Понедельник, 22 Апрель 2013 17:15

Понятие гражданского права

  • Автор(ы): Егоров Н.Д.
  • Информация об авторе(ах): Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права юридического факультета СПбГУ.
  • Информация о публикации: Егоров Н.Д. Понятие гражданского права // Вестник гражданского права. 2012. N 4. С. 42 - 65.

В статье предпринята попытка критического анализа традиционного определения предмета гражданского права как имущественных и личных неимущественных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Обосновывается вывод о том, что в предмет гражданского права входят частные отношения независимо от их имущественного или неимущественного содержания. Личные же нематериальные блага неотделимы от личности их носителя, в силу чего по поводу них не складываются общественные отношения, которые можно было бы регулировать нормами гражданского права. Поэтому личные нематериальные блага непосредственно защищаются гражданским законодательством.
Внедрение норм публичного права в гражданское законодательство хотя и является объективной необходимостью, не должно приводить к отпочкованию от гражданского права других отраслей частного права: семейного, трудового, земельного, лесного, водного и т.п. Это, в свою очередь, не исключает использование комплексных отраслей законодательства в тех сферах, где требуется оптимальное сочетание частноправового и публично-правового регулирования взаимосвязанных и взаимообусловленных частных и публичных отношений.

Традиционно в предмет гражданского права включают имущественные и личные неимущественные отношения. При этом отмечается, что центральное место и решающая роль в предмете гражданского права принадлежит имущественным отношениям. Поскольку гражданским правом регулируются далеко не все имущественные отношения <1>, в цивилистической литературе уделено немало внимания выявлению критерия отграничения имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права, от аналогичных отношений, лежащих за его пределами <2>.
--------------------------------
<1> В литературе высказывалось и мнение о том, что в предмет гражданского права должны входить все без исключения имущественные отношения (см.: Кавелин К.Д. Собрание сочинений. Т. 4. СПб., 1900. С. 759; Мревлишвили И.Г. Предмет и система советского социалистического гражданского права // Советское государство и право. 1954. N 7. С. 110 - 111). Анализ этой позиции и других см.: Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе "право публичное - право частное" // Проблемы современного гражданского права / Отв. ред. В.Н. Литовкин, В.А. Рахмилович. М., 2000. С. 49 - 80; Ровный В.В. Проблемы единства российского частного права. Иркутск, 1999. С. 16 - 39; Сулейменов М.К. Предмет, метод и система гражданского права: проблемы теории и практики // Основные проблемы частного права / Отв. ред. В.В. Витрянский и Е.А. Суханов. М., 2010. С. 443 - 470.
<2> Анализ литературы по этому вопросу см.: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Л., 1975. С. 39 - 108; Ровный В.В. Указ. соч. С. 32 - 39.

Некоторые из этих критериев были восприняты законодателем. Так, в преамбуле Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. было установлено, что советское гражданское законодательство регулирует имущественные отношения, обусловленные использованием товарно-денежной формы в коммунистическом строительстве. Пункт 1 ст. 1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. предусматривал, что гражданским законодательством регулируются товарно-денежные и иные основанные на равенстве участников имущественные отношения. В настоящее время в соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ в предмет гражданского права входят имущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников.
То обстоятельство, что законодатель менял свою позицию по отношению к критериям определения имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права, в совокупности с тем, что законодатель вынужден использовать несколько критериев для ограничения имущественных отношений, составляющих предмет гражданского права, от имущественных отношений, входящих в предметы других отраслей права, свидетельствует о том, что российской цивилистической науке до сих пор так и не удалось раскрыть с достаточной степенью определенности предметный признак гражданского права. Такие признаки, как автономия воли, имущественная самостоятельность и равенство участников общественных отношений, вряд ли можно признать удачными. Недостаток такого подхода состоит в том, что в качестве предметного признака гражданского права используются свойства участников, а не самих общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Между тем характер общественных отношений, образующих предмет гражданского права, диктует те свойства, которыми должны обладать их участники: автономия воли, имущественная самостоятельность и равенство.
Однако такими же свойствами должны обладать и субъекты тех общественных отношений, которые не входят в предмет гражданского права. Так, автономией воли должны обладать субъекты всех отраслей права. Обусловлено это тем, что право может воздействовать только на сознание и волю участников регулируемых им общественных отношений. Для этого необходимо, чтобы их воля была автономна от воли других участников общественных отношений. В противном случае субъекты права будут руководствоваться в своем поведении волей других лиц, а не нормой права <1>.
--------------------------------
<1> Именно поэтому юридическое лицо как самостоятельный субъект гражданского права должно обладать таким свойством, как автономия воли.

