти, то к нему обязательно должны перейти права и обязанности в порядке правопреемства. Такой переход должен быть оформлен, зафиксирован не передаточным актом, а актом нормативным.
Как видно из вышеизложенного, мировая практика правопреемства довольно обширна и хорошо отрегулирована. Практическая значимость вопросов универсального правопреемства, помимо гражданско-правовых отношений, подчеркивается использованием данной категории в налоговом законодательстве и законодательстве о социальном обеспечении в Российской Федерации. Попытка ООН ввести общие для всех правила правопреемства в международном праве пока не получила необходимой поддержки. Тем не менее Венские конвенции относительно правопреемства, основываясь на принципе применения правил Конвенции в случае отсутствия соглашения сторон относительно правопреемства, не выглядят декларативными бумагами. По своей сути они действуют и без необходимого числа ратификаций.
Поразительно то, что ряд авторов, в том числе среди тех, кто занимается конституционно-правовыми вопросами, утверждают, что понятие института правопреемства является прежде всего гражданско-правовым. Е.В. Дробышева ошибочно, на наш взгляд, считает, что "изменения, происходящие в конституционном праве в связи с изменением субъектного состава страны, добавили в этот список (классических случаев полного правопреемства. - Прим. авт.) также случай образования нового субъекта Федерации" <17>. Однако как список классических случаев гражданско-правового правопреемства может быть дополнен конституционно-правовым юридическим фактом? Очевидно, налицо факт, доказывающий существование самостоятельного института - правопреемство в конституционном праве. Да, несомненно, в каком-то контексте можно говорить о сходстве процесса реорганизации юридического лица, являющегося субъектом гражданского права, и, например, образования нового субъекта Федерации. Только нельзя забывать, что наличие разных отраслей влечет за собой образование доктрин, изучающих ту или иную отрасль. А следовательно, и возможно существование одного и того же термина, толкуемого лишь в рамках определенной науки.
--------------------------------
<17> Дробышева Е.В. Правопреемство комплекса прав и обязанностей вновь возникшими субъектами Федерации при изменении субъектного состава Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. 2009. N 8; СПС "КонсультантПлюс".

Итак, стоит отметить, что больше точек соприкосновения у толкования термина правопреемства в конституционном и международном праве. Более того, на сегодняшний день из международного права есть что позаимствовать: вопросы правопреемства там изучены тщательнее, указанными проблемами ученые этой области занимаются гораздо дольше, более скрупулезно проработан сам правовой материал.
Правопреемство в конституционном праве, помимо предложенных классификаций, можно разделить на постоянное и временное. Различие заключается в том, что временное осуществляется в случае, когда, например, в силу чрезвычайных ситуаций субъект остается без органов власти и они не могут быть сформированы, или же вследствие решений, действий или бездействия органов власти субъекта РФ у него образовалась крупная просроченная задолженность, или же с существенными нарушениями использовались субвенции из федерального бюджета. Поручение какому-то существующему или созданному субъекту соответствующих задач означает, что к нему переходят: если субъект ликвидируется - все его права и обязанности или если он есть - та часть прав и обязанностей, которая связана с обозначенными финансовыми вопросами. Постоянное же правопреемство возникает в случае ликвидации по различным основаниям одних субъектов и создания на их месте других. Такими основаниями могут служить: смена формы государства, образование нового субъекта в составе федерации и т.п.
Необходимо отметить, что сегодня возникает много проблем с правопреемством в связи с ненадлежащим образом его оформления и ответ на все вопросы приходится искать единственно исходя из логики конституционно-правового регулирования при определении статуса и взаимоотношений субъектов права. А такая логика часто не соблюдается как на федеральном, так и на местном уровне. Выходов в данном случае два: нормативно закрепить правовую основу для возникновения правопреемства, а если этого так и не будет сделано, необходимо издание специального правового акта для установления правопреемства в каждом отдельном случае. Пока возможным представляется лишь доктринально выделить сам термин из числа других, проанализировать его при помощи не только юридической науки, но и ряда других гуманитарных наук, а после доказать субъектам законодательной инициативы необходимость и актуальность нормативного закрепления рассматриваемого института.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL