Пятница, 26 Апрель 2013 13:43

О владельческой защите: прошлое, действительное и будущее

  • Автор(ы): Ландаков Вячеслав Николаевич
  • Информация об авторе(ах): Аспирант кафедры гражданско-правовых дисциплин Воронежского экономико-правового института.
  • Информация о публикации: Ландаков В.Н. О владельческой защите: прошлое, действительное и будущее // Гражданское право. 2011. N 3. С. 21 - 26.

Статья посвящена исследованию института владельческой защиты в российском праве на основе исторического отечественного и зарубежного опыта, выявлению перспектив развития посессорной защиты вообще и защиты давностного владения в частности.

В юридической литературе нет единства о причинах возникновения посессорной защиты в древнем Римском государстве.
По мнению Ф.К. Савиньи, преторская защита фактических владельцев выросла из защиты владения на захваченные (оккупированные) земли, из деликта. Ученый указывал, что всякое насильственное вторжение в существующие фактические отношения неправомерно и должно вызывать соответствующую реакцию в виде применения владельческих интердиктов, имеющих деликтный характер <1>.
--------------------------------
<1> См.: Бевзенко Р.С. Защита добросовестного приобретенного владения в гражданском праве: Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2002. С. 66.

По убеждению Р. Иеринга, интердиктная защита возникла из преторского регулирования владения спорной вещью в ходе разрешения спора о собственности. Владение - это фактическое проявление, форпост, видимость собственности. При обычном ходе событий большинство владельцев являются одновременно собственниками владеемой вещи. Наличность владения создает презумпцию собственности на вещь для ее владельца. Защита владения как реальности собственности есть необходимое дополнение защиты собственности, облегчающее доказывание собственнику, но по необходимости служащее на пользу и несобственнику. В связи с тем что при защите владельческой защиты не обсуждается вопрос о праве, приходится мириться с отдельными случаями защиты владеющего несобственника от притязаний невладеющего собственника. Торжество несобственника над собственником в споре о владении вещью является временным, ибо проигравший во владельческой защите невладеющий собственник вправе предъявить петиторный иск и потребовать виндикации своей вещи, доказав свое право на эту вещь (ius possidendi) <2>.
--------------------------------
<2> См.: Иеринг Р. Об основании защиты владения. Пересмотр учения о владении / Пер. с нем. М., 1883. С. 38; Хвостов В.М. Система римского права. Общая часть. Конспект лекций. М., 1908. С. 50 - 51.

Ссылаясь на судебную практику Правительствующего Сената России, Г.Ф. Шершеневич обосновывал защиту владения предположением права собственности у всякого фактического владельца. Практика показывает, что в большинстве случаев владение совпадает с правом собственности. Поэтому владельцу достаточно отстоять свое владение, не выдвигая своих прав собственности, что значительно облегчает защиту права собственности <3>.
--------------------------------
<3> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995. С. 153.

По убеждению Г. Дернбурга, Ф. Эндеманна, Пернис и других ученых, генезис посессорной защиты пронизан идеей охраны гражданского мира и порядка, определяющей всю деятельность преторской власти <4>.
--------------------------------
<4> См.: Покровский И.А. История римского права. СПб., 1999. С. 342.

Так, известный немецкий ученый Г. Дернбург в конце XIX в. писал: "Владение есть наличный порядок общественных отношений, наличное распределение благ, состоящих в вещах. Владение непосредственно представляет индивиду орудия труда, средства для удовлетворения его потребностей. Произвольное нарушение этих отношений может привести к неисправимому замешательству. Неприкосновенность нашего непосредственного имущественного положения (наличного владения) является поэтому одним из условий организованного общежития. Она не менее необходима для существования гражданского общества, чем защита прав" <5>.
--------------------------------
<5> Дернбург Г. Пандекты. Т. 2. Вещное право. СПб., 1905. С. 14.

Солидаризируясь с ним, Ф. Эндеманн также писал: "На обеспеченности владельческого мира покоится порядок человеческого общежития... охрану получает все, что гарантирует общественное спокойствие и, прежде всего, фактически сложившийся порядок отношений лиц к вещам, так как он составляет непременное предположение всякого упорядоченного общежития" <6>.
--------------------------------
<6> Эндеманн Ф. Учебник гражданского права. Т. 2. 1905. С. 128 - 129. Цит. по: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 226.

Талантливейший юрист дореволюционной России И.А. Покровский обращал внимание на то, что во всяком культурном обществе фактическое распределение вещей (владение) пользуется охраной от всякого насилия и посягательств со стороны частных лиц. Иногда факт владения может не соответствовать праву, даже противоречить ему, но для восстановления права в подобных случаях существуют известные законные пути (обращение к суду), и если для такого восстановления понадобится насилие над владельцем, то это насилие (принудительное отбирание вещи) применяется государством в лице его органов. Для отдельных же частных лиц насилие и посягательство недопустимы. Этого требует культурное правосознание, растущее уважение человека к человеку. Этого же требует спокойствие гражданской жизни, гражданский мир, интересы самих собственников <7>.
--------------------------------
<7> Покровский И.А. История римского права. С. 341.

В другом, не менее знаменитом труде, обосновывая необходимость владельческой (посессорной) защиты, ученый пророчески писал, что "в институте защиты владения дело идет не о собственности и вообще не о таком или ином имущественном праве, а о гораздо более высоком и идеальном - о насаждении уважения к человеческой личности как таковой. И с этой стороны защита владения занимает свое почетное место в ряду всех тех явлений культурного гражданского права, которые были отмечены и которые имеют своей целью охрану человеческой личности, возрастающей в своем самосознании и требующей для себя все большего и большего признания". Владельческая защита охвачена идеей охраны гражданского мира и порядка, имеет своим назначением обеспечить мир охраной внешнего господства лиц над вещами <8>.
--------------------------------
<8> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 226 - 229.

Характеризуя римское право, Ю. Барон резюмировал, что существуют самые различные точки зрения, обосновывающие защиту владения. Одни исследователи рассматривают в качестве такого основания стремление законодателя не допустить произвол, поддержать гражданский мир, общественный порядок. Другие ученые заявляют о воле лица-владельца, заслуживающего защиты от произвола и нарушения доверия; третья группа авторов видит во владении предполагаемую собственность, а защиту владения - в интересах собственника и владельца <9>.
--------------------------------
<9> См.: Барон Ю. Система римского гражданского права: В 6 кн. СПб., 2005. С. 313 - 314.

По нашему мнению, возникновение владельческой защиты в цивилизованном человеческом обществе вызвано множественностью объективных и субъективных факторов его появления, особенностями способов и средств правовой защиты в том или ином государстве (на определенном этапе своего развития), оригинальным подходом римской правовой системы к владению имуществом как факту, превращающемуся с истечением определенного законом времени в право.
Выдающийся исследователь римского права В.М. Хвостов обоснованно писал, что все теории защиты владения содержат долю правды. Все приведенные соображения свидетельствуют о пользе защиты <10>.
--------------------------------
<10> См.: Хвостов В.М. Система римского права. С. 51.