Имущественная самостоятельность <1> - это свойство, присущее участникам любых имущественных отношений, в том числе и тех, которые не входят в предмет гражданского права <2>. Так, Министерство финансов РФ и финансовые органы субъектов РФ как участники бюджетных отношений обладают гораздо большей имущественной самостоятельностью, нежели казенные учреждения как участники гражданских правоотношений.
--------------------------------
<1> Впервые этот признак имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права, предложил использовать С.Н. Братусь (см.: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 126 - 127).
<2> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 16; Брагинский М.И. Указ. соч. С. 67.

Равенство сторон как естественное свойство общественных отношений, образующих предмет гражданского права, несмотря на его внешнюю привлекательность, представляется весьма опасным тезисом <1>. Оно создает иллюзию того, что участники общественных отношений, составляющих предмет гражданского права, находятся в равном положении и без правового регулирования этих отношений. Поэтому их регулирование методом юридического равенства сторон становится излишним. Отказ же от такого регулирования приводит к плачевным результатам. Достаточно вспомнить продразверстку в период военного коммунизма, когда отношения по закупке продовольственных товаров у сельхозпроизводителей не регулировались методом юридического равенства сторон. В результате резко сократилось производство продовольственных товаров и наступил голод, приведший к резкому увеличению смертности в стране. Да и в условиях "развитого социализма" во многих сферах гражданско-правовых отношений не наблюдалось юридического равенства сторон <2>.
--------------------------------
<1> Впервые этот предметный признак гражданского права предложил Ю.К. Толстой (см.: Толстой Ю.К. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961 - 1965 гг.): Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Л., 1970. С. 6).
<2> Такое же противоречие заложено в позиции С.С. Алексеева, в соответствии с которой, с одной стороны, отношения, входящие в предмет гражданского права, сами по себе характеризуются равенством, автономией воли и имущественной самостоятельностью, а с другой стороны, указанные отношения регулируются методом гражданского права на основе равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности участников (Гражданское право / Под общей ред. С.С. Алексеева. 2-е изд. М., 2009. С. 13, 14; см. также: Зенин И.А. Гражданское право. 2-е изд. М., 2010. С. 18, 21). На противоречивость рассматриваемой позиции уже обращалось внимание в литературе (см., например: Зинченко С.А., Шапсугов Д.Ю., Корх Э.С. Предпринимательство и статус его субъектов в современном российском праве. Ростов-на-Дону, 1999. С. 55 - 56; Бакаева И.В. Предмет гражданского права: проблемы и решения // Цивилист. 2009. N 2. С. 8 - 9).

Большинство имущественных отношений, составляющих предмет гражданского права, - это товарно-денежные отношения. Вместе с тем в предмет гражданского права входят и такие имущественные отношения, которые не носят товарно-денежный характер. Так, отношения, складывающиеся между участниками хозяйственных обществ в процессе управления последними, не направлены непосредственно на товары или деньги и поэтому не характеризуются ни товарно-денежной формой, ни товарно-денежным содержанием.
Таким образом, критерии, которые использовал законодатель, - ни каждый в отдельности, ни все вместе - не позволяют четко отграничить имущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, от имущественных отношений, лежащих за его пределами.
Не меньше проблем возникает и в связи с включением в предмет гражданского права личных неимущественных отношений, как связанных, так и не связанных с имущественными отношениями <1>. Традиционно личные неимущественные отношения рассматриваются как отношения абсолютного типа. Между тем нормами гражданского права регулируются и относительные неимущественные отношения (например, отношения между родителями и детьми по поводу воспитания последних; отношения между правонарушителем и потерпевшим при защите чести, достоинства или деловой репутации последнего). Не получило должного теоретического обоснования и объединение в предмете гражданского права столь различных общественных отношений, как имущественные и личные неимущественные <2>.
--------------------------------
<1> Обобщенный анализ цивилистической литературы по этому вопросу см.: Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. С. 77 - 78; Ровный В.В. Указ. соч. С. 39 - 47.
<2> Анализ взглядов на эту проблему см.: Ровный В.В. Указ. соч. С. 39 - 47; Гражданское право / Под ред. Ю.К. Толстого. Т. 1. 7-е изд. М., 2009. С. 15 - 16. К числу новых аргументов, обосновывающих включение в предмет гражданского права неимущественных отношений, связанных с имущественными, относится аргумент, приводимый В.Ф. Яковлевым: "...гражданское право, будучи предназначенным для закрепления за лицами определенных имущественных благ, оказывается пригодным для закрепления за лицами и таких благ неимущественного характера, как авторство" (Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1. Постатейный комментарий / Под ред. П.В. Крашенинникова. М., 2011. С. 21). Однако такое обоснование не решает всех проблем, а неизбежно ставит другие вопросы. В частности, почему гражданское право оказалось пригодным для закрепления за субъектами гражданского права объектов интеллектуальной собственности и непригодным для закрепления за ним и личных нематериальных благ (доброе имя, честь, достоинство и т.п.)? Не обладают ли отношения по закреплению материальных благ общим родовым признаком с отношениями по закреплению нематериальных благ?

В настоящее время гражданское законодательство не только регулирует имущественные и личные неимущественные отношения, но и в соответствии с п. 2 ст. 2 ГК РФ защищает нематериальные блага. В результате получается, что в отношении материальных благ (вещей, работ, услуг и т.д.) гражданское законодательство сначала наделяет лицо соответствующим субъективным правом на такое благо <1>, а затем защищает это субъективное право в случае его нарушения. В отношении же нематериальных благ наблюдается иная картина: эти блага защищаются гражданским законодательством непосредственно, без предварительного наделения лица соответствующим субъективным правом на это благо. Так, ГК РФ не предусматривает право граждан и юридических лиц на честь, достоинство и деловую репутацию, а обеспечивает непосредственную защиту этих нематериальных благ в случае неправомерного посягательства на них (ст. 152). Естественно возникает вопрос: чем объясняются столь различные подходы законодателя к защите, с одной стороны, материальных, а с другой - нематериальных благ? Должного ответа на этот вопрос нет ни в гражданском законодательстве, ни в цивилистической литературе.
--------------------------------
<1> Поскольку гражданское право, наделяя частных лиц субъективными правами на материальные или идеальные блага, тем самым распределяет эти блага между субъектами гражданского права; последнее выполняет распределительную функцию, которая вытекает из самой природы частного права (Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. Т. I. М., 2002. С. 69).

По всей видимости, для решения как традиционных, так и вновь возникших проблем требуется новый подход к вопросу о понятии предмета гражданского права. Между тем известно, что новое - это хорошо забытое старое.
В условиях социализма природу общественных отношений, регулируемых гражданским правом, обычно пытались вывести из характера социально-экономических условий жизни общества <1>. Однако со времен Древнего Рима характер социально-экономических условий жизни общества неоднократно менялся коренным образом, а гражданско-правовые формы, опосредующие общественные отношения, образующие предмет гражданского права, претерпели сравнительно незначительные изменения. Это наводит на мысль о наличии более стабильного фактора, предопределяющего характер общественных отношений, регулируемых гражданским правом.
--------------------------------
<1> См., например: Алексеев С.С. Предмет советского социалистического гражданского права. Свердловск. 1959; Братусь С.Н. Указ. соч.; Грибанов В.П. К вопросу о понятии права собственности // Вестник Московского университета. Серия "Экономика, философия, право". 1959. N 3. С. 185; Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права (понятие, предмет, состав и система). Свердловск, 1961; Развитие советского гражданского права на современном этапе / Под ред. В.П. Мозолина. М., 1986. С. 26 - 30; Толстой Ю.К. Понятие права собственности // Проблемы гражданского и административного права / Под ред. Б.Б. Черепахина, Ю.К. Толстого. Л., 1962. С. 143 - 156.