Возникновение посессорной защиты в Древнем Риме обязано деятельности претора, осуществлявшего полицейские функции по поддержанию общественного порядка, сохранению гражданского мира и спокойствия. С целью предупреждения насилия и самоуправства со стороны собственников и иных титульных владельцев претор вынужден был вмешиваться в сфере частных (гражданско-правовых) отношений и выносить посессорные интердикты в защиту фактических владельцев вещей.
В Древнем Риме владельческая защита давалась владельцам с соблюдением ими определенных условий владения (титульность, добросовестность и т.д.), т.е. лицам, обладающим физическим господством над вещью и имеющим намерение владеть вещью для себя. Естественные владельцы-детенторы, осуществлявшие фактическое господство над вещью и властвовавшие над ней от чужого имени на основе сделки с собственником (possessio naturales), не получали никакой особой правовой защиты, кроме защиты со стороны собственника. Субъекты же цивильного владения (paterfamilias и др.), осуществлявшие владение на себя, на свое имя и выражавшие намерение удерживать вещь у себя, являлись цивильными держателями (possessio civilis) и получали защиту посредством преторских интердиктов (possessio ad interdicta). Такие держатели имели право защиты и от собственника, пытавшегося передать владение кому-либо другому <11>. Некоторые источники римского права свидетельствуют о том, что владельческая защита предоставлялась и лицам, держащим вещь без владельческой воли (закладопринимателям, прекаристам, секвеструариям, эмфитевтам, суперфициариям) <12>.
--------------------------------
<11> См.: Пухан Иво, Поленак-Акимовская Мирьяна. Римское право (базовый учебник) / Под ред. В.А. Томсинова. М., 1999. С. 170 - 171.
<12> См.: Барон Ю. Система римского гражданского права. С. 315 - 316.

Согласно римскому частному праву владельческая защита осуществлялась посредством применения следующих преторских интердиктов: 1) интердикты, направленные на удержание существующего владения, в которых подтверждалось осуществление владения и воспрещались какие-либо посягательства на его нарушения другой стороной (interdicta retinendae possessionis); 2) интердикты о возвращении насильственно или тайно утраченного владения (interdicta recuperandae possessionis); 3) интердикты об установлении владения впервые (interdicta adipiscendae possessionis).
К первому виду интердиктов относились: interdictum ute possidetis - для сохранения и удержания существующего владения в отношении недвижимости и interdictum utrrubi - для сохранения и удержания существующего владения в отношении движимого имущества. Претор указывал в своем интердикте: "Запрещаю применять насилие - и впредь вы да владеете, как владеете (теперь) теми строениями, о которых идет спор, если это владение не является насильственным, тайным или прекарно полученным друг от друга". Известный римский юрист Гай утверждал, что целью преторского интердикта об утверждении владения было выяснение роли сторон в будущем судебном процессе, установление, кто из них являлся истцом, а кто - ответчиком. Исторически интердикт о сохранении и удержании существующего владения в отношении недвижимости возник ранее интердикта о сохранении и удержании существующего владения в отношении движимого имущества. Первое слово преторского интердикта о защите владения в отношении движимой вещи (например, раба) обозначало охрану не наличного владения во время издания интердикта, а владение одного из двух претендующих на него владельцев, продолжавшееся большую часть последнего года. Побеждал владелец, в доме которого предмет спора пробыл во владении больше времени, чем у другой стороны. При обнаружении порочности владения претор разрешал невиновной стороне отвести раба к себе в дом. Формула защиты владения движимым имуществом гласила: "Запрещаю применять насилие с целью увести раба к себе против того, у кого он (раб) имеется в наличии, пробыв у него большую часть последнего года и не будучи взят насильственно, тайно или до востребования у того, кто претендует на владение" (Gai. IV. 150.160). Иными словами, комментируемый вид интердикта выполнял рекуперативную функцию - был направлен на возвращение утраченного владения <13>.
--------------------------------
------------------------------------------------------------------
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.
------------------------------------------------------------------
<13> См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 2010. С. 196 - 197; Покровский И.А. История римского права. С. 344.

Д.Д. Гримм подчеркивал, что поводом к предъявлению интердикта interdicta retinendae possessionis (иначе - possesorium ordinarium) могло служить не только всякое физическое нарушение, но и простое оспаривание владения. Целью интердикта было признание владения лица и возмещение причиненного нарушением убытка. Кроме того, нарушитель обязывался воздерживаться от совершения нарушений в будущем <14>.
--------------------------------
<14> См.: Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права / Под ред. В.А. Томсинова. М., 2003. С. 232.

Интердикты о возвращении насильственно или тайно утраченного владения (рекуператорные интердикты) содержали предписание в адрес нарушителя о возвращении (restituere) потерпевшему неправомерно отнятых вещей. Указанный вид интердиктов также распадался на два вида: de vi и de precario. Насильственное вытеснение из владения земельным участком давало возможность изгнанному лицу (vi deiectus) предъявлять в течение года interdictum di vi о восстановлении владения, кроме случаев, когда сам проситель также применял насилие. Юрист Гай донес до нашего времени содержание комментируемого интердикта в следующем виде: "Интердикт о возвращении владения обычно дается, если кто-нибудь будет насильственно выгнан из владения; ведь ему предлагается интердикт, начало которого гласит: откуда ты насильственно выгнал его, с помощью которого тот, кто выгнал, вынуждается восстановить его владение вещью, если тот, кто был выгнан, сам не владел от него вещью ни насильственно, ни тайно, ни прекарно. Ведь я безнаказанно изгоняю того, кто владеет от меня насильственно, или тайно, или прекарно" <15>.
--------------------------------
<15> Там же. С. 199.

Д.Д. Гримм отмечал, что в период правления Юстиниана обе группы интердиктов о возвращении насильственно или тайно утраченного владения слились в одну группу. Истцом являлся владелец, которого или представителя, а также наследников которого насильственным путем лишили владения недвижимой вещью. Ответчиком являлся тот, кто сам или через представителя насильственным путем лишил истца владения, независимо от того, продолжает ли он владеть вещью или нет. Ответчик не мог ссылаться на владение истцом вещью vi, clam или precarim <16>.
--------------------------------
<16> См.: Там же. С. 232 - 233.

В законодательстве современных зарубежных государств, при всех признаках рецепции римского частного права, имеются некоторые особенности владельческой защиты. Во многих европейских континентальных государствах защита владения предоставляется только лицам, фактическое обладание которых соответствует определенным требованиям, установленным законом и судами (ст. 2229 Французского гражданского кодекса (далее - ФГК), § 858 Германского гражданского уложения (далее - ГГУ)).
В ГГУ не учитывается воля владельца (animus possessionis), а принимается во внимание достижение действительного господства над вещью (§ 854). Субъектами владельческой защиты в Германии являются не только владельцы (с позиции римского права), но и держатели, опосредованные владельцы (арендаторы, хранители, закладополучатели) (§ 858 ГГУ). ГГУ предусмотрены два вида владельческих исков: 1) иски о прекращении нарушения владения или о воспрещении нарушений в будущем (§ 862) <17> и 2) иски о возврате самоуправно отнятого владения (§ 861) <18>. Кроме того, давностный владелец может прибегать к самопомощи в виде применения физической силы по отобранию движимой вещи у лица, самоуправно завладевшего его вещью и застигнутого на месте нарушения или задержанного в процессе преследования, а также путем выдворения нарушителя за пределы самоуправно занятого земельного участка (§ 859 - 860 ГГУ).
--------------------------------
<17> Согласно указанной статье, если владельцу создаются препятствия посредством запрещенного самоуправства, он может потребовать от нарушителя устранения препятствий. Если есть основания опасаться создания препятствий в дальнейшем, то владелец может предъявить иск о воздержании от определенных действий.
<18> Согласно § 861 ГГУ, если владелец лишен владения посредством запрещенного самоуправства, он может потребовать восстановления владения от лица, владение которого по отношению к нему является порочным.

До 1975 г. французские держатели не имели каких-либо прав на самостоятельную исковую защиту владельческими исками против нарушения владения, но в настоящее время благодаря ст. 2282 и 2283 ФГК они (как и юридические владельцы) получили такую защиту. Согласно ст. 2282 "владение защищается от посягающего на него или угрожающих ему нарушений, независимо от наличия вещного права. Равным образом защита владения предоставляется простому держателю в отношении всех иных лиц, кроме того, от кого он свои права получил". В ст. 2283 ФГК указано, что "лица, осуществляющие беспрепятственное владение или держание имущества, имеют право на предъявление посессорных исков в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом" (ст. 1264 - 1267 ГПК Франции).
Анализ содержания ФГК показывает, что во Франции действуют три вида владельческих исков: 1) иски о прекращении юридических или фактических действий, не связанных с лишением владения правомочного лица, но представляющих собой претензию, противоречащую владению (например, иск против проведения работ на земельном участке лицом, приписывающим себе право на владение этим участком); 2) иски о предотвращении возможного нарушения в будущем как превентивная мера против угрозы владению (например, иск о прекращении работ на соседнем земельном участке, создающих опасность нарушения владения); 3) иски о восстановлении насильственно отобранного владения, направленные на восстановление утраченного владения или исключение действий, создающих невозможность осуществления владения <19>.
--------------------------------
<19> См.: Гражданское и торговое право зарубежных государств. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Васильев и А.С. Комаров. М., 2004. С. 414.

Гражданским кодексом Италии предусмотрены владельческие иски о прекращении осуществления помех во владении (ст. 1170) и иски о возврате отнятого владения (ст. 1168 - 1169). ГК Нидерландов (ст. 125 книги 3) и ГК Квебека предусматривают аналогичные виды владельческих исков (ст. 929) <20>.
--------------------------------
<20> Там же. С. 414.

В англо-американской правовой системе защита владения осуществляется на основании гражданских исков из причинения вреда: специальные иски против лишения владения или помех в его осуществлении и иски против нарушения условий нормального владения (иски против неудобств или "из зловредности"). Указанные иски применяются для защиты владения земельными участками, вещами и тесно связаны с охраной права собственности (например, при проникновении посторонних лиц на земельный участок или в строение, при самовольном размещении своих предметов на чужом земельном участке и т.д.). Право на предъявление названных исков принадлежит как собственникам, так и владеющим несобственникам (например, арендаторам), причем собственник вправе предъявить иск и при нарушении владения арендатора со стороны других лиц. Помимо судебной защиты владения возможна и самозащита при соблюдении условий и пределов ее осуществления <21>.
--------------------------------
<21> Там же. С. 415 - 417.

Свод законов Российской империи содержал норму, посвященную защите фактического владения: "Всякое, даже и незаконное, владение охраняется правительством от насилия и самоуправства, пока имущество не будет присуждено другому, и сделано надлежащее по закону о передаче оного распоряжение" (ст. 531 т. X ч. 1) <22>.
--------------------------------
<22> Законы гражданские с разъяснениями Правительствующего Сената и комментариями русских юристов / Сост. И.М. Тютрюмов. Кн. 2. М., 2004. С. 181 - 315.

Проект Гражданского уложения Российской империи также предлагал норму, согласно которой "всякое, даже незаконное, владение охраняется законом от самовольного нарушения, пока это владение не будет прекращено надлежащим по закону распоряжением о передаче имущества от владеющего им другому лицу" (ст. 882). Нарушением владения предлагалось считать самовольное отнятие имущества у владельца, а также всякое самовольное действие, лишающее владельца пользования имуществом или стесняющее его в таковом пользовании (ст. 883). Владельцу предлагалось право требовать посредством владельческого иска восстановления владения в отношении недвижимого имущества в течение года, а в отношении движимых вещей - в течение месяца со времени нарушения владения (ст. 884). По делам о восстановлении или охранении владения недвижимыми имуществами не подлежит разрешению спор о праве собственности либо об ином вотчинном праве на имущество, но проверяется лишь владение истца и самовольное нарушение оного ответчиком (ст. 889) <23>.
--------------------------------
<23> Гражданское уложение. Кн. 3. Вотчинное право: проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова; Сост. А.Л. Саатчиан. М., 2008. С. 245 - 264.

Устав гражданского судопроизводства Российской империи содержал нормы о порядке предъявления и рассмотрения владельческих исков. Такие иски подлежали рассмотрению мировыми судьями. По обсуждаемой категории дел мировой судья не входил в рассмотрение документов, удостоверяющих право собственности на недвижимое имущество, а лишь восстанавливал нарушенное владение. В возникшем посессорном процессе на истца возлагалось бремя доказывания своего фактического владения спорной вещью до лишения или нарушения владения, факта изъятия вещи ответчиком или совершения им действий, нарушающих владение. Ответчик призван был доказать отсутствие или наличие в его действиях признаков самозащиты права и был лишен возможности выдвигать против истца эксцепции путем оспаривания права истца и доказывания своего права на вещь. Недопустимо было истребовать от сторон доказательства их титула в отношении спорного имущества. Проведение посессорного процесса не препятствовало истцу или ответчику в дальнейшем предъявлять иск о праве, о виндикации, об устранении препятствий (петиторный иск) на общих известных условиях (ст. 29, 73 т. XVI Свода законов).
В советский период российское законодательство не предусматривало защиты фактического владения, несмотря на возражения отдельных отечественных цивилистов <24>.
--------------------------------
<24> См., например: Коновалов А.В. Владение и владельческая защита. СПб., 2002. С. 181.

Действующее российское законодательство также не содержит нормы о владельческой защите, за исключением положения п. 2 ст. 234 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) о том, что "до приобретения на имущество права собственности в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, имеет право на защиту своего владения против третьих лиц, не являющихся собственниками имущества, а также не имеющих прав на владение им в силу иного предусмотренного законом или договором основания" <25>. Такая пробельность современного Кодекса является, по мнению авторов Концепции развития законодательства о вещном праве, серьезным недостатком <26>.
--------------------------------
<25> Следует также отметить, что ст. 305 ГК РФ разрешается предъявлять виндикационные и негаторные иски не только собственникам, но и иным лицам, владеющим имуществом по иному основанию, предусмотренному законом или договором, включая защиту и против самого собственника.
<26> См.: Концепция развития законодательства о вещном праве // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. N 4.

Владельческая защита является общепризнанным в мире правовым институтом, существовавшим в российском дореволюционном праве и предлагавшимся проектом Гражданского уложения России 1910 г. Назначением владельческой защиты является борьба с насильственными, самоуправными действиями в оперативном (ускоренном) порядке, позволяющем укрепить имущественный оборот в стране и создать эффективные юридические средства против захвата чужого имущества.
Авторы Концепции вполне обоснованно обращают внимание на то, что механизм защиты, предусмотренный п. 2 ст. 234 ГК РФ, не получил широкого распространения в юридической практике по следующим причинам: 1) истец должен доказывать добросовестность своего владения и другие обстоятельства, указанные в п. 1 ст. 234 ГК РФ, что существенным образом осложняет процедуру и лишает ее оперативности; 2) предусмотренная п. 2 ст. 234 ГК РФ защита невозможна против собственника и законного владельца; 3) защита не может быть использована ни собственником, ни законным владельцем для собственной защиты от самоуправных действий других лиц. Концепцией предлагается исключить из ст. 234 ГК РФ п. 2 и предусмотреть владельческую защиту для собственников, иных титульных (законных) владельцев, а также давностных владельцев <27>.
--------------------------------
<27> Там же.

В связи с изложенным в стране разгорелась острая дискуссия об обоснованности предложенных Концепцией положений <28>.
--------------------------------
<28> См., например: Рудоквас А.Д. Приобретательная давность и защита добросовестного приобретателя в Концепции развития законодательства о вещном праве // Вестник ВАС РФ. 2009. N 7. С. 94 - 113.

По нашему мнению, в случае введения в ГК РФ специальных норм, посвященных владельческой защите, сама собой отпадет необходимость в дальнейшем существовании п. 2 ст. 234 ГК РФ о защите давностных владельцев, намеревающихся приобрести право собственности на владеемое имущество путем приобретательной давности (п. 1 ст. 234 ГК РФ). Распространение общих положений посессорной (владельческой) защиты на давностных владельцев-узукапиентов позволит последним осуществлять защиту своего владения не только против третьих лиц, не имеющих прав на владение в силу предусмотренного законом или договором основания, но и против собственников, а также титульных владельцев (арендаторов, хранителей, перевозчиков, залогодержателей и т.д.). Введение владельческой защиты позволит также самим собственникам осуществлять свою защиту от недобросовестных владельцев-узукапиентов, не доказывая при этом право на изымаемую вещь или правовое основание восстановления первоначального положения, устранения препятствий со стороны незаконного владельца.
Представляется необходимым, по аналогии с дореволюционным российским и действующим в настоящее время зарубежным законодательством, ввести два вида исков по владельческой защите: 1) иски о прекращении нарушения владения или о воспрещении нарушений в будущем; 2) иски о возврате самоуправно отнятого имущества. Кроме того, в законе необходимо предусмотреть и такую форму защиты давностных владельцев, а также собственников имущества, как самозащита в виде удержания владеемой вещи, применения физической силы при посягательстве на владеемое имущество, вплоть до физического задержания нарушителя, его выдворения с владеемого земельного участка и т.п. Безусловно, одновременно в законе следует предусмотреть условия и ограничения такой самозащиты по аналогии с общими положениями самозащиты гражданских прав (ст. 14 ГК РФ).
Необходимо заметить, что положения ст. 305 ГК РФ о защите прав владельцев, не являющихся собственниками, но обладающих правомочиями на предъявление виндикационных и негаторных исков, являются положениями петиторной защиты, т.е. защиты, использующей категории права с доказыванием правового основания предъявляемых требований. Иными словами, механизм, предусмотренный указанной статьей, не относится к посессорной (владельческой) защите. Ввиду отсутствия в позитивном законодательстве института посессорной защиты отечественный законодатель вынужден был создавать правовую фикцию и использовать вещно-правовую защиту владения лиц, не являющихся собственниками, но владевших имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором, включая защиту против самого собственника.
В заключение хотелось бы заметить, что в научной литературе нет единства мнений о включении защиты давностного владения узукапиентов в систему посессорной (владельческой) защиты. Отдельные юристы полагают, что защита, предусмотренная п. 2 ст. 234 ГК РФ, относится к владельческой защите <29>. Другие юристы считают, что иск, предусмотренный п. 2 ст. 234 ГК РФ, является российским аналогом римского Публицианова иска (actio in rem Publiciana), поскольку они основаны на фикции истечения приобретательной давности <30>.
--------------------------------
<29> См.: Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. М., 2004. С. 190 - 191.
<30> См., например: Толстой Ю.К. Давность в Гражданском кодексе Российской Федерации // Правоведение. 1995. N 1. С. 23; Латыев А.Н. Правовое положение лица, владеющего имуществом в течение срока приобретательной давности // Российский юридический журнал. 2001. N 4. С. 96.

По нашему мнению, весьма трудно подвести современные социально-экономические отношения под адекватное действие древних римских норм. С введением в Кодекс прямых норм о владельческой защите, включающей в себя и нормы о защите давностного владения, будет разрешена проблема использования (рецепции) древнего римского инструментария в сфере защиты давностного владения. Многие ученые относят Публицианов иск к петиторной системе защиты, поскольку римская юриспруденция при защите давностного владения узукапиентов исходила из предположения (фикции), что истец провладел имуществом в течение определенного законом давностного срока и, следовательно, приобрел право собственности на это имущество. Известный исследователь римского права И.Б. Новицкий писал, что ввиду того, что actio Publiciana предполагал добросовестность владения истца, а также законный способ приобретения владения (не приведший к приобретению права собственности только в силу некоторого обстоятельства, например потому, что отчуждатель вещи сам не имел на нее права собственности), этот иск нельзя назвать владельческим (посессорным) средством защиты, это средство защиты права (петиторное средство) <31>.
--------------------------------
<31> См.: Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права: Учебник. М., 2000. С. 81.

Оставить комментарий




TPL_TPL_FIELD_SCROLL