В качестве такого фактора видится природа самого человека, которая со времен римского права изменилась не столь значительно по сравнению с социально-экономическими условиями жизни общества. В связи с этим представляется более верным вывод о том, что свойства общественных отношений, составляющих предмет гражданского права, во многом определяются природой самого человека. Д.И. Мейер писал: "Права существуют для человека, и его природа лежит в основании прав. Природе человека присущи различные потребности и стремление к их удовлетворению" <1>. Существуют также материальные блага, способные удовлетворять потребности человека <2>. Поскольку материальные блага - это внешние по отношению к человеку объекты, они способны удовлетворять потребности в принципе любого члена общества. Поэтому человек, стремясь удовлетворить свои потребности, неизбежно вступает в общественные отношения с другими людьми по поводу тех материальных благ, которые способны удовлетворять и их материальные потребности <3>.
--------------------------------
<1> Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2003. С. 40.
<2> Там же.
<3> Поэтому предмет гражданского права характеризуется как совокупность общественных отношений по принадлежности лицам, участвующим в этих отношениях, определенных благ и по обмену этими благами (см.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1. Постатейный комментарий / Под ред. П.В. Крашенинникова. С. 19 - 21 (автор комментария к ст. 2 - В.Ф. Яковлев)).

Поскольку все материальные блага подразделяются на вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права (ст. 128 ГК РФ), общественные отношения по поводу материальных благ принято называть имущественными отношениями. В эти имущественные отношения лица вступают в целях удовлетворения своих собственных потребностей, неизбежно руководствуясь при этом своими частными интересами. Поэтому в предмет гражданского права входят только те имущественные отношения, которые носят частный характер, или частные имущественные отношения. Частный характер имущественных отношений, составляющих предмет гражданского права, позволяет достаточно четко отграничить их от имущественных отношений, регулируемых нормами других отраслей права.
Так, вступая в отношения купли-продажи, продавец руководствуется своим частным интересом в получении денежной суммы за проданный товар. Частный интерес движет и покупателем, желающим получить в собственность необходимый для удовлетворения его потребностей товар. Поэтому отношения купли-продажи входят в предмет гражданского права. Напротив, налоговый орган вступает в имущественные отношения с налогоплательщиками по взиманию с них налогов не в целях удовлетворения своих потребностей в денежных средствах, а в целях пополнения государственного бюджета, руководствуясь при этом публичными интересами. В силу этого налоговые отношения, несмотря на их имущественный характер, не входят в предмет гражданского права.
Человек испытывает потребности не только в материальных, но и в нематериальных благах. Ему свойственно стремление и к удовлетворению нематериальных потребностей. Нематериальные же потребности могут удовлетворяться за счет соответствующих нематериальных благ.
Существуют два вида нематериальных благ: личные нематериальные блага, которые неотделимы от личности их носителя (жизнь, здоровье, честь, достоинство, деловая репутация и т.д.) <1>, и другие нематериальные блага, которые могут быть отделены от субъекта посредством воплощения их в каком-либо внешнем по отношению к человеку материальном объекте (имя человека, наименование юридического лица, товарный знак, произведение науки, литературы и искусства, изобретение, промышленный образец и т.п.).
--------------------------------
<1> Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. Т. II. М., 2002. С. 301.

Необходимость разграничения двух видов нематериальных благ обусловлена тем, что отделимые от личности и воплощенные в каком-либо материальном носителе нематериальные блага становятся внешними по отношению к субъекту объектами. В отношении таких объектов субъекты могут совершать определенные действия, из которых складываются общественные отношения, регулируемые нормами права. В такие неимущественные отношения лица вступают, руководствуясь своими частными интересами. Например, частный интерес автора произведения литературы состоит в том, чтобы никто не использовал созданное им произведение без его разрешения, не искажал содержание этого произведения и т.д. Такие неимущественные отношения абсолютного характера носят частный характер и поэтому входят в предмет гражданского права <1>.
--------------------------------
<1> Г.Ф. Шершеневич писал: "...следует отвергнуть взгляд, который ограничивает область гражданского права только частными имущественными отношениями". Неимущественные отношения в семейной сфере также должны войти в состав гражданского права (Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 28 - 29).

Правовое регулирование указанных отношений осуществляется посредством наделения частных лиц субъективными правами на соответствующие нематериальные блага. Так, при создании автором произведения литературы, выраженного в какой-либо объективной форме (например, в рукописи), он наделяется субъективным гражданским правом, предоставляющим автору меру возможного поведения в отношении созданного им произведения: использовать произведение по своему усмотрению, разрешать или запрещать другим лицам использование произведения, обнародовать или разрешать обнародовать произведение, защищать произведение от всякого искажения и т.п. Поэтому вряд ли можно признать удачной формулировку п. 4 ст. 129 ГК РФ, в соответствии с которой отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому могут субъективные права на результаты интеллектуальной деятельности и материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты, а не сами результаты интеллектуальной деятельности. Результаты интеллектуальной деятельности потому и выражают в объективной форме, чтобы они могли стать объектами субъективных гражданских прав и переходить от одного лица к другому. Передача только субъективного права на результат интеллектуальной деятельности без передачи самого результата не имеет смысла. Так, если автор уступит право на использование созданного им произведения литературы издательству без передачи последнему самого произведения, выраженного в объективной форме, издательство не сможет его использовать. Передача же материального носителя результата интеллектуальной деятельности означает и передачу самого результата этой деятельности. Именно этот результат (а не субъективное право или материальный носитель) и представляет то духовное (нематериальное) благо, которое удовлетворяет частный интерес участника гражданского оборота. В то же время право авторства на результат интеллектуальной деятельности действительно непередаваемо и неотчуждаемо иными способами.
Личные же нематериальные блага характеризуются тем, что они неотделимы от личности их носителя. В соответствии с п. 1 ст. 150 ГК РФ они неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.
Специфической особенностью личных нематериальных благ является то, что они не могут воплощаться во внешних по отношению к субъекту объектах и в силу этого способны удовлетворять потребности только тех лиц, с которыми они неразрывно связаны. Так, честью и достоинством может пользоваться только тот гражданин, которому они принадлежат. Их невозможно передать другому лицу. Поэтому субъекты гражданского права не совершают по отношению к личным нематериальным благам каких-либо действий, из которых могли бы сложиться соответствующие общественные отношения <1>. Ввиду отсутствия общественных отношений по поводу личных нематериальных благ не существует и гражданских правоотношений, участники которых были бы наделены субъективными правами на эти личные нематериальные блага. Соответственно, личные нематериальные блага не могут быть объектами субъективных гражданских прав. Любое субъективное право предполагает объект, способный удовлетворять потребности человека, в отношении которого управомоченное лицо наделяется мерой возможного поведения. Бессмысленно наделять субъекта гражданского права такой мерой возможного поведения в отношении неотделимого от него личного нематериального блага, которую он в принципе не может реализовать. Как справедливо отметил В.А. Тархов, не может быть субъективных прав на объекты, неотделимые от личности, от субъектов. Представление о таких правах противоречило бы философскому и юридическому пониманию объектов <2>.
--------------------------------
<1> На это обстоятельство обращал внимание С.Н. Братусь: "...неотделимость личных благ от их носителя создает такое положение, при котором правовой характер отношений, связанных с осуществлением личных прав, до тех пор пока они не нарушены, совершенно не чувствуется" (Братусь С.Н. Указ. соч. С. 83; см. также: Нохрина М.Л. Гражданско-правовое регулирование личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными. СПб., 2004. С. 18 - 31). Ввиду неразрывной связи субъектов гражданских прав с неотделимыми от них нематериальными благами В.А. Лапач предлагает рассматривать такие нематериальные блага в качестве элементов, формирующих правовой статус субъектов гражданских прав (см.: Лапач В.А. О положении личных неимущественных благ в системе гражданского права // Объекты гражданских прав. Алматы, 2004. С. 299). Тем не менее широкое распространение получило мнение о том, что по поводу личных нематериальных благ складываются личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными.
<2> Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. Саратов, 1973. С. 384. В юридической литературе большинство авторов под объектом понимают внешний, противостоящий субъекту предмет, на который направляется сознание и деятельность субъекта (см., например: Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 215).


Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL